Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Бе-бе-бе

Практика хейтинга в форме бесед о литературе


Но вернемся от жалобной брехни теоретиков хейтинга о своих обидках к практике оного — ведь именно практикой литературного хейтинга представляются некоторым ЛЮБЫЕ беседы о литературе. Эти некоторые такие обидчивые... снежинки. Так и ищут, о чем бы поплакаться. Сперва гуглят и яндексят свое имечко, как душевнобольные, потом рыдают, что о них плохое написали. Ты уж либо умерь свою манечку, либо не ной.

Collapse )
Курю

Люди в унылом. Часть первая


Ну-с, раз уж в мою честь, как я писала в посте про свой сайт (в порядке пиара себя, любимой) уже вебинары устраивают, должна же я поддержать свою, так сказать, зоилову честь? А то последнее время одни фотки да воспоминания, как точно такие же глупые кунштюки я наблюдала лет надцать тому назад. И они уже тогда были даже не второй, а надцатой свежести.

Что поделать, читать давно ничего не хочется, особенно дамское. Ведь "женская литература" — это некое особливое явление, которое любят обозначить как "книги для женщин и девушек", очевидно, как для существ, чья масса мозга на 100-150 граммов меньше, чем мозг у мужчины (и да, георгиевские, это медицинский факт). Так вот, эта самая женская литература окончательно срослась с лытдыбром. Новая искренность а-ля Лерочки Пустовые настолько фейсбучна (или жежешна), что я не понимаю: кой ляд мне это читать, если оно не мой френд? Я и френдленту-то читать отказалась лет семь тому назад — и не от презрения к френдам, а скорее от нежелания устраивать в собственной голове кашу, в которой не разобрать, кто на ком стоял. У меня на диво хорошая долговременная память на факты. Зачем мне подчерепная свалка из фактов чужой жизни и потоков чужого сознания?

Collapse )
Бе-бе-бе

"Пусть Папочку к помосту отнесут, как воина, четыре капитана"


Очередной пост с "селфиписками". Или, чего греха таить, "селфиписьками".

Шопаделать, современная писательница все чаще и чаще изображает из себя даже не куртизанку, а простую, но услужливую индивидуалку. Здесь, в посте (и в следующем, очевидно, тоже) перед вами предстанут всё писательницы да критики, всё критички да авторки: и работающие под "садиконациста", и перезрелые cowgirl, и прочие не менее перезрелые нимфы...

Довольно тебе, литература, восклицать, подобно шекспировской миссис Куикли: "Вздумай только дать приют и стол каким-нибудь десяти приличным женщинам, которые честно зарабатывают себе на хлеб иглой, и все кругом начнут кричать, что у тебя публичный дом". Публичный дом и есть. И нравы в нем, и разборки в нем соответствующие.

Collapse )
Бе-бе-бе

Он уехал в ночь на сраной электричке...


Всё началось с того, что френд принес цитату из нехитрой статьи о современной литературе: "Литература больших чувств и великих поступков прошла. Сейчас царит литература мелких болезненных мыслишек и капризов, проистекающих из болезненного пристрастия западного обывателя к обсасыванию своих убогих психологических проблем. На этих проблемках кормятся не только бесчисленные психоаналитики-фрейдисты, но и недалеко ушедшие от них фрейдисты-бумагомаратели. Эти писатели-психологи роются в человеческих душах, как бомжи на помойке, извлекая оттуда гнилые отходы, чтобы потом кормить ими читателей. Дедушка Фрейд так завещал. А Юнга они не знают".

Действительно, Фрейд у профессиональных психологов давно не в чести, юнгианцев намного больше. Но писатели в массе своей не просто фрейдисты, а панфрейдисты. "Там царят болезненные чувства, неадекватное мироощущение, искаженное самосознание. Да, всем этим переполнена западная, а теперь уже и наша «сурьезная проза». Болезненные поступки, болезненные мысли", — пишет автор статьи. Вы им льстите, любезнейший. Сколь ни забавно, подобная писанина анализирует КАК БЫ болезненные мысли и поступки. Якобы сильные нездоровые чувства здесь чудеснейшим образом перемежаются банальным лытдыбром, "автобиографическими скетчами", "наблюдениями из жизни планктона" (к коему автор себя никогда не причисляет) и вообще... сетевщиной.

Collapse )
И вот что я вам скажу...

Краеведческое-2, или Лырка-первонах


Краеведением кажется мне и исследование разных литературных и окололитературных жанровых песочниц. Например, песочницы фантастов, а шире глядя, масслита. Не только я, злыдня записная, но и многие, многие люди, ничуть на меня не похожие, видят в этих песочницах то же, что увидела там я добрых двадцать лет назад.

Прислали давеча ссылку на забавные заметки сетератора, во многом совпадающие с моим мнением. Автор, по пунктам раскладывая свое недоумение от валовой масслит-продукции (испытанное мною лет двадцать тому назад), отмечает следующее: "Писателям всё равно что писать. Ну, почти. Некоторые придерживаются твёрдых понятий — в жопу не даю лыр — никогда! литрпг только с резинкой — сразу мимо! Но это редкости. В принципе — пофиг. Абы капали лайки и продажи, если автор коммерческий. Это противоречило самой сути моих представлений о природе писательства".

Collapse )
Задумчиво

ГУМ во время чумы


Давненько я не брал в руки фотик! А тут выпал ясный денек незадолго до Святого Валентина с его дурацким красно-розовым, словно мясной прилавок, "поздравительным колоритом" - и почему-то мы с БМ оказались в ГУМе. Мороженое ли нас привлекло? Да нет, нынче того мороженого в супермаркетах воз и еще три витрины. Скорее уж потребность вспомнить, каково оно - гулять по центру, когда в нем отсутствуют китайцы. Нет, я не злорадствую по поводу эпидемии (наоборот, очень сочувствую) - я констатирую: без китайского набега здесь намного свободнее. И почти можно гулять.

Китайских туристов в столице почти нет, исчезла многокилометровая череда автобусов вдоль Москвы-реки, да и европейцы с окончанием рождественских каникул разбежались. После западного Рождества они всегда ездят смотреть на "рюски Новий год" (но без суровой русской зимы и Новый год, похоже, оказался уж слишком... европейским). Ну что это за безобразие, когда посреди Красной площади каток, а вокруг ни снежинки? Если не считать пенопластовых. Так что мы тоже посетили центр лишь в середине февраля, когда снег все-таки лег и таять уже не собирался. Вокруг катка вовсю кружили карусели и лодочки, продавались пряники в меду и мед к пряникам, фарфоровые боярышни и солдаты с ружжом... Словом, рождественский базар не думал заканчиваться. Арендаторы твердо намеревались продать стратегические запасы меда, пряников и фарфора. Ну что, дело хорошее.

Collapse )
Ковбой

Голубые врунишки-конфабуляторы


Просмотрела свой прошлый пост о писателе Б. Ханове, повествующем про столичных снежинок, измученных Казанью, почитала комментарии и закручинилась: сплошные "я" да "я" — как ездила на общественном транспорте в школу (при двух машинах у своих родителей), как моталась по всей стране за заработком (да и просто от нежелания быть "домашним ребенком"), как вели себя мои друзья и знакомые (якобы генетически изнеженные и боящиеся выехать за Московскую кольцевую), как в мое время всё было иначе…

Для меня затравка Ханбулатова опуса с экскурсом в XX век, в "те времена далёкие, теперь почти былинные" сразу показалась насквозь фальшивой. Дам совет господам начписам — "лицеистам", "дебютантам" и прочим лауреатам "премии растления малолетних": пишите не по википедиям и не по домыслам, чьи бы они ни были. Не можете изучить матчасть (писатели, прости Господи) — пишите ТОЛЬКО о том, что знаете. Вон, вздумал Ханов врать с многозначительным видом про Москву и провинцию — и немедленно стал выглядеть мелким брехуном. А уж когда закончил свой незатейливый опус про трудности рядового учителя в средней школе белыми нитками пришпандоренным финалом про агента MI6, так и подавно книгу слил.

Collapse )
Ну ты и...

Беги, читатель, беги


Снова возникло настроение написать про неустанно раскручивающих себя травматиков. Конечно, пост опять назовут вылазкой группы в полосатых купальниках, гоняющих одну-единственную жалкую курицу Валерию Ефимовну, но поверьте — группа ни при чем. Меня саму прямо-таки завораживает современный среднестатистический "спердобившийся" графоман. Зубастые крокодилы, вроде внучек большевичек с муфтами или комбатов с родней в правительстве, — уровень, на который "человеку из народа" подняться трудно: тут надо выгодно родиться, выгодно жениться, выгодно продаться... Фарта нужно много, больше, чем в казино для трех угаданных подряд. Поэтому степановско-прилепинские случаи как выборку рассматривать бесполезно: о том, что пишут господа товарищи отвратно, знают все, включая их усердных хвалитиков. А вот средненькие графоманы с их стремлением раскрутить свое писево с помощью связей — случай распространенный. И если у них получается, сколько маленького щастья, какой восторг от синицы в руках!

Collapse )
Элли с выпивкой

Первонах, идущий нах


А! Чу! Эва! Все проснулись? Пересчитайте друг друга, тьфу, тоись на "первый-второй", рассчитайсь, постройсь и строем пошли похмеляться — быстро, решительно! А то некоторые с бодуна такого наворотят... да уже наворотили. Кто-то с бодуна дружить пришел. Ко мне. С добрыми советами, мир его праху.

Пил бы ты поменьше товарищ, глядишь, не блевал бы поутру добрыми советами. Вообще, надо же учитывать, что с утреца первого января Содом и Гоморру сжечь одним плевком могут не только высшие силы, но и мы, земные грешные людишки. Особенно поутру (в четвертом часу пополудни) рано проснувшись и обнаружив комментарий (надо понимать, поздравительный) от хрен пойми кого из этих ваших энторнетов.

Collapse )
С мечом

Д'Артаньяны при попуганах


Недавно критик-писатель-литературовед П. Басинский запечалился — и разумеется, внезапно: "...издательство "Современник", одно из самых крупных в СССР, в 1986 году выпустило 371 книгу общим тиражом 29,1 млн экземпляров, а в 1998 году там вышло 34 книги тиражом 261 тысяча. В "нулевые" годы издательство практически перестало существовать. Или возьмем такого гиганта книгоиздания, как "Художественная литература" — бывший "Гослитиздат". В 1986 году — 334 издания тиражом 85 млн экземпляров, в 1995-м — вообще ни одной книги, а в 1996-м — всего 38 изданий тиражом 0,5 млн. В 1992 году прекратила существование "Советская Россия" — самое крупное республиканское издательство. "Московский рабочий", орган книжной продукции МГК КПСС, в 1973 году выпустил 251 книгу тиражом 11 млн экземпляров, в 90-е перешел на издание классики и краеведения, а в начале 2000-х приказал долго жить".

Да-а-а, некоторые аффтары и критики демонстрируют поистине феерическую скорость мышления. Улитки и черепахи рядом с ними просто спринтеры, быстроногие Ахиллесы, давно, вопреки апории Зенона, догнавшие и перегнавшие черепаху. Так и хочется воскликнуть: эй, гражданин-товарищ-барин, с того блаженного времени, когда все мы обитали в "самой читающей стране", прошло два десятка лет. С тех пор господдержка и госцензура нас покинули, оставили книгоиздат плыть по воле волн бизнеса, а тот возьми да утони. Привык, понимаешь, на плоту передвигаться. Да-да, цензура идеологии тоже оказалась плотом — и куда более плавучим, нежели цензура денег. Она, как выяснилось, была не плотом, а доской, по которой литературу пустили погулять перед тем, как сбросить за борт.

Collapse )