Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Бе-бе-бе

Прогулки накануне ледникового периода


Вчерашняя прогулка хитро вписалась между утренним дождиком и вечерней метелью. Тик-в-тик вписалась. Даже удивительно, как мы ухитрились поймать последнее тепло уходящей зимы (звучит-то как!) аккурат перед мартовским похолоданием.

Словом, не ведая о прогнозах на вечер, мы легкомысленно надели легкие куртки (плюс восемь, ветра нет, чего бояться-то?) и гуляли в них по Мичуринскому проспекту. Где и обнаружили хитрый лаз на закрытую университетскую территорию: народ то ли отпилил, то ли еще как-то выломал в решетке прут, протоптал тропку и положил камень-ступеньку под постамент импровизированной прорехи в заборе. Жаль, что ход ведет не на территорию Ботанического сада, а то я не первый год мечтаю побывать в нем без всякого сопровождения, не в составе экскурсии, а так, самочинно, пощелкать цветущую сакуру. Ничего не поломаю и не объем, клянусь памятью Мичурина. И на газон не полезу, и посадки не потопчу.

Collapse )
Бе-бе-бе

A probis probari, ab improbis improbari


Однажды, помню, мне продемонстрировали "критически-поведенческий акт" лумумбарского недокритика и "первого майкопского стилиста" Кирилла Анкудинова — весьма показательное зрелище. Микробонапарт из Майкопа тиснул самодонос в "Литературной России", статью по поводу творчества некого писателя, коему он, К. Анкудинов, без всякого стеснения нагадил: "Проще сказать, у кого авторской книги нет. Нет сборника рассказов у Мурата Адашесова. И не будет никогда, если он не помирится со мной (причиной размолвки стало абсолютно беспочвенное недоразумение). А жаль, если этой книги не будет". И последней фразой сам свое "жаль, если книги не будет" и опроверг: "Остаётся надеяться, что книга не выйдет". Спрашивается, вот как это нечто считать критиком? Мстительный, мелочный азиоп, всем своим поведением подтверждающий впечатление, сложившееся у меня при первом знакомстве. Профессионал из такого может выйти только в одной области — штатного трололо, пишущего гадости по одиннадцать рублёв коммент.

Так и делается в наших палестинах карьера и репутация — вернее, то, что по неведомым причинам считается репутацией и карьерой, а на деле является инфоповодом для хайпа. Каким образом "хайпанутые" могут обрести звание, скажем, литератора после эдаких кунштюков плюс написание безграмотных статеек, книжонок и проч.? С чего вдруг богадельня для "своих" станет кузницей талантов? Почему богадельня и для каких "своих"? Да все тех же...

Collapse )
Задумчиво

ГУМ во время чумы


Давненько я не брал в руки фотик! А тут выпал ясный денек незадолго до Святого Валентина с его дурацким красно-розовым, словно мясной прилавок, "поздравительным колоритом" - и почему-то мы с БМ оказались в ГУМе. Мороженое ли нас привлекло? Да нет, нынче того мороженого в супермаркетах воз и еще три витрины. Скорее уж потребность вспомнить, каково оно - гулять по центру, когда в нем отсутствуют китайцы. Нет, я не злорадствую по поводу эпидемии (наоборот, очень сочувствую) - я констатирую: без китайского набега здесь намного свободнее. И почти можно гулять.

Китайских туристов в столице почти нет, исчезла многокилометровая череда автобусов вдоль Москвы-реки, да и европейцы с окончанием рождественских каникул разбежались. После западного Рождества они всегда ездят смотреть на "рюски Новий год" (но без суровой русской зимы и Новый год, похоже, оказался уж слишком... европейским). Ну что это за безобразие, когда посреди Красной площади каток, а вокруг ни снежинки? Если не считать пенопластовых. Так что мы тоже посетили центр лишь в середине февраля, когда снег все-таки лег и таять уже не собирался. Вокруг катка вовсю кружили карусели и лодочки, продавались пряники в меду и мед к пряникам, фарфоровые боярышни и солдаты с ружжом... Словом, рождественский базар не думал заканчиваться. Арендаторы твердо намеревались продать стратегические запасы меда, пряников и фарфора. Ну что, дело хорошее.

Collapse )
Ковбой

Голубые врунишки-конфабуляторы


Просмотрела свой прошлый пост о писателе Б. Ханове, повествующем про столичных снежинок, измученных Казанью, почитала комментарии и закручинилась: сплошные "я" да "я" — как ездила на общественном транспорте в школу (при двух машинах у своих родителей), как моталась по всей стране за заработком (да и просто от нежелания быть "домашним ребенком"), как вели себя мои друзья и знакомые (якобы генетически изнеженные и боящиеся выехать за Московскую кольцевую), как в мое время всё было иначе…

Для меня затравка Ханбулатова опуса с экскурсом в XX век, в "те времена далёкие, теперь почти былинные" сразу показалась насквозь фальшивой. Дам совет господам начписам — "лицеистам", "дебютантам" и прочим лауреатам "премии растления малолетних": пишите не по википедиям и не по домыслам, чьи бы они ни были. Не можете изучить матчасть (писатели, прости Господи) — пишите ТОЛЬКО о том, что знаете. Вон, вздумал Ханов врать с многозначительным видом про Москву и провинцию — и немедленно стал выглядеть мелким брехуном. А уж когда закончил свой незатейливый опус про трудности рядового учителя в средней школе белыми нитками пришпандоренным финалом про агента MI6, так и подавно книгу слил.

Collapse )
Ковбой

Шпионаж по-татарски, или Его звали Булат Альфредыч


Несколько недель назад принесли мне ссылку на то, как критик Дмитрий Косырев усердно втюхивает ширнармассам, то есть положительно отзывается о очередном бунтаре и разоблачителе (см. свежее детское личико автора в свежих же прыщах, с детски-мстительным прищуром): "В советское время, когда миллионы людей жили от книги до книги, Булата Ханова кто-то обязательно подверг бы избиению за "очернение" школы". Да ну? Начнем с того, что всех, буквально всех, кого нам пытаются скормить под соусом бунтарства, в советское время не издали бы вовсе — что, откровенно говоря, хорошо. Меньше хлама на книжных прилавках.

Сперва, для затравки, Д. Косырев отвешивает автору сомнительный комплимент "за красоту имени": "Булат Ханов — это был бы великолепный, полный смыслов литературный псевдоним, если бы автора действительно не звали бы Булатом Альфредовичем Хановым". Неужто это повод для восторга, что папа Альфред, натерпевшись среди собратьев-татар, назвал сына Булатом? "А то, говорит, Адольфом назову".

Collapse )
Курю

"Ведь мы играем не из денег, а только б вечность проводить"


Похоже, я начинаю окукливаться. Пора принимать меры по этому поводу. Раскрыть, что ли, теги со своими книгами? Все равно мутить с ними интригу типа краудфандинга у меня не получается — не хватает натуры интриганской, а также живости пиарщика, заставляющей бегать кругами по Сети и намекать (а на деле просто-напросто втюхивать) на свои труды. Не могу, не умею, а главное, прекрасно понимаю: то, что я пишу, современные читатели читать неспособны. Это слишком тяжело, сложно и многабукафф. Плюс мистика. Человек идет читать простую, хорошо ему знакомую научную фантастику (как ему кажется с первых строк), а там мистика. И читатель обижен! Он самым натуральным образом обижен, что ему не написали то, о чем он хотел почитать.

Сразу вспоминается Ровная с ее упреками в адрес Роулинг, что та не создала книгу о викканстве, а выдумала какой-то свой магомир, где не обнаружилось никакой древней мифологии. Так же и упрекнувшие автора в том, что он пишет "не моё", считают, будто они никого не упрекают. Хотя иначе их поведение не назовешь: сперва они приходят с просьбой дать им прочесть вашу книгу, потом долго молчат, потом возвращаются с чем-то вроде "извините, это не моё", невзирая на то, что последнего, согласно правилам элементарного приличия (не говоря уже о такте и деликатности), делать не стоит. Ну право же, не ваше и не ваше, зачем ходить с этой невероятно ценной информацией в блог к автору, а то, бывает, еще и на сайт, где выкладываются авторские труды и плоды.

Collapse )
Ковбой

Кто-кто... Вампир в пальто!


А про меня (вернее, на меня) роман написали. Уже, думаю, надо говорить не "про меня", а "на меня", поскольку нынешние романы пишутся не про что-то, а на что-то. Возник у очередного "неравнодушного и незамутненного" повод взвизгнуть — он взвизгнул. Что-нибудь эдакое, беспомощное и бездарное (там был еще абзац, написанный чистым, как слеза Мнемозины, канцеляритом).

Беспомощность графоманки, несущей справедливость (с Максимом Андреевичем Далиным во френдах и в персонажах, что было понятно и без заглядывания в профиль — а ведь меня, пыхтя от ненависти к моему непрощению, уверяли, что Далин заткнулся на мой счет "от великодушия и благородства"; хорошо, что я в людское благородство не верю, хотя могу делать комплименты на сей счет), куда обиднее, чем ее же приемчики "курощения Цыпы". Право, что за детсадовская фигня с использованием моего имени вкупе с отчеством "Крокодиловна"? Я, как верно подметил Шиллер, порождение крокодилов, а такожде чудовище, вампирша и хожу в дорогом пальто, и зовут меня Инесса. И что? На такое кто-то еще обижается? Детский сад, штаны на лямках, слюни до пупа. Инфантилы с ЗПР.

Collapse )
С мечом

Призвание и хобби, или В огороде коза, в зубах брекеты


У меня, как все вы знаете, главное хобби — кулинария. Однако я понимаю меру своего непрофессионализма и никогда не стала бы претендовать на то, чтобы стать в один ряд с шеф-поварами: слишком многого не знаю и не умею, а учиться недосуг, все равно в повара не пойду — и вместе с тем полагаю, что я в своем праве, выбирая себе хобби безобиднее, нежели убийство прохожих темной ночью. Зато многие товарищи в качестве своей как бы профессии и как бы главного дела жизни тоже выбрали хобби. И хобби это — литература.

Видимо, оттого и отношение к литературе у нынешних литераторов соответствующее — отношение самонадеянного дилетанта, вообразившего, что он станет профессионалом интуитивно, без познания и таланта. Русский язык, на котором участники премиального процесса кое-как, с грехом пополам пишут, они учить не хотят, надеясь на редакторов и корректоров (которые тоже частью деградировали, частью вымерли, словно динозавры). И попутно стараются делать хорошую мину при плохой грамотности, ругая тех, кому претит их невежество, за невнимание к поэтике: "Все пишут безграмотно. Безграмотно, Карл! Из выпуска в выпуск «Черной метки» — разговор о грамматике вместо поэтики!" (Жучка).

Collapse )
Бе-бе-бе

Январскими мимозами навеяло


Ну как, все проснулись после праздника? Всё, отдыхаем, то есть заканчиваем отдыхать, дорогие друзья, наконец-то месяц драбадан завершился, можно доедать новогодние яства и не думать о подарках до самого дня Святого Валентина (который у нас отродясь не праздновали — и вдруг нате вам, откуда что взялось).

Старый Новый год вкупе с многими хлопотами принес и метания «Надо подарить тому-то (той-то) что-нибудь эдакое!» Есть люди, которых мы знаем и дарим им то, что они любят. А вот подарки малознакомым — они такие странные бывают! Подарки, подарки, подарки… Целый мир и целая этика, в которой с налета никак не разберешься. То принесут ветку мимозы — и ты вроде как облагодетельствована. То норовят вручить что-то настолько дорогое, что не знаешь, чем отдариваться будешь, и понимаешь: за такой подарок ты еще и должна (должен) останешься. Это уж не подарок, а плата за будущие услуги получается.

Collapse )
Убить Билла

Дрянь к дряни


Периодически мне приносят цитаты из писанины тех, кто искренне верит, будто я их хейтерю (притом, что на фейсбуке я такое баню скопом, не говоря уж о том, чтобы подписываться на ЭТО). Евгения Исаковна Вежлян, например, с прошлого года визжит: "Меня травит безумная рыжая женщина, с которой мы даже не знакомы!" Конечно, для отвращения к бездарю и вралю непременно нужно с тем вралем и бездарем познакомиться лично, при чтении его опусов отвращение возникнуть не может.

После Нового года у лиц в определенной психической кондиции случилось обострение, как я погляжу. То-то Вежлян бредит: "Нет, ну зачем я делала это? Опять погуглила себя в Яндексе. Сколько ж гадости, однако понаписали о моей скромнейшей персоне за год. Хорошее, правда, тоже было. Вдохновляющее... Но гадости.... Даблин. Нельзя разве делать что-то и чтобы тебя не ненавидели те, о ком ты слыхом не слыхивала?" — и Сетелизонька (она же Елизавета Пономарева) тут как тут, трется и сочувствует (это ее главное занятие после попыток монетизировать брезгливое внимание к своей особе): "На Цыпоркину наткнулась?" (Отчего-то им всем не дает покоя моя фамилия: вечно они ее коверкают или упоминают только первую букву, точно демона вызвать боятся. Или это уже что-то фрейдистское, вроде вытеснения особо травмирующих воспоминаний?) "Она безумна и перебирает всех, кто когда-либо имел ко мне какое-либо отношение". — "И на нее тоже. их все больше становится, таких, с каждым годом".

Collapse )