?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Грантоловство


De mortuis aut bene, aut nihil — следуя этому принципу пришлось бы всю мировую историю выбросить на свалку и заменить слащавым враньем (что периодически и делается). Или про большинство "гениев и светочей" после их кончины придется молчать. И не обязательно скорбно, а скорее всего интригующе, эдак по-булгаковски: "Толстые щеки этой гражданки как будто изнутри распирало еще больше какою-то пикантной тайной, в заплывших глазках играли двусмысленные огоньки. Казалось, что вот-вот еще немного, и гражданка, не вытерпев, подмигнет на покойника и скажет: «Видали вы что-либо подобное? Прямо мистика!» Столь же растерянные лица были и у пеших провожающих, которые, в количестве человек трехсот примерно, медленно шли за похоронной машиной".

Это я к чему? А к тому, что наткнулась давеча в интернетах на причитания по поводу смерти Льва Аннинского: "В литературном сообществе Лев Аннинский пользовался колоссальным авторитетом". Ну да, еще каким: в кругу "сопричастных" кличка Аннинского была "Лёва Сто баксов". За сто долларов "колоссальный авторитет" в 90-е писал хвалебные рецензии кому угодно. И чуть ли не первый придумал, как монетизировать наплевательское отношение к собственной профессиональной сфере. Хвалитики переняли опыт старшего товарища и теперь попросту пишут свои панегирики под копирку, перекатывая трескучие фразы с пресс-релиза: нуачо, "все так делают". И в гроб сходя Аннинский успел вручить соцреалисту Самсонову, пишущему про войну в Донбассе по википедии, заранее распределенную между "своими" литпремию "Ясная Поляна".

Вот и комната освободилась, площадь!Свернуть )

Самый неприятный месяц года — ноябрь. Ни надежды на возвращение тепла (а если оно и вернется, то никому от неожиданного потепления не поздоровится — сдуру зацветут первоцветы, проснутся мелкие и крупные зверушки, чтобы потом массово страдать, когда неотвратимо, но как всегда неожиданно грянут холода). Ни пушистого, кутающего одеялом снега (ложится он красиво, словно белотелая барыня во взбитые перины, но надолго снежной роскоши не хватает, уже через пару часов — кислая грязь под грязной зеленью). До "мороз и солнце, день чудесный" как минимум месяц пасмурного уныния, эмоциональных качелей и желтого уровня депрессии.

"Как тускло пурпурное пламя,
Как мертвы желтые утра!
Как сеть ветвей в оконной раме
Всё та ж сегодня, что вчера...

Одна утеха, что местами
Налет белил и серебра
Мягчит пушистыми чертами
Работу тонкую пера..."

Ноябрьское брюзжаниеСвернуть )

Туеском подпоясанные


Помню, как в 90-е книжный дефицит сменился мнимым изобилием... (Ассортимент все-таки был беден и однообразен, хотя казалось, что на книжный рынок наконец-то хлынула лавина новинок — да только были те новинки, мягко говоря, не новы. "Молодая была немолода".) У литературы был хороший шанс! Который наши культуртрегеры дружно просрали. Подняв на штандарт каких-то довольно средних аффтаров (из коих со временем выползли нынешние лауреаты "Золотых Малин", "Серебряных клюкв" и "Титановых абзацев"), они сделали выбор, разойдясь с верной дороженькой развития литературы и читательских умов вот на столечко, на полпальца. И пошла писать губерния — динамичное, коммерческое, фантастическое, ориентированное куда маркетолог укажет.

В масслите маркетолог указал в сторону литературы, предназначенной сугубо для релаксации, для расслабления. (Александр Олейников, продюсер ТВЦ, на интервью, которое мне довелось у него брать, услышав слово "расслабляться", заявил: "Я расслабленный! Я очень расслабленный!" Поскольку относительно недавно, еще в начале XX века это слово означало паралич или импотенцию, я не расхохоталась лишь чудом. Но, видимо, в глазах что-то нехорошее мелькнуло — и интервью в печать так и не пошло.) Итак, масслит отправили на юга. Там, дескать, тепло, там яблоки. Маркетолог наш, умом могучий, не знал, что на Южном полюсе даже холоднее, чем на Северном. Он только помнил, что там водятся пингвины, а в мультфильмах показано, как эти птицы загорают на пляже и занимаются серфингом. Значит, Южный — полюс тепла! И пошла писать губерния...

Хмельной сулемой опоенныеСвернуть )

На смену Жучкам-Шариковым пришли Швондеры, члены уже не столько литературной, сколько политической тусовки. Это вам не кошек душить в очистке. Некто Георгиевская, упомянутая в посте про решение СВОИХ проблем за счет литературы, при всяком удобном случае лебезит перед Марией Степановой, расхваливая все эти "лицо спины наставя на назад": "Ах, какой талант, Мария, ах, какая великая поэзия!" Искренне — или чтобы хозяйка "Колты" "гендерные штудии" Георгиевской у себя публиковала? Вполне возможно, что первое родилось из второго. Знаете, есть такие искренне лебезящие личности, прячущие истинные мотивы под хорошими, да так, что ни один психоаналитик не докопается.

Зато когда после вылизывания зада ее пустят "на площадку", Георгиевская научит читателя, как относиться к критикам, кои "девочек обижают": "Характерно, что Кузьменков не способен представить женщину как субъекта..." (Как субъектА! Хороша альтернативная орфография в статейках "думающих в правильном ключе".) "Это всегда объект — неважно, мужского вожделения или мужской раскрутки. У критика не укладывается в голове, что Васякина может рефлексировать сама по себе, пробиваться сама по себе, что за её левым плечом не стоит издатель Илья Данишевский, нашёптывая кощунственные фразы, точно Мефистофель". Милочка, Мефистофель не стоит за левым плечом, он всего лишь литературный персонаж. За левым плечом человека стоит демон-искуситель, он же черт, персонаж мифологический, а не литературная его персонификация. Впрочем, откуда георгиевским знать разницу...

– Это неописуемо! – воскликнул юноша, оказавшийся женщиной.Свернуть )

Поговорим о том, что свои сексопатологические проблемы за счет литературы готовы решить многие. Или не сексопатологические, а сексополитические. Эдакая прокладочка между политикой и сексуальностью, угобзившаяся в мозгах определенной группы писателей. Вернее, бесталанных обывательниц, вообразивших себя исключительными по факту сексуальных предпочтений. Не поднимая на стяг своих собственных предпочтений, спрошу: сколько можно объявлять гомофобами людей, которым мерзят пописульки-попискульки про тяжкую долю лесбиянок — и не потому, что там "про извращенок пишуть", а потому, что хреново написано?

Свободу зоонекрогуропедофилам!Свернуть )

Убивцы времени


Кто тут без ватсапа, тот сивапитек. Вернее, тот я. Полдня промучилась, ставя эту хрень на компьютер на три аккаунта со всех номеров, включая городской. Зачем столько? А чтобы было. Я бы и с четырех поставила, но столько телефонов в доме не было. У меня внезапно (sic!) проснулась жадность. Вообще-то ее разбудили, когда смартфон Боевой Мыши при попытке открыть в нем гугл-аккаунт под грузом ответственности умер, не приходя в сознание. Воскрес он только в руках изумленного придурка из ремонта. Сам себя этот несчастный называл яблочником и предлагал похоронить бедную приблуду прямо туточки, недалеко, у лесочку. Потом пойти и купить новую. От Apple, у них все так удобненько, хоть и платить за кажну анимированную соплю приходится! Убила бы.

Главное, я не понимаю, зачем он вообще нужен, тот ватсап. Есть почта, даже две, есть скайп, есть мессенджер, есть до чёрта всяких звезделок. Но все побежали, и я побежала. Кому не скажешь: пришли SMS, сообщение, письмо совой — тот радостно объявляет, что у него ватсап и тебе тоже надо. Уй, ну жила же я как-то без него пийсят три... почти пийсят четыре года. Может, проживу без него и дальше? Нет, говорят, хотите общаться, ставьте ватсап. Ладно, подумала я, делов-то — скачать да инициировать. То есть активировать. Ага. Чтоб моим врагам сердечную мышцу так инициировали и активировали.

Сивапитек по имени ИнессаСвернуть )


А. Кузьменков, поглядев на наши хиханьки да хаханьки, снисходительно заметил (цитирую по его письму приятельнице), что "критикесса Ж. еще раз продемонстрировала полную свою некомпетентность. Ну, возникла группировка (хотя de facto нет ее) — так в чем, простите, криминал? Литтусовки существуют столько, сколько сама литература. И вечно грызутся: "Арзамас" против "Беседы", РАПП против "Перевала" и прочая, прочая, прочая". И то правда: творческие и профессиональные объединения не криминал — и не были таковым даже в самые несвободные времена. Если бы между нами, перечисленными Жучковой еретиками, существовал некий профессиональный союз, смешно было бы это отрицать. Но мы слишком разные и слишком индивидуалисты, чтобы объединяться.

Пиар-менталитет — опора современной критикиСвернуть )

Ви таки будете смеяться, но после пинка опусу Ганиевой (отвешенного Кузьменковым) нас всех, злых насмешников, обвинили в создании ОПГ. Хотя, может, мне срок скостят за то, что я не во главе банды. Во главе А. Кузьменков, а я так, маруха из притона. "На святое дело идем — друга из беды выручать! — Береги себя, Карпуш". В общем, даю скриншот, спасибо за него члену нашей ОПГ В. Лорченкову, которому младая ментица грозит отомстицца.

Зря В. Лорченков утихомиривает крики возмущенной девы ("Стопэ! Ты на кого наехал, волк тряпочный?!") в своем блоге. Зря отвечает, как на духу: "Вся ирония ситуации в том, что критик Кузьменков написал одну (две?) отрицательные рецензии на романы писателя Лорченков, писатель Лорченков всегда критически отзывался о критике Кузьменкове, критик Иваницкая никогда ничего не писала и не говорила о романах Лорченкова, т.к. их, кажется, не читала, а писатель Лорченков ничего не писал о критике Ципоркиной, как и она, и писатель Старцева — о его книгах, наконец, ни я, ни писатель Старцева — не критики, а частные лица, выражающие свои мнения в личных профайлах в соцсетях; всё это проверяется в два клика". Не верьте супостату! Он покрывает сообщников!

Критики собачьего происхожденияСвернуть )

Очередная прогулка — еще почти в летнем, без куртки, в непрактичной итальянской столе, одежде, пригодной в теплой и сухой Италии. У нас же порою сразу после августа наступает ноябрь, растерянные граждане перемежают футболки шубами (сама вчера наблюдала нескольких юных безумцев, одетых в футболки, и нескольких жертв моды в "легких шубах"), а столу не носит вообще никто — разве спасет эта кашемировая фитюлька от дождя и ветра? От теплого ветра, который нам еще дарят — вполне. А вот от ноябрьского точно нет.

Ну, словом, как зажглась последним осенним солнышком Москва, так нас и вымело с Боевой Мышью на прогулку. А кто бы не вымелся, понимая, что всё, тепла осталось последний нонешний денечек, дальше только хмарь, дожди и сокращение светового дня?

Яблоки, борзые и буреломСвернуть )

Судя по всему, придется писать аж три части как бы рецензии на как бы писателя А. Леонтьева. На деле рецензировать там нечего, зато полным-полно материала для очередного размышления о том, как в дырку «Звёздного билета» (это премия такая, в Казани дают: и денежка неплохая, и памятный знак, медная статуэтка «в виде железнодорожного билета, через дырки от компостера в котором видно звёздное небо») давным-давно уж видится нечто совершенно не звёздное…

В свете некоторых новостей придется кое-что добавить к цитированию Ависаги… Ависага… тьфу, нацбесовская сила! Артемия Леонтьева. Е. Иваницкая рассказывает, как поднимаются в околотворческие эмпиреи бесталанные МТА — на примере всё того же Леонтьева, которого я собиралась не столько разбирать, сколько цитировать — пусть цитаты скажут сами за себя. А теперь, похоже, стоит добавить картинку закулисно-фуршетной возни вокруг каждого «йуного толанда».

Нимфоманки четырех и восьмидесяти лет как стартовая ступеньСвернуть )

Адонай, не замай!


Перефразируя Пушкина, нет ни в чем нам благодати; с счастием у нас разлад: и прекрасны мы некстати, и умны мы невпопад. Это я о писательском племени, если что. Подтверждение тому видится в каждом шаге, предпринимаемом "управленцами культурой" в отношении начписов. То обнаружу в шорт-листе "Ясной поляны" Александру Николаенко, живописующую одноногих собачек, убитых кошечек, Богом обиженных сироток и абьюзуемых (sic!) властными матерями деток; то "строгий юноша" Тёма Леонтьев, совместное порождение Попова Евгения и Ольги зае, простите, Баллы, от Минкульта годовую стипендию получает, дабы закончил младой писатель свою трилогию. Том третий, если верить не то шуткам, не то слухам, должен называться "Ульяновск, Лехаим". Пока же Леонтьев печатает в толстом журнале вторую часть — "Москва, Адонай".

Что ж там такого про еврейского "Господа нашего" (как, собственно, и переводится "Адонай")? — задумалась я. Казалось, нескольких цитат из первой части трилогии, идеально вписывающихся в порно-стиль "садиконациста", достаточно, чтобы понять, "кто сей муж и чем он славен". Но мне буквально принесли и показали текст, и я, поклав в худой котомк ржаное хлебо и ядовитое стило, иду туда, где птичья звон. В журнал "Дружба народов", который какую только "Веру" каких только Снегиревых не печатал. Надо хоть глянуть, над чем (и кем) смеешься.

Короче, все умерлиСвернуть )

Судя по критическим статьям, у современной российской критики (а может, и у западной тоже) наступили критические дни. Какой-то непроходящий гормональный Sturm und Drang. То критика заходится в истерическом припадке, неумеренно нахваливая саму себя и демонстрируя нездоровую восторженность и доверчивость, то шантажирует нас грядущими научными трудами, в которых страшно представить что будет проанализировано...

Ольга Балла: "Работы тут — на большую монографию; я даже не сомневаюсь, что она, с основательным анализом всего объёма текстов, которые во все эти годы — да хотя бы только в один из них, вот, допустим, в этот — рассматривались как претендующие быть премированными, однажды будет написана". И по какому поводу монографию писать будем, хлопотливая тетушка всея российской графомании? Да вот же достойный повод, как не написать монографию по поводу очередного конкурса поэтической бни! Вроде той, что упомянута в недавнем посте. Как тут не написать чего-нибудь такого-эдакого, аналитического. Это только злобная я пишу издевательские посты при виде стишат про хуебездны. Другие успешно, с профитом для себя лижут задницы. Или, как выразился lemon-sole, "Балла-Гертман новые высоты (хотя, конечно, "новые высоты лизания жоп" — даже не оксюморон, а так, унылая шняга какая-то) берет".

Сетеразм продолжается и крепнетСвернуть )

Пост в продолжение темы о финансово грамотном писателе и о писателе, который... просто писатель. Просто писатель от первой категории отличается тем, что работает над ПРОИЗВЕДЕНИЕМ, а не ищет путей к успеху (как описал свое представление о творческом успехе г-н Архангельский, "выстрелить стопятидесятитысячным тиражом"), дабы на Нацбест влезть и эго не ободрать. Группа финансово грамотных, но сомнительно творческих натур с группой творческих, но сомнительно финансово грамотных расходятся всё дальше и дальше, как в море корабли.

Расслоение пишущихСвернуть )

Смешной пост Елены Иваницкой также интересен и комментариями. Один из комментаторов пишет по поводу А. Леонтьева, автора цитируемых произведений: "Он ведь не дурачок. Парень башковитый, но, к сожалению, настоящее творчество, всегда близкое к некоему ощущению обречённости, никак не связано с умом". Так и хочется сказать: добрые люди, а добрые люди! что ж вы меня-то не жалеете? это ведь я, ваша ни в чем не повинная публика, которую вы кормите чем-то, "никак не связанным с умом".

К тому же от таких высказываний теряешься: о какой башковитости речь, когда человек пишет откровенно идиотские вещи? Почему он не дурачок — вернее, в чем именно он не дурачок? В покраске стен? В ремонте электрики? В филателии и нумизматике? Верю, вернее, знаю, что башковитость может проявлять себя ВНЕ творчества. Человек может быть умен, невзирая на ужасные рассказы, повести и романы, написанные в угаре вдохновения — но и тогда графоман остается графоманом. Искусство безжалостно к тем, кто лишен дара. А коли упорствует, пишет и печатает роман за романом, "блистательный в своем идиотизме", значит, дурак. Быть ему за дурость биту.

Фикотворчество, предваряющее мейнстримСвернуть )

Человек-калач


Недавно в статье высоко ценимого мною критика А.Кузьменкова обнаружила замечание о метафорах в творчестве писательницы Г.Яхиной: "Сюжет в «Детях» вторичен, на первом месте — поточное производство тропов: «Бритая наголо голова мужчины блестела в точности, как пышный калач в центре стола, смазанный яичным желтком и подрумяненный в печи; богатые щеки розовели подобно ветчине, выложенной на тарелке толстыми влажными ломтями» и другие конфетки-бараночки. Орнаментальность, кстати, не особо разнообразна: сравнения и еще раз сравнения. Союз «как» в тексте встречается 458 раз, «словно» — 143, «будто» — 17, «подобно» — семь". И задумалась, как оно со мною бывает постоянно. Особенно после критических статей.

Сперва я задумалась над тем, сколь удивительной формой отличалась голова описываемого персонажа, поелику калачи бывают гиревидные и кольцевидные. Может быть, мужчина получил некогда травму черепа и ему удалили часть головного мозга? История медицины знает случаи, когда люди выживали и после такого ранения (см. иллюстрацию к посту). И жили дальше — с головой, похожей на калач. Круглыми же и гладкими бывали не калачи, а караваи. Не такими гладкими, шишковатыми от тестяных украшений, но все же круглыми — курники. С калачом тороидальной формы голова ассоциируется... с трудом.

Образы, леденящие кровьСвернуть )

Сама не заметила, как с последнего продолжения просвистело несколько месяцев — половина весны и лето. Ну пардон, что тут скажешь. Писать философские беседы дракона с человеком о человечестве — дело небыстрое и совершенно непонятно кому нужное. Все сказки о Трехголовом можно найти по тегу "Трехголовый". А это — девятая часть сказки "Драконы любят не только золото".

Рационально мыслящий дуракСвернуть )

Я когда-то тоже поддалась искушению написать про попаданцев. Вернее, про попаданца, причем не туда, а сюда - и без всякого хеппи-энда, заметьте! Только это меня и оправдывает. Пять лет назад родилась эта история, как Курочкина Света, фикрайтерша и мечтательница, встретила своего неистового Роланда. Ну почти Роланда. Повесть о том, как всё было, да послужит фикрайтерам уроком! Итак, романсеро о сэре Топасе и Курочкиной Свете.

Когда бы Курочкина Света,
Прекраснее, чем целый офис,
Не опоздала на работу
В тот роковой ужасный день...
История, леденящая кровьСвернуть )

Неврозы являются карикатурами на великие социальные продукты искусства, религии и философии. Истерия представляет собой карикатуру на произведение искусства, невроз навязчивости — карикатуру на религию, паранойяльный бред — карикатурное искажение философской системы.
Зигмунд Фрейд


Давайте-ка вернемся к теме "романа о тяжелой утрате", столь популярного в наше странное время. Особенно странно понятие пресловутой тяжелой утраты, сформировавшееся в современной литературе. Возможно, дело в том, что нынешние "мастерапера" по совместительству еще и "снежинки" (в это поколение, если верить социологам, входят люди в возрасте от 20 до 35 лет). Не спорю, времена меняются, понятия — тоже. Не стоит сравнивать утраты людей благополучного времени (по крайней мере для них благополучного) и комбатантов, пострадавших в ходе военных действий. Мирным людям страшны совсем другие несчастья, и не стоит несчастьями мериться. Фразы вроде "В войну и не такое терпели!" надоели еще моему поколению пятидесятилетних. Давайте поговорим о потерях мирного времени.

Деловитые страдальцыСвернуть )

Продолжу, хоть и в несколько другом ракурсе, тему Митрофанушек-образованцев, которые, какими ты их степенями-регалиями-должностями ни украшай, были, есть и останутся быдлом. У нас любят потроллить тех, кто не относит себя к быдлу, называя их "небыдлом". И в эту категорию, тоже весьма сомнительную, чохом попадают все разом: а) нувориши, меряющие всё деньгами и не понимающие иных мерил; б) их подпевалы, делающие вид, что они настолько высокодуховны, что им и денег никаких не надобно, важна лишь искренняя любовь богатых покровителей; в) действительно не относящиеся к тем, чья характеристика сформирована исходя из польского/чешского bydlo — "скот".

Последнюю категорию становится все труднее распознать, поскольку она относится не к прошлой, а к позапрошлой элите. Молодняк попросту не помнит, как та выглядела, как вела себя и какой системой ценностей руководствовалась. Молодняк если кого и знает, то прошлую элиту, выросшую фактически на трупе предшествующей, словно растение-сапрофит. В нашей многострадальной стране относительно молодые люди ухитряются пережить два, а то и три инцидента смены элит. Как известно, элиту вытесняет и по возможности уничтожает контрэлита, затем происходит люстрация, а то и геноцид, в ходе каковых контрэлита становится элитой.

Для системы ценностей большинства я намного хужеСвернуть )

Продолжаем разговор о том, нужны ли отрицательные рецензии. Интересно, я одна чувствую, насколько смешон сам вопрос?

Я понимаю, общий идиотизм жучек, попуганок, юзефовичей, кровно заинтересованных в том, чтобы выглядеть "няшными котиками, а не неприятными отморозками" (действительно, что для профессионального критика может быть важнее няшности) туманит г-дам Сенчиным последние мозги (и без того мыслящие не слишком ясно). А отсюда и сама мысль — ограничить негативность критики! Хвалить хороших, а не ругать плохих! Вдруг плохие со временем станут хорошими? С чего вдруг — с того, что их много и сладко хвалят? Скорее всего они станут еще хуже: зачем становиться лучше, когда ты и так всем нравишься?

Попка дурак! Дайте Попочке сахару!Свернуть )

"В Сети появилось два фрагмента из киноадаптации «Короля Льва». Пользователи остались недовольны анимацией героев".
Сергей Васильев:
При этом критики остались в восторге от картины.
Не понимаю почему в 2019 люди всё ещё доверяют своим глазам. Если бы доверяли критикам, то каждые 3 месяца получали бы лучший фильм на свете.


Действительно. Единственный путь получить удовольствие от халтуры — довериться мнению критиков. Делегировать им свое ви́дение, слух и вкус, иначе так и будем смотреть и читать халтурно сделанное, после чего ощущать неудовольствие и вкус картона во рту. А тут критики приналягут на критическое орало, да и убедят нас, что едим мы рябчиков, ананасы и пирожное бланманже синее, красное и полосатое.

Усредненная форма писателяСвернуть )

"Сначала он, проникнув в запертую квартиру с помощью взломанной слесарями двери, счел лежавшую второй день трупом Изольду пьяной..."
Хренасе — взломанной дверью вскрыть запертую квартиру! И всё ради пьяного трупа Изольды.
luchshe_molchi


Недавно принесли мне ссылку на анонс книги очередной "жежешной звезды, стремящейся в звезды литературы" — квази-психолога Комиссаровой (она же Эволюция). Френд иронизирует: "Вот этот пассаж понравился особенно: "Привлекательность Эволюции во многом держится на ее фантастической эрудированности". Как человек, которого тоже неоднократно обвиняли в эрудированности (не столько фантастической, сколько чрезмерной и для большинства моих читателей невыносимой), соглашусь с френдом в утверждении, что "гражданка "психолух" "-тся" и "-ться" не различает, "пишите" и "пишете" путает, и находит в песенках группы "Ласковый май" глубокое философское содержание". Три признака малограмотной образованщины.

Ради пьяного трупаСвернуть )

Давно я не гуляла по Москве с фотоаппаратом. А что поделать, снимать разомлевшие от жары толпы неохота, туристские тропы, которые на Западе называются "кок-стрит", с каждым годом всё многолюднее и комфортнее. Для экстравертов. Недавно, проходя по Большой Грузинской, огибая людные места по широкой дуге (что угодно, лишь бы не выходить на Тверскую или Садовое!), остановилась перед окошком в стене зоопарка. Знаете, после реконструкции в ней проделали немаленькие окошки, чтобы животным жизнь медом не казалось, чтобы они и в самые ужасные минуты своего публичного существования не могли забиться в безлюдный угол и там переждать приступ социофобии.

Подхожу, а прямо перед окошком лежит белая лама. И не то рожать собирается, не то отдать Инти душу — морда печальная-печальная, зубы желтые-желтые, копыто в молитвенном жесте простерто к небесам... У меня рука не поднялась это фотографировать. И как люди ухитряются снимать драки, катастрофы, ДТП и умирающих зверушек? Рядом была БМ, поэтому я не стала говорить: ой, она, кажется, сейчас околеет. Мышь бы расстроилась.

Пресня район историческийСвернуть )

Как-то раз Владимир Лорченков на примере последней назначенной в писатели, уж извините за подробности, провинциальной лесбиянки-феминистки Васякиной емко представил весь наш как бы литературный процесс: "Вот у этого компрачикоса литературный уродец Васякина и будет отрабатывать похлёбку и воду, пока не вышвырнут на помойку. Поэтку жалко — даже на фото она выглядит, как глубоко несчастный человек, который вместо кабинета психотерапевта попал в лапы шайки аферистов с поддельными дипломами. Ей бы в санаторий, а она бегает голой по улицам "раскрепостить эго". Нет ничего плохого в том, что человек пишет, пусть и корявым языком — кто как умеет — в терапевтических целях. Плохо, когда нам эту местечковую уринотерапию выдают за последнее слово в медицине. То есть, простите, за мейджор дирекшн новейших трендов".

Затем omega14z верно заметила про современных критиков: "Неизвестно для кого они растекаются в словесном поносе-то... "Простой народ" в лице нас, неграмотных — он рассуждениями о роли литературы не слишком увлекается. Скорее уж средний миндючанин понятия не имеет о том, кто такие Жучкова с Пустовой и как брутально самцов Снегирёв со своим взглядом. А те, кто занимается литературой по-настоящему — они не будут слушать-читать потуги слегка образованных личностей".

Новинка второй свежестиСвернуть )

То, что до сих пор открыто науками, лежит почти у самой поверхности обычных понятий. Для того чтобы проникнуть вглубь и вдаль природы, необходимо более верным и осторожным путем отвлекать от вещей как понятия, так и аксиомы, и вообще необходима лучшая и более надежная работа разума.
Фрэнсис Бэкон


Давненько в теге "дао писателя и критика" не было ничего, что можно было бы назвать популяризацией науки. Полноценной популяризацией полноценной гуманитарной науки. И сейчас, как видите по названию, не будет. Сперва разъясню-ка я некоторых сов, а там переключусь на объяснение чего-нибудь не столь сложного. Например, о том, что такое модусы художественности, блин.

Инерциальные системы отсчета в искусствеСвернуть )

Собственно, я отчего в прошлом посте взбеленилась? О критике нашей российской вспомнила, прочитав статью А.А.Кузьменкова о том, кто, вернее, что принимало участие в конкурсе "Неистовый Виссарион". Статья живописует па-де-де виссарионышей, пишущих, как им кажется, для образованного читателя, для человека с воспитанным вкусом. Вот как у людей так получается затуманить собственное восприятие и отключить даже подобие критики, а? Пишут-то они спецом для любопытствующих имбецилов, упомянутых в первой части данного поста. Ну посудите сами! (Цитаты взяты частью из статьи Александра Кузьменкова, частью из высказываний Владимира Лорченкова, частью из принесенных мне френдом lemon-sole откровений критической братии. Спасибо всем большое, а то я, признаться, никогда бы не смогла мониторить писанину современных критиков и даже заглядывать в нее мимоходом. Уж больно пахуча.)

Итак, что пишут господа конкурсанты и иже с ними? О диво, ругается на благодетелей Вадим Левенталь: "Невидимая рука рынка вычистила из газет, журналов и интернет-изданий все площадки для профессиональной литературной критики, оставив рекомендательные рубрики, филиалы издательских пиар-отделов". "Рука рынка" — то же, что и "рука Москвы", только рынка. Это она вычищает что угодно откуда угодно, а не господа критики сами себя компрометируют и бездарно растрачивают кредит читательского доверия нижеследующим рукоблу... рукоделием.

Неистовые виссарионышиСвернуть )

Сложно объяснить тем, кто ищет в литературе неких "философских проблем" (или гордится тем, что якобы их нашел), что литературное произведение в первую очередь есть ряд художественных образов, созданных с психологической достоверностью и описанных хорошим, грамотным, литературным языком. Если же психология образа и литературный стиль отсутствуют, это всё поигрульки, "художка понарошку". И даже на постмодернизм не тянет. Вы сперва лошадку нарисуйте, а потом, если сумеете, абстракционизмом балуйтесь. А не сумеете — признайте, что вы не абстракционист, вы просто не умеете рисовать.

Вообще литература (ХУДОЖЕСТВЕННАЯ литература) выглядит довольно жалко, когда видно: автор и хотел бы написать философский трактат, да струсил. А уж если писатель манкирует своими прямыми обязанностями, пытаясь прикрыть голый афедрон некими суперпуперфилософскими проблемами (ни одна из которых не только не нова, но и не больно-то философична), поневоле задаешься вопросом: ставит ли он перед собой хоть какие-нибудь задачи, свойственные искусству, в данном случае — литературному? Или он, как "классик" Чернышевский, предполагает наставить множество алюминиевых колонн во сне Веры Павловны (если учесть, сколь бурной жизнью жила не токмо литературная героиня, но и вполне реальная жена писателя, Фрейду те колонны даже трактовать не нужно) — и выдать железный лес фалломорфических аллюзий за предчувствие светлого будущего в форме индустриально-этического общества коммун трудовых?

Замещение лирики физикойСвернуть )

Знаете, меня серьезно утомили филиппики в защиту "знатока психологии Юдковского", начавшиеся в прошлом посте: "Поскольку вряд ли кто-то здесь будет читать фик до конца, выдаю спойлер — здешний Гарри Поттер есть продукт неудачного эксперимента Волдеморта/Квиррела по записи своей личности в чужой мозг. С соответствующим результатом. Все остальные подростки ведут себя так, как и полагается подросткам (в некоторых просто узнаются отдельные мои друзья детства). Уж что-что, а возрастную психологию автор знает. В отличие от половых психологических особенностей, но это вообще непростая тема". Ну надо же, оказывается, есть половые, а есть неполовые психологические особенности! И возрастную-то психологию ЛЮДЕЙ фикер Юдковский, пишущий отчего-то сплошь монографии и статьи по искусственному интеллекту, исследующий проблемы технологической сингулярности и выступающий за создание Дружественного ИИ, знает-пронзает, и особливо в детской психологии разбирается.

Я очень не люблю, когда человек сразу сливает главную идею того, что он пишет. Поэтому и читать не стала. Ежели ты весь из себя пропагандист рацио, не лучше ль на себя, кума, оборотиться? Мне даже не смешно, когда специалиста по искусственному интеллекту гоп до кучи объявляют знатоком детской и подростковой психологии. Святая, мать вашу, простата! Апологет рационального мышления описывает результат эксперимента по записи Эго (вместе с Ид и Супер-Эго, надо понимать, эти трое друг без дружки никуда) далеко не молодого темного властелина на мозг младенца — и ничего, темному властелину младенческий недоразвитый мозг не жмет, даром что у носителя не то что лобные доли, у него и лимбическая система-то не развилась. Вы говорите, то был результат неудачного эксперимента? А вы представляете, что на самом деле могло бы случиться с мозгом ребенка в случае РЕАЛЬНОЙ неудачи?

Чоткие графики и попытки убиться об стенуСвернуть )

Уже вполне традиционный праздник разочарования в нацбесовском шабаше продолжился для меня странным образом — разговором с человеком вежливым (учитесь, диспутанты, как надо вовремя умолкать, доведя собеседника до медленного закипания!) и заинтересованным в литературоведении (в котором собеседник явно смыслит немного, поэтому ориентируется на доброе старое "амнепонра"). Как вы знаете, для меня заинтересованность не являет оценочной категорией и не годится ни для чего. Сиюминутный интерес, возможность убить свое время, пожрать чужое и в результате ощутить себя большим ученым не кажется мне таким уж вознаграждением. В интернетную эпоху об эфемерности и бесполезности сиюминутного интереса забыли ВСЕ. Юзер предпочитает считать эту фигню твердой эмоциональной валютой, способствующей Скорейшему Монетизированию. Будем надеяться, что очередной комментатор не таков.

Собеседник старался, старался, но абсолютно не понимал, что такое полноценный художественный образ. Не просто художественный образ модели "чёзахерь и шопопала", а именно полноценный. То есть:
а) созданный под ту задачу, которая перед ним стоит, будучи поставлена непосредственно автором, а не кем-то другим, у кого автор ее стырил и перепер в духе "аятаквижу" и "больше философских проблем богу проблем!";
б) существующий в мире, созданном согласно общей идее произведения — причем идее авторской и хоть немного оригинальной, а не кривой копии, снятой с чужого сеттинга и еще более искривленной под "главную задачу фикера — получить много фидбэка";
в) занятый хоть чем-нибудь, кроме лихорадочных квестов и чтения лекций/нотаций, а также разведения скучнейших бесед о вещах, которые ему, герою, не по уму и не возрасту, поскольку он не аффтар, он — персонаж (о чем аффтар давно забыл).

Азы героического поведения для писателя и читателяСвернуть )

После того, как мой пост о "Финисте" А.Рубанова вызвал у какого-то сильно умного товарища уверенность, будто датировала описываемое время лично я, а отнюдь не автор книги: "Цыпины вопли говорят о ее уровне чтения!" (с), всплыли в моей памяти разочарования последнего десятилетия. Я ведь уже десять лет в ЖЖ. Даже для реала немало, а для вирта и вовсе эпоха. Мои мемуары, правда, эпохальностью не отличаются. Это скорее фраза из "Полета над гнездом кукушки": "Кто тут называет себя самым сумасшедшим? Кто у вас главный псих? Я тут первый день, поэтому сразу хочу понравиться нужному человеку". Причем эту фразу произносила и произношу не я. Скорее уж с нею обращаются ко мне.

Даже в реале я нередко ловлю себя на том, что, как говаривал персонаж сериала "После школы": "Я не люблю людей. Особенно всех". Но в виртуальном пространстве это ощущение становится хроническим и неизбывным.

Главное свойство любого человекаСвернуть )

Открыла лауреата "Нацбеста" А.Рубанова, почитала. Не люблю я книг, написанных по рецепту незабвенной Колядины — ни грамотности, ни истории, ни стиля, ни эпохи. Все герои ряженые, в костюмах не по размеру: не то что зипуны-кафтаны — доспехи на них лопаются, шлемы картонные, плащи синтетические. И повествование пестрит современными словами, перемешанными со "старыми словесы". Фабула — не более чем перепертый на новый мотивчик древний сюжет, уже изложенный кем-то другим, причем намного интереснее. Почему-то читатели (и некоторые критики) сочли это лоскутное одеяло полноценным фэнтези и даже детской сказкой. Да ну! Для детей надо писать лучше, чем для взрослых — ярче, правдивее, интересней, но без заигрывания и без попыток надурить. Чтобы не пришлось потом постмодернистский "йумор" из детских головушек вытрясать, пытаясь втиснуть туда исторические реалии.

Сказку о Финисте-ясном соколе я люблю, а вот "вбоквел" к ней читать неохота. Три Ивана (в третьем-пятом веке, как заявляет в своем интервью сам автор? в языческое время? Иваны да Марьи?) что-то о себе говорят, говорят... Опять, как в любом мейнстриме современной прозы, перед нами кушетка психоаналитика, поток сознания, в углу специалист с диктофоном и блокнотиком, рассказчик выдает бубубу... Текст, по ощущению — сплошная унылая дидактика, кое-как замаскированная под фэнтези "с философией". Облико морале скомороха, бубубу, космогония славянского разлива, бубубу, наши предки были крепки, бубубу, никогда не лги, этим ты приближаешь свою смерть, бубубу, особенности старинного быта в представлении человека необразованного, но самонадеянного, бубубу.

Дай миллион, дай миллион!Свернуть )

Только в перед!


Владимир Лорченков в "Записках младшего библиотекаря" пишет: "...большая нечитаемая статья критички Вежлян, катастрофически похожей на телеведущую Малышеву (и не только внешне). Сделал усилие и ознакомился, пробираясь через джунгли пиджн-рашн языка: "концептуалистская культура назначающего жеста; институциальная поломка архаизации" и т.д. и т.п. Несчастная женщина сама уже не понимает, что говорит, и это выглядит печально. На русский этот кусок из талмуда переводится так: "Паразиты, я имею вам сказать, шо наш организм-носитель истощился и умер".

Действительно, если бы глисты умели писать статьи, они бы так и писали друг другу послания, находясь внутри раздувшегося трупа хозяина — с велеречивой грустью и паническим контекстом. И никакого, полагаю, чувства вины за истощение носителя, они же глисты, они созданы природой только для этого. Им НАДО, понимаете?

Дремуч друид под крепким дубом...Свернуть )

Признаться, не люблю я фэнтези про оборотней. Меня оно раздражает какой-то гомогенностью — даже на фоне фэнтези, и без того довольно гомогенного. Главные пункты почти всегда одинаковы: оборотень агрессивен, будь он вожак или аутсайдер, член стаи или одиночка — он боец, борец и бла-бла-бла; у него абсолютно человеческий менталитет, как если бы он рос среди людей — и никаких "детей-Маугли", это не няшно; оборотень побеждает и превозмогает, потому что он оборотень. Точка. В лучшем (для читателя) случае его убивают, как Кинг-Конга, и нам всем становится ужасно жалко животное. Но хоть не скучно до зевоты.

Предложение прочесть рассказ об оборотне, которому велено украсть принцессу ("Принцесса для оборотня", часть первая и часть вторая), я встретила без энтузиазма, но по дружбе решила прочесть. И пришла к выводу, что такие рассказы я читаю и читаю охотно, несмотря на всю мою нелюбовь к теме. Хотя и здесь не обошлось без недостатков, описание которых идет после описания достоинств и предназначено автору как редакторский техразбор. В рецензии имеются спойлеры, поэтому если кто хочет узнать, о чем история, до моего пересказа, пусть прочтет рассказ. Он небольшой и хорошо написан.

Напасть для оборотней и шанс для принцессСвернуть )

Картинка понравилась. Скоро так и будем делать — и сам с собой в скраббл играть научишься, и разочарований меньше.

Что ж, после того, как фейсбук не токмо фотографию Снегирева показывать не пожелал, но и меня, поставившую ее в пост (всего лишь ссылкой, замечу), на сутки того-с, забанил, я задумалась о РЕАЛЬНЫХ результатах скандального пиара. Сам-то эксгибиционист-доходяга Снегирев делает вывод столь банальный, что писателю за такое должно быть стыдно. Но кто тут писатель? Уж явно не автор следующего заявления: "Замечали ли вы такой парадоксальный эффект отрицательных рецензий: их читают больше, чем положительные, да и всплеск интереса к объекту этих рецензий тоже возрастает?" Америку открыл. Маркетологическую Америку про черный пиар.

Тайные ингредиенты писательстваСвернуть )

Есть в методах защиты своего мнения некая незыблемость. В список неизменно входят:
— ошибочность в духе меткого стрелка из Техаса, того самого, который сначала стрелял по сараю, а затем в месте наибольшей кучности рисовал мишень — так в основу суждения ложатся только сходные данные, а отличные от них попросту игнорируются;
— предвзятость подтверждения — тенденция искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся заранее концепции;
— эффект ожидания наблюдателя — бессознательное манипулирование ходом опыта для обнаружения ожидаемого результата;
— селективное восприятие — принятие во внимание только тех фактов, которые согласуются с ожиданиями.

Бессознательное — это, конечно, хорошо. Личность вроде как и не виновата, всё Оно, проклятое, взяло мел да и намалевало кружок там, где больше дырок, реабилитируя криворукого стрелка. А Эго (не говоря уж про Супер-Эго) якобы меткого стрелка про этот мухлёж ни сном ни духом. Честный он, стрелок-то, хоть и криворукий.

Благодарные гебефреникиСвернуть )

Обещала продолжить обсуждение шкалы "от фикерского щастья до горького горя мейнстрима". Но тут пришла ко мне упырица Одинокова и попыталась напугать тем, что напишет про лесбиянок. Напугала до жути — вдруг напишет? И так же хреново, как про стрим-порно.

Хотя про лесбиянок, как в прошлом посте сказано, уже писала Асеанна Михеева, похожая на Одинокову и трудной женской судьбой, и глубоким незнанием матчасти. Это они, аффтары-обличители "сексуальных язв", боятся темы гомосексуальных отношений, гомосексуальных субкультур и гомосексуального мышления (им кажется, что оно какое-то особенное). Притом, что ничего такого давным-давно не боятся даже детишки, пишущие и читающие фикерские поделки, в том же прошлом посте приведенные как типичное чтиво современной молодежи. (Почему-то упырическая номинантка не осилила мой пост — как, впрочем, и ее духовная подруга. И тоже не поняла, "прачёэта", вот и попыталась пугать меня своими будущими лесбийскими пописульками. Может, тетенькам скооперироваться? Писать для простых женщин с простым умом и еще более простым вкусом.)

Размышления о гейском романеСвернуть )

Упырицы отакуэ


Помню, как на фейсбуке в комментах у Иваницкой выступал некий защитник конструктивной критики aka толерантности (что смешнее всего, тоже технарь — еще один из преизобильного стада технарей с гуманитарными наклонностями): "Очень тонкая грань между конструктивной критикой и злой иронией. Сам этим грешу регулярно, но я не профессиональный критик... Толерантность трактуется как принятие "инакого". И не только других политических взглядов. Например, Вам нравится Лермонтов, а мне Пушкин, и мы не будем считать друг друга людьми с дурным вкусом. Толерантность не должна мешать полемизировать, она должна препятствовать унижению или насилию за иное мнение/вкус/позицию". На что Иваницкая скептически заметила: "Лично я понимаю толерантность в политическом смысле — и только в политическом. Моя толерантность состоит в том, что я поддерживаю свободу слова, выступаю против цензуры и против преследования граждан за слова. Моя толерантность ни в малейшей степени не заставляет меня "уважать" любое мнение и не мешает мне полемизировать".

Я же задумалась над тем, сколь ловко сторонники "конструктивной критики" обходят тот факт, что в современной литературе есть произведения (составляющие большинство), которые ниже всякой критики, в том числе и самой злой, неконструктивной и даже некорректной. По елейным увещеваниям можно предположить, что ходят вокруг всё Пушкины да Лермонтовы, "всё друзья да любовники и рвут желтые цветы". А не взглянуть ли увещевателю на лонг- и шот-листы разных премий, не снять ли с носа розовые очки?

Троллинг читателя в режиме нон-стопСвернуть )

Недавно изрядно насмешила меня личность с ником, означающим по латыни "кормление" (Pascendi Dominici Gregis, "Кормление стада Господня" — папская энциклика 1907 года с осуждением модернизма). Тролль, что ли, намерения декларирует? — подумала я. И решила поглядеть, тролль это или просто дурак с амбициями. Впрочем, одно другому ведь не мешает. Оказалось, очередной технарь с претензией ко всему гуманитарному. С врожденной претензией, не иначе. Зверь-технарь из жежешного бестиария.

Синильга полагает: "Самые глупые люди, по моему опыту, — это "доценты с кандидатами" с физматом за плечами. Деревяшки братьев Стругайнеров". И я склонна с нею согласиться. Кто бы из этой братии ни изображал глубочайшие познания в области гуманитаристики, копни — найдешь то самое Буратино, Василия Семи-Булатова. Нормальные-то ничего не изображают, вот и не кажутся тем, чем их воспринимает не одна только Синильга...

Тут надобно иметь хвост и дикий голос!Свернуть )

...нет ничего обиднее человеку нашего времени и племени, чем сказать ему, что он не оригинален, слаб характером, без особенных талантов и человек обыкновенный.
Ф.М. Достоевский. Идиот


Галина Леонидовна недавно выдала: "Читателю вообще нельзя впарить фуфло — это важная особенность литературы как таковой". В мемориз, воскликнули друзья. Впрочем, как всегда, попытка говорить красиво закончилась в сентенции доминатрисы пшиком. Что именно является важной особенностью литературы: впаривание фуфла? Но допустим, мы поняли эту корявую фразу правильно, в том смысле, в каком ее выдала наша ведущая критикесса. Что же за нею (за фразой) стоит? Неужто и в самом деле читателю не впаривают фуфла или читатель легко распознает, чем его потчуют?

Делатели по-большомуСвернуть )

Сказки о Трехголовом можно найти по тегу "Трехголовый". Часть шестая — здесь, а это седьмая часть сказки "Драконы любят не только золото".

Я пойду за вамиСвернуть )

Этот мир — падаль, за которую дерутся падальщики, если ты падальщик — то иди и дерись!
Али ибн Абу Талиб


lemon-sole снова меня смешит: "...впечатлило "и тридцать тысяч читателей Сальникова" — мэтресса даже не понимает, что это меньше, чем "тридцать пять тысяч одних курьеров". Высказывание френда указывает на очередную стадию деградации современной критики.

Галина Леонидовна вновь взялась за просветительство — теперь на ниве не токмо философии, но и биологии: "Человек, претендующий на право критиковать повестку, сформированную кем-то другим, тем самым — осознанно или нет — исходит из пресуппозиции, что эта самая повестка если не строго объективна, то во всяком случае легитимна и официальна. Иными словами чужая повестка воспринимается как данность, а все, кроме сертифицированных сборщиков, осознаются, как обидно выражаются биологи, "падальщиками второго порядка" — теми, кто оценивает, осмысляет и переваривает нечто, добытое другими". *с трудом разрывая фейспалм* Галя! Га-ля. Теперь ты решила осквернить собою несчастную науку биологию?

Падальщики, питающиеся падальщикамиСвернуть )

Все, думаю, уже заметили, что в книгах я обращаю внимание главным образом на стиль. Но это не значит, что кроме стиля меня больше ничего в тексте не интересует, для меня важен и образный ряд, и литературная идея, и целостность восприятия описываемого мира его создателем (но об этом в другом посте). Однако о стиле, о языке произведения официальная критика ничего разумного не пишет. Один андеграунд отдувается. Ну а "доминирующие на пространстве" в своем репертуаре: с одной стороны — сплошь дифирамбы от медузокритиков, абсолютно нечитаемые и вполне взаимозаменяемые; с другой — потоки наукообразной ереси от "критически грамотных" особ про "ритмически-образную материю", свободную от норм русского языка (с). Ну и как прикажете это воспринимать? Как разговор с жучками и моськами о стиле вне норм и грамотности?

Неудивительно, что вначале критики, а после них и писатели (ну, может, и наоборот) помаленьку освободились от норм русского языка. Неудивительно и то, что нам, читателям, по мнению личностей, освобожденных от норм, тоже пора смириться и освободиться. В полном составе, без исключений в виде прилично образованных людей. Для чего нам усердно скармливают культурный продукт от Ганиевых-Яхиных, а также от их сменщиц, новых Турсун-заде в юбке и с петличкой для ордена "За заслуги перед врагами русской литературы".

Помирай, Лиза!Свернуть )

Умеем жить!


Если вам говорят, что вы многогранная личность — не обольщайтесь. Может быть, имеется в виду, что вы гад, сволочь и паразит одновременно.
Михаил Жванецкий


А.А.Кузьменков в своей статье "Нацбест-2018: День сурка" (прекрасное название!) писал: "И еще одна эксклюзивная фишка: в Большом жюри обязательно должен быть enfant terrible. Виктор Леонидович приглашал на эту роль то лесбиянку-феминистку, то стриптизершу". Я думала, это не буквально. Ан нет, буквально. Недавно принесли мне ссылку на пост Ефима Петровича Лямпорта. А в нем отменная пиеса "Нацбест". Нежная Ротация":

Спонсируй меня нежноСвернуть )

Знаете, чего я больше всего не люблю в современной прозе, мейнстриме, масслите и сетературе? Еще бы вам этого не знать, я сотни раз о своей нелюбви писала. Но что поделать, коли жизнь еженедельно, а то и ежедневно подтверждает мои опасения и уверенность Эйнштейна насчет бесконечности человеческой глупости.

В критиках я не люблю глупости вперемешку с низкопоклонством. Как относиться к той же Валерии Пустовой, когда она вещает: "И я решила как-то бороться с этим мазохизмом русской интеллигенции, поправить всем мозги, так сказать. Свойственное молодости желание — всем открыть глаза на правду жизни, которую ещё не научился отличать от своего идеала. Это сильный импульс для начала критического пути: прийти в литературу, чтобы в ней что-то поправить. Современная литература дарит ощущение незаконченной истории, в которой ты можешь принять участие, на которую можешь повлиять. Критиком становится человек, который хочет вмешаться в литературу, заявить что-то своё... Ещё критика — это способ разобраться в себе. Как люди начинают учиться на психолога, когда им хочется разобраться в своей жизни, так и критика оказывается способом понять себя по матрице литературы, сделать какие-то выводы о современности, объяснить себе новый опыт и изменившиеся отношения между людьми"? Отношение, конечно, зависит от того, насколько ты сам близок по уровню к пустовым. Но в общем и целом понимаешь: перед тобою чмо, не знающее простейших вещей. Например, что критика не меняет, а анализирует литературу. Пустовым да погорелым лишь бы самоутвердиться.

Паралитературная челядьСвернуть )

Френды-насмешники уже стихи пишут и анекдоты сочиняют про нашу малоуважаемую критику.

я узнал что у меня
есть огромная семья.
это галя юзефович
это витя шендерович
это дима быков львович
это настя калманович
это яхина гузель
от литературы катя лель
это леша гандельсман
это витя арбитман
это дима гей-кузьмин
витухновский-арлекин
их люблю всех больше я
это все моя семья —
русская интеллигенция
© TsarGori


...про г-жу Жучкову и анекдот есть. Проснулась как-то Жучкова, да и чувствует — жить в безвестности мочи нет, пора критиком становиться. Спросила у подруг — Пустовой и Погорелой, где в критики принимают, а те и говорят: "Пойди, мол, в журнал "Взвейся да развейся" — там всех берут, только, как зайдешь в редакцию, скажи сначала что-нибудь острое, потом что-нибудь скользкое, потом что-нибудь неприличное, а после уж представляйся". Заходит Жучкова в редакцию: "Шило-мыло-Юзефович! Разрешите представиться — автор восьмидесяти научных работ Анна В. Жучкова!"...
lemon_sole


Шило-мыло-Юзефович!Свернуть )

Вы не можете поставить человека в абсурдное положение, если весь мир, в котором он живет, абсурден; не можете, если подразумевать под словом "абсурдный" нечто, вызывающее смешок или пожатие плеч... Абсурд был любимой музой Гоголя, но, когда я употребляю термин "абсурд", я не имею в виду ни причудливое, ни комическое. У абсурдного столько же оттенков и степеней, сколько у трагического, — более того, у Гоголя оно граничит с трагическим.
Владимир Набоков


Спасибо френду lemon_sole за приведенные в ходе наших бесед цитаты и наведение меня на мысль. Поддержанную также постом Елены Иваницкой о "номинаторах очень интеллектуальной премии". С цитатами.

Таковость обычной жизниСвернуть )

Где кормят свиней на убой, тот хлев содержать сухо. Когда свиней куда повезешь, то класть их задом к лошади, а рылом от ней прочь. Если свинья угрызена будет от змей, то дай ей рака съесть или чабру чернобыль, на рану кладут тако ж и ласточкино мясо. Свинина без вина хуже овечьего мяса. А с вином будет кушанье и лекарство. Свиным молоком мажут у тех виски́, которые спать не могут.
Михаил Ломоносов. Лифляндская экономия.


Вспомнилось мне, как в далеком детстве я узрела прообраз прибалтийской экономической политики. Почему прообраз? Да потому что прибалтийская экономика начиналась как хуторская. В той же Германии немцы (не мои бывшие соотечественники, а немецкие историки) со смехом рассказывали, что когда их предки строили свои фортиции в неоднократно переходившем из рук в руки Кенигсберге, литовское население (центром культуры коего Кенигсберг якобы и являлся) только сало на подводах пруссакам подвозило. Для более квалифицированных работ местные не годились.

Хуторское житьеСвернуть )

Похоже, европейская и славянская нечисть закончилась, но всегда можно освоить восточную нечисть. Ее много и она смешная. Недавно наткнулась (в который уж раз) на японский бестиарий. Кого там только нет! И некоторые виды нечисти знакомы мне отнюдь не по бестиариям. Ама-но-дзаку: древний демон упрямства и порока. Читает мысли людей, заставляет их поступать так, что задуманные планы совершаются с точностью до наоборот. В одной из сказок съел принцессу, надел на себя ее кожу и попытался в таком виде выйти замуж, но был разоблачен и убит. Вот интересно, а он действительно читает мысли — или ему кажется, что он их читает? Иначе как бы он попался на обдирании принцесс? Признаюсь, у меня побывало множество визитеров, уверенных, будто они меня читают. Особенно поучающих пердунов (примерно моих лет), отчего-то уверенных, что они разговаривают со студенткой. Ну, с вчерашней студенткой. Или они просто привыкли так себя вести? Но упрямства там на трех японских ёкаев хватит.

Есть у меня среди виртуальных френдов и реальный друг, чьи собеседники четко демонстрируют: друг моего друга — не мой друг. Они — за одним-единственным исключением — чудовищно невоспитанны и назойливы. Я уже не первый год сама с собою спорю, как скоро придется банить очередного желающего поговорить со мною "в откровенном тоне", у друга ли в ЖЖ, на моей ли территории... Откровенный тон включает в себя стандартную схему. Приведу последнее ее воплощение. В цитатах, чтобы наглядней было.

Будь как Розан...оффСвернуть )


Скучно ждать операции. Напишу-ка продолжение цикла постов о своей, мягко говоря, нелюбви к критикам, которые, как выражаются мои однокашники-искусствоведы, "обслуживают столики".

Для начала припомню всем причастным уже известное заявление Доминатрикс Леонидовны: "...конкретно с русской литературой беда в том, что русских писателей очень мало. Есть известная легенда: где-то под спудом томятся сотни, тысячи талантливых имен, которых никто не печатает. Я какое-то время честно читала непризнанных гениев, всем им верила...
– Вы добрая женщина!
– Да. Была... Я могу вспомнить одного человека, который достоин известности – и которого не печатают из-за его дурного характера. В остальном – пустыня"
.

Бедуины протестуют!Свернуть )

Credo quia absurdum ("Верую, ибо абсурдно").
Латинское выражение, приписываемое Тертуллиану.


Недавно я упоминала в своих постах это психологическое понятие, но не раскрывала его, однако не думаю, что оно понятно людям, далеким от психологии. Между тем контринтуитивность чрезвычайно интересное явление, в котором чувствуется вся изощренность и извращенность человеческой психики — особенно так называемого общественного мнения. Контринтуитивность воплощает в жизнь принцип "Верую, ибо абсурдно". Источником этой латинской фразы послужило высказывание, приписываемое выдающемуся раннехристианскому теологу Тертуллиану. В сочинении De Carne Christi ("О плоти Христа"), защищающем христианство от нападок докетистов, говорится: "Сын Божий распят; мы не стыдимся, хотя это постыдно. И умер Сын Божий; это вполне достоверно, ибо ни с чем не сообразно. И после погребения воскрес; это несомненно, ибо невозможно".

Верую, ибо ерундаСвернуть )

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930



Метки

Краткое содержание

Подписки

RSS Atom



Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner