Category: медицина

Бе-бе-бе

"Я старый солдат, я не знаю слов любви"


До чего же прекрасны новые писатели и их новые критики, какую гармонию они образовали — гармоничней только взаимоотношения паразитов со сверхпаразитами. Вирус, поражающий другие вирусы. Красота! И разумеется, они не считают критикой то, чем занимаются критики старой школы, особенно если это занятие расходится с лайканьем писанины, по блату тиснутой в журнале. Обиженные аффтары той писанины нам это припомнят, дайте срок! А что мы старые солдаты и не знаем слов любви, зато знаем язык критического анализа, нам зачтут. Как отягчающее.

Я, как вы уже знаете, почти никогда не ставлю копипасту или перепосты, исключения редки. Но тут прислали мне рассказ про Жучку и Вежлян. В соотношении 3:1. Признаться, завязка мне показалась неинтересна. (Какие-то наблюдения за жизнью микробов. Или вшей. Лобковых.) Но во второй половине развиднелось и стало живо, знакомо, энергично. С той самой сцены, когда настоящий специалист (в этой вселенной так просто бог) буквально ловит Жучку за руку, пишущую статью. Научную.

Collapse )
Монокль

De profundis, или Ещё несколько слов о когнитивных искажениях


Жизнь стольких женщин, та жизнь, о которой знают немногие... делится на две совершенно разные эпохи, и вторую, позднюю, пору они всецело посвящают отвоевыванию того, что в раннюю пору они так беззаботно бросили на ветер.
У Германтов. Марсель Пруст


Многие люди не видят разницы между добрым намерением, добрым делом и добрым словом. Недавняя история с писательницей, а вернее, описательницей своих ужасТных страданий Старобинец чудесным образом продемонстрировала, как доверчивы мы стали, как ведемся на добрые речи. Отлежав аккурат неделю в отделении гинекологии, где ведутся жестокие разговоры, что разбили сердце самолучшей российской фантастке, насмотрелась я ужасов.

Collapse )
Ковбой

Неподвижно обалдев

GeorgesLeMercenaire12

Есть в графоманских детских потугах нечто невыразимо трогательное. Попытка написать книгу - это и стремление показать, что ты уже взрослый, разумный, жизнь повидавший индивид; и вместе с тем поиск себя, а вернее, в себе юного дарования, которому за выдающиеся способности причитается слава, деньги и свобода от тирании родителей, учителей и прочих самодуров...

Главная проблема графомана или его весьма распространенной разновидности - йуного аффтара - в том, что он равнодушен к литературе. Он решает не проблемы текста, а проблемы автора. И творчество, то есть сотворение чего-то нового во всех смыслах, ранее невиданного или хотя бы отличающееся от всем надоевшего формата, подменяется неким мутным, невнятным "самовыражением". А самовыражение, в свою очередь, превращается в проговаривание психологических травм, детских и отнюдь не детских.

Collapse )
Монокль

Дао критика. Часть двадцать вторая: писатель всегда немного каменотес


I must be cruel, only to be kind. (Из жалости я должен быть суровым.)
Уильям Шекспир. Гамлет
... тем, кто пережил душевный недуг, нелегко испытывать жалость к здоровым людям...
Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Ночь нежна


Время от времени в моем блоге возникают споры (притом, что споры я ненавижу как бессмысленную трату времени; в рождение истины в сраче не верю и не поверю никогда). В этот раз спор возник на тему, может ли автор приторговывать своими историями болезни ради получения литпремий или хоть Христа ради организации сбора пожертвований (такой способ получения "гонорара" нынче стал весьма популярным делом). Как выразилась одна моя френдесса по поводу "публицистического романа" Старобинец о пережитом аборте: "Я не очень поняла твоего вопроса "а дальше-то что?" Ничего, этим, как я поняла, книга и исчерпывается. Это горе. Надо дать право и возможность женщине на переживание. По моим скромным критериям текст вполне отвечает литературности. Публицистической, конечно. Я совсем не против, чтобы книга поднимала и ещё раз педалировала вопрос "мы несчастные бабы, когда попадаем в лапы врачей, над которыми этический комитет не властен. Не можете сочувствовать — не надо, но хоть права горевать не отнимайте и не делайте из нас куски мяса". И понеслась...

Collapse )
С мечом

Хроники диабетика. Часть вторая


Кто ненадёжен в одном, тот ненадёжен во всём. Ни разу не встречал исключения.
Чарльз Диккенс. Холодный дом


Очередное "я только хотел(а) помочь" вызвало у меня не просто раздражение, а еще и закономерный вопрос: понимают ли добрые советчики, насколько они опасны? Приходит к вам на пике заболевания, когда вы сами еще не представляете, на какой орган накинется болезнь и примется его жрать, добрая дура фея из комментов и радостно посылает по ссылкам (приводить их здесь не буду — но скажу: опять википедия, только, достоверности ради, английская): "Не побоюсь прослыть «очередной дурой из каментов» и посоветую хотя бы погуглить «кето» (ketogenic diet). Основной смысл — сведение углеводов в пище до минимума, в первую очередь сахара-теста-крахмалистых, и перестать бояться жирной пищи. Особенно позитивные результаты имеет как раз для людей с диабетом 2-го типа. Лучше сразу читать на английском, несколько начальных ссылок, с Вашего позволения. Поскольку я — не диабетик, то про свой полуторогодовалый опыт на этом режиме питания особо говорить не буду, но крайне рекомендую попробовать (мне под 50). Поправляйтесь, пожалуйста!"

Collapse )
Убить Билла

Иов на гноище. Часть вторая


Не буду же я удерживать уст моих; буду говорить в стеснении духа моего; буду жаловаться в горести души моей.
Книга Иова

Утром померила сахар глюкометром. Надо сказать, что в больнице меня держали на инсулине (больше 20 кубиков в день), а после выписки в понедельник я его больше не колола. И за половину недели приняла всего 3 таблетки из прописанных средств (пока записалась к эндокринологу, пока купила диабетон с форметином...). Плюс не сошедшее еще воспаление, при котором сахара повышаются, как сказал лечащий врач. Так что сахар пока высокий, 10.8. Хотя после госпитализации был, как я говорила, 19-20. Определенно, это прогресс.

Письмо пятое. Близость смерти

Казалось бы, откуда в гнойной хирургии взяться такому насыщенному, концентрированному чувству близкой смерти? Подумаешь, загноилась рана, ее же вычистили, зашили — веселись, пациент! "И тебя вылечат, и тебя вылечат, и меня вылечат". Однако на деле половина больных здесь не из-за инфекции — это диабетики и сердечники с отказывающей или уже отказавшей трофикой: весельчаки с отрезанными ступнями, нестарые еще женщины без ног, раздутые водянкой страдальцы с гормональными сбоями и неработающими почками... Мы не на войне, у тех ужасов, что довелось мне видеть в гнойной хирургии, причины самые мирные — и все равно впечатление такое, будто где-то рядом идут бои и в палаты свозят раненых.

Collapse )
Убить Билла

Иов на гноище


Помню, три с половиной года назад я уже задавала себе вопрос: флегмона у меня али не флегмона? И вот оно, пришло, не ожидая зова. Не помог ни экспедиционный опыт, ни мужество мое, я считаю, изрядное, ни прочие дары добрых и не слишком добрых фей. Исполнилось пророчество, как у меня всегда бывает, внезапно и печально. Надо как-нибудь напророчествовать себе дядю-миллионера, что ли, вдруг и хорошее исполнится? Хотя надежды на благие пророчества мало. Не исполняются они, хоть кол пророку на голове теши.

Дальше идет своего рода исповедальная проза о том, о чем не пишут, ибо не принято. Неаппетитно. Неэстетично. Ну да бог с ними, с аппетитами публики, а я все-таки напишу как есть. Вернее, поставлю сюда письма, которые писала сама себе все пятнадцать дней пребывания в стенах отделения гнойной хирургии. По письму в два дня, по слову-два в час. Предлагаю их вниманию тех, у кого нервы покрепче.

Collapse )
Бе-бе-бе

Как насчет горной болезни?


Есть такой старый анекдот: беседуют две планеты.
- Ты как там?
- Нормально, а ты?
- А я вирус подцепила. Хомо сапиенс называется.
- Ой, бедняжка! Ну, не расстраивайся, это неприятно, но скоро проходит.

К чему это я? А к тому, что давление упало до 715 мм. Как будто мы бредем в гору и уже поднялись на полкилометра. То есть возникает ощущение, что планета наконец-то решила заняться своим здоровьем и избавиться от проклятого вируса.

Collapse )
Бе-бе-бе

Ипритское восстание


Забросила я что-то сагу о Дерьмовом мече. Видимо, подсознательно беспокоюсь, как бы персонажи без сдерживающего влияния моего соаффтара не стали бы на путь порока большой литературы. Ладно, попробуем продолжать в духе изначальной концепции идиотизма...

- И все-таки как нам ее искать? - беспомощно пробормотал кто-то. Кажется, я и пробормотала.
- Вот смотрю я на вас, смотрю и думаю: ну и дураки же вы все! - хрюкнуло у нас под ногами.

Все опустили глаза. У ножки кровати, аккуратно обвив лапы хвостом, сидел скептически настроенный Лассаль. У кошачьих вообще вид довольно презрительный, но Лассаль являл собой олицетворенное кошачье презрение, наделенное правом насмешливого голоса.

- А конь-то вам на что?

Галоперидол с Инсолемнией переглянулись, король недоуменно покрутил пальцем у виска. А мы, не сговариваясь, хором взвыли:

- На-ви-га-тор!!!


Дерьмовый меч


Потуга двадцать девятая


Надо немедленно найти моего коня, а заодно дракона, Кабачка фон Патиссона, Полотенция, Афедронию, сорок тысяч боевых эльфов и всех-всех-всех! Зачем? Затем, что мне очень хочется отсрочить момент моей схватки с Мордевольтой. Собственно, я настраивалась на эпик баттл с Галоперидоловской армадой, чтоб можно было красиво стоять на холме, поставив обутую в ботфорт ногу на полковой барабан и смотреть в подзорную трубу, как полководцам и полагается. А эти... соратники и союзники чтоб представляли на театре военных действий что-нибудь новенькое. Или что-нибудь старенькое, из классики. И что вместо этого? Вместо этого я должна разыскивать Мордевольту по каким-то стремным подвалам и один на один вонзать в нее меч, который в принципе немордевольтовонзаем.

Collapse )
Бе-бе-бе

Подарок на новоселье

Моя давняя приятельница nika_gerold решила завести ЖЖ. Очень я тебе рада, дорогая. Заходи, обживайся, а поскольку ты мне говорила недавно, что тебе нравятся мультипликационные юпики и в частности, потешный злюка Гадес, то вот тебе на новоселье, чтоб было из чего выбрать.

Злюка Гадес так и эдак:



Collapse )