Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

С мечом

Я, как человек брутально честный...

У фонтана Треви

...начну анкету-характеристику с пояснения: моя жизнь вращается вокруг написания, обсуждения и издания книг. Это кажется однообразным, но я так устроена, и мой блог устроен так же. Я - противоположность всему, что маркетологи одобряют и рекомендуют. Можете считать этот блог моим личным антипопулярным экспериментом.

В тегах:
- "музей литературных фигур" - то, что я рекомендую прочесть;
- "литературная премия Дарвина" - то, что не рекомендую;
- "пытки логикой и орфографией" - посты о литературе;
- об антилитературе, то есть о фанфикшене и звездах Самиздата - "авада кедавра сильно изменилась" и "вирус графоманства" соответственно.

К литературной деятельности я имею самое непосредственное отношение. Тем не менее внешний отклик меня не интересует. Поэтому имя свое не гуглю, ссылок на себя не замечаю, рецензий на свое творчество не читаю, френдленту - тоже. Свои посты и книги ставлю на собственный сайт. Вот те, что написаны после моего ухода из популярной литературы, отредактированы и выложены. Ссылка открывается по клику на картинку.



Бе-бе-бе

Практика хейтинга в форме бесед о литературе


Но вернемся от жалобной брехни теоретиков хейтинга о своих обидках к практике оного — ведь именно практикой литературного хейтинга представляются некоторым ЛЮБЫЕ беседы о литературе. Эти некоторые такие обидчивые... снежинки. Так и ищут, о чем бы поплакаться. Сперва гуглят и яндексят свое имечко, как душевнобольные, потом рыдают, что о них плохое написали. Ты уж либо умерь свою манечку, либо не ной.

Collapse )
Курю

Люди в унылом. Часть первая


Ну-с, раз уж в мою честь, как я писала в посте про свой сайт (в порядке пиара себя, любимой) уже вебинары устраивают, должна же я поддержать свою, так сказать, зоилову честь? А то последнее время одни фотки да воспоминания, как точно такие же глупые кунштюки я наблюдала лет надцать тому назад. И они уже тогда были даже не второй, а надцатой свежести.

Что поделать, читать давно ничего не хочется, особенно дамское. Ведь "женская литература" — это некое особливое явление, которое любят обозначить как "книги для женщин и девушек", очевидно, как для существ, чья масса мозга на 100-150 граммов меньше, чем мозг у мужчины (и да, георгиевские, это медицинский факт). Так вот, эта самая женская литература окончательно срослась с лытдыбром. Новая искренность а-ля Лерочки Пустовые настолько фейсбучна (или жежешна), что я не понимаю: кой ляд мне это читать, если оно не мой френд? Я и френдленту-то читать отказалась лет семь тому назад — и не от презрения к френдам, а скорее от нежелания устраивать в собственной голове кашу, в которой не разобрать, кто на ком стоял. У меня на диво хорошая долговременная память на факты. Зачем мне подчерепная свалка из фактов чужой жизни и потоков чужого сознания?

Collapse )
Йакрасотка

"Пожар способствовал ей много к украшенью"


Ну вот, пожары и потопы последних дней привели к тому, что мне по доброте душевной обновили сайт. Как хорошо, что на свете есть такие люди, как мой новый друг, ура. И я с помощью друга наконец-то сделала то, что стоило сделать лет пять тому назад — перевела свои книги в режим бесплатного скачивания для всех, кому вздумается их прочитать.

На первой странице рубрики "Архипелаги моря Ид" лежат две полных художественных трилогии (и не только). Но главное, на вторую страницу "Архипелагов моря Ид" я выложила свою новую трилогию "Двутелый андрогин". Попутно дописывая третий том.

Collapse )
Ковбой

"Пусть Папочку к помосту отнесут, как воина, четыре капитана": литагенты-сутенеры


Капитанов, относящих к помосту воинов с литературой, похоже, действительно будет четыре. Вторая часть поста посвящена литагентам-сутенерам.

Продолжая тему писучек, тьфу, писалок и писателей до кучи, поневоле поднимешь тему преображения творческой сферы деятельности в нечто совершенно иное — путём, как сказал бы биолог, инволюции, то есть редукции или утраты в процессе эволюции отдельных органов, упрощения их организации и функций. Так-то вот и литературный процесс пережил этап инволюции и мутировал в процесс премиальный.

Collapse )
Бе-бе-бе

"Пусть Папочку к помосту отнесут, как воина, четыре капитана"


Очередной пост с "селфиписками". Или, чего греха таить, "селфиписьками".

Шопаделать, современная писательница все чаще и чаще изображает из себя даже не куртизанку, а простую, но услужливую индивидуалку. Здесь, в посте (и в следующем, очевидно, тоже) перед вами предстанут всё писательницы да критики, всё критички да авторки: и работающие под "садиконациста", и перезрелые cowgirl, и прочие не менее перезрелые нимфы...

Довольно тебе, литература, восклицать, подобно шекспировской миссис Куикли: "Вздумай только дать приют и стол каким-нибудь десяти приличным женщинам, которые честно зарабатывают себе на хлеб иглой, и все кругом начнут кричать, что у тебя публичный дом". Публичный дом и есть. И нравы в нем, и разборки в нем соответствующие.

Collapse )
Ну ты и...

Доколумбова картошка


Приведу-ка "для сугреву" избранные реплики знакомых и незнакомых мне людей про то, как современная литература делается.

Ярослав Трусов: "Есть одна библиотека, ныне платная, а тогда бесплатная. Очень любила анонсировать и продвигать новых авторов. Давно уже это было — объявила набор редакторов/корректоров для вычитки и правки даровитых, но торопливых гениев. Пил я тогда по настроению, скучно было, написал, объяснил, прислали мне рукопись. Автор на букву "П", роман о попаданце во времена раннехристианской Руси. Начал читал — и охалпел. Ну, что крестятся там все "щепотью", а бердыш не только появился лет на 300 раньше, но и оказался двухлезвийным — это самое мелкое. Диалоги напоминали базар двух друганов с Юбутова, только семок не хватало, не завезли ещё, хотя я их подсознательно ждал на каждой странице, как и картошку". Картошку, редактор, не замай! Ее Колядина и Гиголашвили в свои волшебные исторические ебеня, то есть палестины завезли еще до открытия Америки! Иван Грозный и князья Долгорукие (или кто там? Плещеевы? Ольгерд со Святославом?) без нее трапезы не мыслили.

Collapse )
Курю

Герой распутнее своего создателя


Говорят, что писатель (ну или тот, кто считает себя таковым) не в силах придумать героя умнее себя. Предположим, так оно и есть (хотя я сомневаюсь в столь великом уме авторов, вполне убедительно писавших о гениях). Впрочем, я не раз замечала: современные авторы не в силах сочинить своему герою образ мышления и стиль поведения, отличные от своих собственных, поэтому столько нервно-истеричных бывалых спецназовцев, рыцарей и вождей кочевников болтается — иначе не скажешь — по страницам произведений.

Ну а как насчет других качеств, например, нравственности? В силах ли писатель придумать злодея, масштаб личности которого (и злодеяний, соответственно) будет крупнее авторского? Распутника, чьи беспутства превосходили бы сексуальные фантазии его создателя? Омега однажды, помню, заметила: "Антураж-то дело нехитрое... тут при минимальном усердии можно избавиться от сарафанов на полной ноге... если дать себе труд подучить матчасть, а вот с пониманием простейшей истины "Не все думают и чувствуют так, как я" — полный швах". В чем я неоднократно убеждалась. А ведь наравне с наблюдательностью умение почувствовать и понять ДРУГОГО можно назвать литературообразующим.

Collapse )
Бе-бе-бе

Перспективный жанр "УСГ" ("Унылое Скандальное Говно"), или Как надо писать порево


Ох, беда, беда, разорение... После чтения рецензий Чекунова я внезапно задумалась вот над чем. Писатели у нас как-то сбиваются в стаи, в стаях поднимаются выше облаков, обретают единство с соратниками по... э-э-э... как бы это помягче-то назвать? А! По фракции. В общем, делятся они так, делятся — и в ходе почкования, то есть деления совершенно перестают применять к себе то, что, в общем-то, неплохо помнят и понимают еще с пройденных ими Литов, ВШЭ, филфаков и прочих курсов по повышению квалификации того, что повысить если не нельзя, то очень сложно. Вот только понимание это отстраненное. Взять, например, чудовищно плохо пишущих людей, которые вчуже могут замечать соломинку в чужом глазу, в своем не замечая ни бревна, ни хрена.

(Признаться, данное качество имеется у большинства писателей: критики из нас более суровые и жесткие, чем из собственно критиков, да только критиковать себя есть особое, мазохистское занятие. Я бы даже сказала, мазохистское искусство.)

Collapse )
Монокль

"Цорес, макис мит халоймес — это будет ваш паек!"


Читала недавно дельную рецензию В. Чекунова на произведение весьма хренового, но усердно проталкиваемого в живые классики А. Иванова. Роман "Ненастье", невыразимо картонный как в плане "живых" деталей (художественных образов, психологии персонажей, социальных отношений, событийного ряда), так и "неживых" (истории, техники, географии, физики), вызывает у рецензента множество нареканий "по части матчасти".

Ему на то пеняют комментаторы: "...автор жизни не нюхал и верить ему нельзя. Так и есть. Но все эти гайки, приклады и жетоны только распыляют посыл. Смысл в том, что в основе сюжета книги заложено коренное непонимание автором жизни. Он сам это знает, поэтому у него главные персонажи блаженные и неадекваты. Он знает, что ему нечего сказать, и пытается создать иллюзию смысла на голом манипулятивном приёме. И это срабатывают. Тиражи, сериал (во многом более глупый, чем книга)... В общем, ваша, Вадим, рецензия правильная, но уязвимая, основанная (за редким исключением) на мелочах".

Collapse )