Category: лытдыбр

Элли с выпивкой

Первонах, идущий нах


А! Чу! Эва! Все проснулись? Пересчитайте друг друга, тьфу, тоись на "первый-второй", рассчитайсь, постройсь и строем пошли похмеляться — быстро, решительно! А то некоторые с бодуна такого наворотят... да уже наворотили. Кто-то с бодуна дружить пришел. Ко мне. С добрыми советами, мир его праху.

Пил бы ты поменьше товарищ, глядишь, не блевал бы поутру добрыми советами. Вообще, надо же учитывать, что с утреца первого января Содом и Гоморру сжечь одним плевком могут не только высшие силы, но и мы, земные грешные людишки. Особенно поутру (в четвертом часу пополудни) рано проснувшись и обнаружив комментарий (надо понимать, поздравительный) от хрен пойми кого из этих ваших энторнетов.

Collapse )
С мечом

Д'Артаньяны при попуганах


Недавно критик-писатель-литературовед П. Басинский запечалился — и разумеется, внезапно: "...издательство "Современник", одно из самых крупных в СССР, в 1986 году выпустило 371 книгу общим тиражом 29,1 млн экземпляров, а в 1998 году там вышло 34 книги тиражом 261 тысяча. В "нулевые" годы издательство практически перестало существовать. Или возьмем такого гиганта книгоиздания, как "Художественная литература" — бывший "Гослитиздат". В 1986 году — 334 издания тиражом 85 млн экземпляров, в 1995-м — вообще ни одной книги, а в 1996-м — всего 38 изданий тиражом 0,5 млн. В 1992 году прекратила существование "Советская Россия" — самое крупное республиканское издательство. "Московский рабочий", орган книжной продукции МГК КПСС, в 1973 году выпустил 251 книгу тиражом 11 млн экземпляров, в 90-е перешел на издание классики и краеведения, а в начале 2000-х приказал долго жить".

Да-а-а, некоторые аффтары и критики демонстрируют поистине феерическую скорость мышления. Улитки и черепахи рядом с ними просто спринтеры, быстроногие Ахиллесы, давно, вопреки апории Зенона, догнавшие и перегнавшие черепаху. Так и хочется воскликнуть: эй, гражданин-товарищ-барин, с того блаженного времени, когда все мы обитали в "самой читающей стране", прошло два десятка лет. С тех пор господдержка и госцензура нас покинули, оставили книгоиздат плыть по воле волн бизнеса, а тот возьми да утони. Привык, понимаешь, на плоту передвигаться. Да-да, цензура идеологии тоже оказалась плотом — и куда более плавучим, нежели цензура денег. Она, как выяснилось, была не плотом, а доской, по которой литературу пустили погулять перед тем, как сбросить за борт.

Collapse )
Ковбой

Решение своих проблемок за счет литературы, или Если бы Шариков был сукой


На смену Жучкам-Шариковым пришли Швондеры, члены уже не столько литературной, сколько политической тусовки. Это вам не кошек душить в очистке. Некто Георгиевская, упомянутая в посте про решение СВОИХ проблем за счет литературы, при всяком удобном случае лебезит перед Марией Степановой, расхваливая все эти "лицо спины наставя на назад": "Ах, какой талант, Мария, ах, какая великая поэзия!" Искренне — или чтобы хозяйка "Колты" "гендерные штудии" Георгиевской у себя публиковала? Вполне возможно, что первое родилось из второго. Знаете, есть такие искренне лебезящие личности, прячущие истинные мотивы под хорошими, да так, что ни один психоаналитик не докопается.

Зато когда после вылизывания зада ее пустят "на площадку", Георгиевская научит читателя, как относиться к критикам, кои "девочек обижают": "Характерно, что Кузьменков не способен представить женщину как субъекта..." (Как субъектА! Хороша альтернативная орфография в статейках "думающих в правильном ключе".) "Это всегда объект — неважно, мужского вожделения или мужской раскрутки. У критика не укладывается в голове, что Васякина может рефлексировать сама по себе, пробиваться сама по себе, что за её левым плечом не стоит издатель Илья Данишевский, нашёптывая кощунственные фразы, точно Мефистофель". Милочка, Мефистофель не стоит за левым плечом, он всего лишь литературный персонаж. За левым плечом человека стоит демон-искуситель, он же черт, персонаж мифологический, а не литературная его персонификация. Впрочем, откуда георгиевским знать разницу...

Collapse )
Осень

Обреченные фигляры на тропе войны, или Фикбучные страдания


Френд однажды пошутил, описывая премирование фантастов, вне своей песочницы никому не нужных и не интересных, увы (действительно увы, мне жаль деградирующих жанров, особенно тех, что нравились мне в детстве): "Обречённые фигляры на тропе войны. Очередную премию выдавали, аж сто гостей присутствовало". Я подумала: компилированным названием премиального опуса можно охарактеризовать состояние нынешней фантастики. Да и всей современной литературы, если уж на то пошло. А вскоре после этой шутки принесли мне ссылку на фикбучные страдания.

Collapse )
Ну ты и...

Дао критика. Часть тридцать девятая: эротическое безумие критикесс


Забавно, данную фотографию писателя Снегирева, с которой он вышел в люди с надеждой признания себя гением, фейсбук счел оскорбительной для чувств пользователей и потребовал не ставить на его информационной территории оскорбительных иллюстраций. Писатели, ухитряющиеся оскорбить изображением своего тщедушно-волосатого тельца детище Цукерберга и стать причиной эротического безумия некоторых (и без того не слишком нормальных) критикесс, уже могут ничего не писать. Их цель достигнута. И эта цель не имеет никакого отношения к литературе. Каковы писатели, таковы и цели...

Итак, продолжим разбор схемы надувания мыльного пузыря, именуемого "модный литератор". Как верно заметил мой френд Данила Косенко: "— Какой талант этот ваш Снегирёв! Какой изысканный слог, какая палитра выражений, какой сюжет!
— А ты читал?
— Зачем? Мне Рабинович напел, ой, критики про него рассказали"
.
Весь вопрос в том, кто именно напел — Рабинович или не Рабинович.

Тот, кто верит Пустовым-Погорелым-Жучковым, сочтет любого из представленных ими графоманов "большим писателем, опередившим свое время" (ну да, в данном конкретном случае Генри Миллера или хоть Эдуарда нашего Лимонова не существовало, конечно же). Прочитавшие Иваницкую и Кузьменкова (нацбесенят я даже в расчет не беру, какие из них критики...) получат представление, более близкое к истине (то бишь к тому, которое получили бы, отнесясь к графоманским потугам критически, а не предвзято, с установкой "на восхититься"). И это, как правило, неутешительный вывод: вот и еще один слабый писатель с уклоном в надоевший публике физиологизм.

Collapse )
Ваши ноги теперь мои!

Дао писателя. Часть сорок третья: клиповое чтение


Итак, продолжим разговор о драбблах. "Drabble" в переводе с английского значит "отрывок". В фанфикшене так называется сцена, зарисовка, описание персонажа. Иногда под драбблом подразумевают миниатюру — короткую (около ста слов) историю, имеющую двойной подтекст и/или неожиданный финал. Ну, словом, взгляд и нечто. Вполне себе имеющая право на существование разновидность литературной зарисовки, из которой со временем может получиться рассказ, а из множества миниатюр даже целый сборник.

Однако в наши дни драбблы массово заменяют более полноценные литературные формы — рассказ, повесть, роман. Из отрывков-осколков так и норовят сделать вещь посложнее, помасштабнее, длиной не в сто слов, а в сто тысяч. Казалось бы, невозможно растянуть зарисовку на целую книгу. Ан нет, вполне возможно, убедитесь сами. Весь вопрос в общественной поддержке тенденции. Будучи активно поддержана критикой, любая тенденция (включая откровенно деградированные) запросто укореняется в "обычном праве" литераторской деятельности.

Collapse )
Курю

Барышня и Антиной


Недавно заглянула, иначе не скажешь, в экран телевизора, где шел унылый ежевечерний сериал из жизни ментов-полицаев во главе с актрисой, некогда сыгравшей Маргариту в плохонькой экранизации булгаковского романа. Не стоило, ох не стоило режиссеру Бортко портить тем сериалом благоприятное впечатление, оставленное фильмом "Собачье сердце" — Москву сей петербуржец понимает плохо, а женщин не понимает вовсе. Вот и выбрал на роль пылкой ведьмы Маргариты миловидное бревно по фамилии Ковальчук. Каковое бревно не ожило и в криминальном сериале. Только в инфернальной обстановке столетней давности Ковальчук была брюнеткой, мрачной, будто форель, а в обстановке полицай-криминальной стала форелью-блондинкой, пытающейся улыбаться. Улыбаться у актрисы получалось хреново.

Но дело не в Анне Ковальчук. Дело в том, что в сериале все, ну просто все сыскари непрерывно держатся за мобилы. Так и ходят с телефоном возле уха, так и играют хомо мобилкус.

Collapse )
Ковбой

Пополняя ЖЖ-бестиарий


Похоже, европейская и славянская нечисть закончилась, но всегда можно освоить восточную нечисть. Ее много и она смешная. Недавно наткнулась (в который уж раз) на японский бестиарий. Кого там только нет! И некоторые виды нечисти знакомы мне отнюдь не по бестиариям. Ама-но-дзаку: древний демон упрямства и порока. Читает мысли людей, заставляет их поступать так, что задуманные планы совершаются с точностью до наоборот. В одной из сказок съел принцессу, надел на себя ее кожу и попытался в таком виде выйти замуж, но был разоблачен и убит. Вот интересно, а он действительно читает мысли — или ему кажется, что он их читает? Иначе как бы он попался на обдирании принцесс? Признаюсь, у меня побывало множество визитеров, уверенных, будто они меня читают. Особенно поучающих пердунов (примерно моих лет), отчего-то уверенных, что они разговаривают со студенткой. Ну, с вчерашней студенткой. Или они просто привыкли так себя вести? Но упрямства там на трех японских ёкаев хватит.

Есть у меня среди виртуальных френдов и реальный друг, чьи собеседники четко демонстрируют: друг моего друга — не мой друг. Они — за одним-единственным исключением — чудовищно невоспитанны и назойливы. Я уже не первый год сама с собою спорю, как скоро придется банить очередного желающего поговорить со мною "в откровенном тоне", у друга ли в ЖЖ, на моей ли территории... Откровенный тон включает в себя стандартную схему. Приведу последнее ее воплощение. В цитатах, чтобы наглядней было.

Collapse )
Мечты

Что такое пошлость, или Замысловатые фигуры на льду достоинства. Часть десятая


командир к примеру кричит огонь
а мог бы кричать омлет
кончается жизнь не будет другой
а впрочем и жизни нет
среди насекомых любящих власть
эстетов любящих плоть
чужой инструмент почетно украсть
ну так орехи колоть
не падает маслом вниз бутерброд
разгадка проста — маргарин
удачи и семь концов тебе в рот
нарядный гардемарин
lemon_sole


А мы называли это литературой. Но черт возьми, как же трезв булгаковский "Морфий"! Он не просто трезв, он еще и отрезвляет тех, у кого в голове хоть что-то осталось. Не то что нынешние россыпи перлов писательской и критической мысли. От лицезрения тех перлов у меня родилась идея создавать перловку не только фикерскую, сетераторскую и лауреатскую. Критика тоже умеет много гитик! Однако критики, похоже, прознав про мои экзерсисы на их костях, начинают обижаться и... вонять.

Collapse )
Ковбой

Что такое пошлость, или Замысловатые фигуры на льду достоинства. Часть пятая


В ходе написания цикла постов о пошлости я обнаружила и разложила по полочкам много интересных для меня вещей. В частности, поймала себя на том, что перестала читать литературные новинки, разочаровавшись в модных писателях окончательно и бесповоротно. Чтение современной прозы для меня превратилось в трату времени, а почему, объясню чуть позже.

Сейчас скажу лишь, что из книг популярных авторов, лауреатов всевозможных литературных премий, я выписываю цитаты точно тем же способом, что и из разных фиков: открываю первое попавшееся произведение на сайте с "читать онлайн", нажимаю на любую страницу, читаю первый попавшийся на глаза абзац. И без затей отмечаю стилистические и фактические ошибки, а то и попросту идиотизмы. Вопреки подозрениям в моей чрезмерной придирчивости я не сижу сутками над этими замечательно, прекрасно написанными книгами, жадно выискивая скрупулы дичи и чуши. Видимо, оттого, что не так уж прекрасно они написаны, как клянется наша самая объективная, неподкупная и профессиональная критика.

Collapse )