Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Задумчиво

ГУМ во время чумы


Давненько я не брал в руки фотик! А тут выпал ясный денек незадолго до Святого Валентина с его дурацким красно-розовым, словно мясной прилавок, "поздравительным колоритом" - и почему-то мы с БМ оказались в ГУМе. Мороженое ли нас привлекло? Да нет, нынче того мороженого в супермаркетах воз и еще три витрины. Скорее уж потребность вспомнить, каково оно - гулять по центру, когда в нем отсутствуют китайцы. Нет, я не злорадствую по поводу эпидемии (наоборот, очень сочувствую) - я констатирую: без китайского набега здесь намного свободнее. И почти можно гулять.

Китайских туристов в столице почти нет, исчезла многокилометровая череда автобусов вдоль Москвы-реки, да и европейцы с окончанием рождественских каникул разбежались. После западного Рождества они всегда ездят смотреть на "рюски Новий год" (но без суровой русской зимы и Новый год, похоже, оказался уж слишком... европейским). Ну что это за безобразие, когда посреди Красной площади каток, а вокруг ни снежинки? Если не считать пенопластовых. Так что мы тоже посетили центр лишь в середине февраля, когда снег все-таки лег и таять уже не собирался. Вокруг катка вовсю кружили карусели и лодочки, продавались пряники в меду и мед к пряникам, фарфоровые боярышни и солдаты с ружжом... Словом, рождественский базар не думал заканчиваться. Арендаторы твердо намеревались продать стратегические запасы меда, пряников и фарфора. Ну что, дело хорошее.

Collapse )
Ковбой

Голубые врунишки-конфабуляторы


Просмотрела свой прошлый пост о писателе Б. Ханове, повествующем про столичных снежинок, измученных Казанью, почитала комментарии и закручинилась: сплошные "я" да "я" — как ездила на общественном транспорте в школу (при двух машинах у своих родителей), как моталась по всей стране за заработком (да и просто от нежелания быть "домашним ребенком"), как вели себя мои друзья и знакомые (якобы генетически изнеженные и боящиеся выехать за Московскую кольцевую), как в мое время всё было иначе…

Для меня затравка Ханбулатова опуса с экскурсом в XX век, в "те времена далёкие, теперь почти былинные" сразу показалась насквозь фальшивой. Дам совет господам начписам — "лицеистам", "дебютантам" и прочим лауреатам "премии растления малолетних": пишите не по википедиям и не по домыслам, чьи бы они ни были. Не можете изучить матчасть (писатели, прости Господи) — пишите ТОЛЬКО о том, что знаете. Вон, вздумал Ханов врать с многозначительным видом про Москву и провинцию — и немедленно стал выглядеть мелким брехуном. А уж когда закончил свой незатейливый опус про трудности рядового учителя в средней школе белыми нитками пришпандоренным финалом про агента MI6, так и подавно книгу слил.

Collapse )
Ну ты и...

Беги, читатель, беги


Снова возникло настроение написать про неустанно раскручивающих себя травматиков. Конечно, пост опять назовут вылазкой группы в полосатых купальниках, гоняющих одну-единственную жалкую курицу Валерию Ефимовну, но поверьте — группа ни при чем. Меня саму прямо-таки завораживает современный среднестатистический "спердобившийся" графоман. Зубастые крокодилы, вроде внучек большевичек с муфтами или комбатов с родней в правительстве, — уровень, на который "человеку из народа" подняться трудно: тут надо выгодно родиться, выгодно жениться, выгодно продаться... Фарта нужно много, больше, чем в казино для трех угаданных подряд. Поэтому степановско-прилепинские случаи как выборку рассматривать бесполезно: о том, что пишут господа товарищи отвратно, знают все, включая их усердных хвалитиков. А вот средненькие графоманы с их стремлением раскрутить свое писево с помощью связей — случай распространенный. И если у них получается, сколько маленького щастья, какой восторг от синицы в руках!

Collapse )
Элли с выпивкой

Первонах, идущий нах


А! Чу! Эва! Все проснулись? Пересчитайте друг друга, тьфу, тоись на "первый-второй", рассчитайсь, постройсь и строем пошли похмеляться — быстро, решительно! А то некоторые с бодуна такого наворотят... да уже наворотили. Кто-то с бодуна дружить пришел. Ко мне. С добрыми советами, мир его праху.

Пил бы ты поменьше товарищ, глядишь, не блевал бы поутру добрыми советами. Вообще, надо же учитывать, что с утреца первого января Содом и Гоморру сжечь одним плевком могут не только высшие силы, но и мы, земные грешные людишки. Особенно поутру (в четвертом часу пополудни) рано проснувшись и обнаружив комментарий (надо понимать, поздравительный) от хрен пойми кого из этих ваших энторнетов.

Collapse )
С мечом

Д'Артаньяны при попуганах


Недавно критик-писатель-литературовед П. Басинский запечалился — и разумеется, внезапно: "...издательство "Современник", одно из самых крупных в СССР, в 1986 году выпустило 371 книгу общим тиражом 29,1 млн экземпляров, а в 1998 году там вышло 34 книги тиражом 261 тысяча. В "нулевые" годы издательство практически перестало существовать. Или возьмем такого гиганта книгоиздания, как "Художественная литература" — бывший "Гослитиздат". В 1986 году — 334 издания тиражом 85 млн экземпляров, в 1995-м — вообще ни одной книги, а в 1996-м — всего 38 изданий тиражом 0,5 млн. В 1992 году прекратила существование "Советская Россия" — самое крупное республиканское издательство. "Московский рабочий", орган книжной продукции МГК КПСС, в 1973 году выпустил 251 книгу тиражом 11 млн экземпляров, в 90-е перешел на издание классики и краеведения, а в начале 2000-х приказал долго жить".

Да-а-а, некоторые аффтары и критики демонстрируют поистине феерическую скорость мышления. Улитки и черепахи рядом с ними просто спринтеры, быстроногие Ахиллесы, давно, вопреки апории Зенона, догнавшие и перегнавшие черепаху. Так и хочется воскликнуть: эй, гражданин-товарищ-барин, с того блаженного времени, когда все мы обитали в "самой читающей стране", прошло два десятка лет. С тех пор господдержка и госцензура нас покинули, оставили книгоиздат плыть по воле волн бизнеса, а тот возьми да утони. Привык, понимаешь, на плоту передвигаться. Да-да, цензура идеологии тоже оказалась плотом — и куда более плавучим, нежели цензура денег. Она, как выяснилось, была не плотом, а доской, по которой литературу пустили погулять перед тем, как сбросить за борт.

Collapse )
Ковбой

Решение своих проблемок за счет литературы, или Если бы Шариков был сукой


На смену Жучкам-Шариковым пришли Швондеры, члены уже не столько литературной, сколько политической тусовки. Это вам не кошек душить в очистке. Некто Георгиевская, упомянутая в посте про решение СВОИХ проблем за счет литературы, при всяком удобном случае лебезит перед Марией Степановой, расхваливая все эти "лицо спины наставя на назад": "Ах, какой талант, Мария, ах, какая великая поэзия!" Искренне — или чтобы хозяйка "Колты" "гендерные штудии" Георгиевской у себя публиковала? Вполне возможно, что первое родилось из второго. Знаете, есть такие искренне лебезящие личности, прячущие истинные мотивы под хорошими, да так, что ни один психоаналитик не докопается.

Зато когда после вылизывания зада ее пустят "на площадку", Георгиевская научит читателя, как относиться к критикам, кои "девочек обижают": "Характерно, что Кузьменков не способен представить женщину как субъекта..." (Как субъектА! Хороша альтернативная орфография в статейках "думающих в правильном ключе".) "Это всегда объект — неважно, мужского вожделения или мужской раскрутки. У критика не укладывается в голове, что Васякина может рефлексировать сама по себе, пробиваться сама по себе, что за её левым плечом не стоит издатель Илья Данишевский, нашёптывая кощунственные фразы, точно Мефистофель". Милочка, Мефистофель не стоит за левым плечом, он всего лишь литературный персонаж. За левым плечом человека стоит демон-искуситель, он же черт, персонаж мифологический, а не литературная его персонификация. Впрочем, откуда георгиевским знать разницу...

Collapse )
Осень

Обреченные фигляры на тропе войны, или Фикбучные страдания


Френд однажды пошутил, описывая премирование фантастов, вне своей песочницы никому не нужных и не интересных, увы (действительно увы, мне жаль деградирующих жанров, особенно тех, что нравились мне в детстве): "Обречённые фигляры на тропе войны. Очередную премию выдавали, аж сто гостей присутствовало". Я подумала: компилированным названием премиального опуса можно охарактеризовать состояние нынешней фантастики. Да и всей современной литературы, если уж на то пошло. А вскоре после этой шутки принесли мне ссылку на фикбучные страдания.

Collapse )
Ну ты и...

Дао критика. Часть тридцать девятая: эротическое безумие критикесс


Забавно, данную фотографию писателя Снегирева, с которой он вышел в люди с надеждой признания себя гением, фейсбук счел оскорбительной для чувств пользователей и потребовал не ставить на его информационной территории оскорбительных иллюстраций. Писатели, ухитряющиеся оскорбить изображением своего тщедушно-волосатого тельца детище Цукерберга и стать причиной эротического безумия некоторых (и без того не слишком нормальных) критикесс, уже могут ничего не писать. Их цель достигнута. И эта цель не имеет никакого отношения к литературе. Каковы писатели, таковы и цели...

Итак, продолжим разбор схемы надувания мыльного пузыря, именуемого "модный литератор". Как верно заметил мой френд Данила Косенко: "— Какой талант этот ваш Снегирёв! Какой изысканный слог, какая палитра выражений, какой сюжет!
— А ты читал?
— Зачем? Мне Рабинович напел, ой, критики про него рассказали"
.
Весь вопрос в том, кто именно напел — Рабинович или не Рабинович.

Тот, кто верит Пустовым-Погорелым-Жучковым, сочтет любого из представленных ими графоманов "большим писателем, опередившим свое время" (ну да, в данном конкретном случае Генри Миллера или хоть Эдуарда нашего Лимонова не существовало, конечно же). Прочитавшие Иваницкую и Кузьменкова (нацбесенят я даже в расчет не беру, какие из них критики...) получат представление, более близкое к истине (то бишь к тому, которое получили бы, отнесясь к графоманским потугам критически, а не предвзято, с установкой "на восхититься"). И это, как правило, неутешительный вывод: вот и еще один слабый писатель с уклоном в надоевший публике физиологизм.

Collapse )
Ваши ноги теперь мои!

Дао писателя. Часть сорок третья: клиповое чтение


Итак, продолжим разговор о драбблах. "Drabble" в переводе с английского значит "отрывок". В фанфикшене так называется сцена, зарисовка, описание персонажа. Иногда под драбблом подразумевают миниатюру — короткую (около ста слов) историю, имеющую двойной подтекст и/или неожиданный финал. Ну, словом, взгляд и нечто. Вполне себе имеющая право на существование разновидность литературной зарисовки, из которой со временем может получиться рассказ, а из множества миниатюр даже целый сборник.

Однако в наши дни драбблы массово заменяют более полноценные литературные формы — рассказ, повесть, роман. Из отрывков-осколков так и норовят сделать вещь посложнее, помасштабнее, длиной не в сто слов, а в сто тысяч. Казалось бы, невозможно растянуть зарисовку на целую книгу. Ан нет, вполне возможно, убедитесь сами. Весь вопрос в общественной поддержке тенденции. Будучи активно поддержана критикой, любая тенденция (включая откровенно деградированные) запросто укореняется в "обычном праве" литераторской деятельности.

Collapse )
Курю

Барышня и Антиной


Недавно заглянула, иначе не скажешь, в экран телевизора, где шел унылый ежевечерний сериал из жизни ментов-полицаев во главе с актрисой, некогда сыгравшей Маргариту в плохонькой экранизации булгаковского романа. Не стоило, ох не стоило режиссеру Бортко портить тем сериалом благоприятное впечатление, оставленное фильмом "Собачье сердце" — Москву сей петербуржец понимает плохо, а женщин не понимает вовсе. Вот и выбрал на роль пылкой ведьмы Маргариты миловидное бревно по фамилии Ковальчук. Каковое бревно не ожило и в криминальном сериале. Только в инфернальной обстановке столетней давности Ковальчук была брюнеткой, мрачной, будто форель, а в обстановке полицай-криминальной стала форелью-блондинкой, пытающейся улыбаться. Улыбаться у актрисы получалось хреново.

Но дело не в Анне Ковальчук. Дело в том, что в сериале все, ну просто все сыскари непрерывно держатся за мобилы. Так и ходят с телефоном возле уха, так и играют хомо мобилкус.

Collapse )