Category: искусство

Бе-бе-бе

Стоит статуя в лучах заката

Скоро, скоро всех нас ждет предновогодний (а тех, кто будет праздновать католическое Рождество, и предрождественский) шопинг. Помню, как это было в Берлине — беготня по магазинам, тематические витрины, Санта-Клаусы, трясущие колокольчиками, словно в приступе болезни Паркинсона, ух!



Десять лет прошло с момента, когда были сделаны эти фотографии: мы с Мышью в берлинском Kaufhaus des Westens, сокращенно KadeWe. Мне нравился этот магазин в районе Шёнеберг у площади Виттенбергплац. Было время, KadeWe считался крупнейшим в континентальной Европе и входил в пятерку самых крупных универмагов мира. Не знаю, как сейчас, а в конце 2000-х и аж до середины 2010-х мы там постоянно что-то приобретали. Хоть те же елочные игрушки, по сей день украшающие нашу елку (но уже в меньшем количестве). Как раз они у меня в сумке и звенят, пока Боевая Мышь фотографирует меня на фоне арабской роскоши — резного айвана и набора армуды для чая. В армуды отчего-то входила сугубо европейская подставка для пирожных. Я канючила ее, канючила, однако мы так и не купили это бесполезное (готовлю-то я не столько пирожные, сколько либо пироги, либо торты — их на такую фитюльку не поместишь), но такое изящное сооружение.

Collapse )
Ну ты и...

Грантоловство


De mortuis aut bene, aut nihil — следуя этому принципу пришлось бы всю мировую историю выбросить на свалку и заменить слащавым враньем (что периодически и делается). Или про большинство "гениев и светочей" после их кончины придется молчать. И не обязательно скорбно, а скорее всего интригующе, эдак по-булгаковски: "Толстые щеки этой гражданки как будто изнутри распирало еще больше какою-то пикантной тайной, в заплывших глазках играли двусмысленные огоньки. Казалось, что вот-вот еще немного, и гражданка, не вытерпев, подмигнет на покойника и скажет: «Видали вы что-либо подобное? Прямо мистика!» Столь же растерянные лица были и у пеших провожающих, которые, в количестве человек трехсот примерно, медленно шли за похоронной машиной".

Это я к чему? А к тому, что наткнулась давеча в интернетах на причитания по поводу смерти Льва Аннинского: "В литературном сообществе Лев Аннинский пользовался колоссальным авторитетом". Ну да, еще каким: в кругу "сопричастных" кличка Аннинского была "Лёва Сто баксов". За сто долларов "колоссальный авторитет" в 90-е писал хвалебные рецензии кому угодно. И чуть ли не первый придумал, как монетизировать наплевательское отношение к собственной профессиональной сфере. Хвалитики переняли опыт старшего товарища и теперь попросту пишут свои панегирики под копирку, перекатывая трескучие фразы с пресс-релиза: нуачо, "все так делают". И в гроб сходя Аннинский успел вручить соцреалисту Самсонову, пишущему про войну в Донбассе по википедии, заранее распределенную между "своими" литпремию "Ясная Поляна".

Collapse )
Бе-бе-бе

Здравствуй, ноябрь, самый несимпатичный из братьев-месяцев


Самый неприятный месяц года — ноябрь. Ни надежды на возвращение тепла (а если оно и вернется, то никому от неожиданного потепления не поздоровится — сдуру зацветут первоцветы, проснутся мелкие и крупные зверушки, чтобы потом массово страдать, когда неотвратимо, но как всегда неожиданно грянут холода). Ни пушистого, кутающего одеялом снега (ложится он красиво, словно белотелая барыня во взбитые перины, но надолго снежной роскоши не хватает, уже через пару часов — кислая грязь под грязной зеленью). До "мороз и солнце, день чудесный" как минимум месяц пасмурного уныния, эмоциональных качелей и желтого уровня депрессии.

"Как тускло пурпурное пламя,
Как мертвы желтые утра!
Как сеть ветвей в оконной раме
Всё та ж сегодня, что вчера...

Одна утеха, что местами
Налет белил и серебра
Мягчит пушистыми чертами
Работу тонкую пера..."

Collapse )
Бе-бе-бе

Холодный московский пожар


Тепло ушло, а солнце еще проглядывает. И золото, и зелень пока не унесло первым снегом, предвестием ноября. Конечно, пришлось сменить наряд с почти летнего на плотную осеннюю броню - непромокаемые куртки, непродуваемые свитера, байкерские штаны и неубиваемые берцы. Не бывает плохой погоды, бывает неподходящая одежда! В общем, экипировались - и вуаля, опять прогулки, опять фотосессии, опять яблоки-бузина-рябина-калина красная.

Впрочем, калина у нас, похоже, не растет, а вот в скверах рябина, в МГУ бузина, на аллеях яблоки - это да. Этого много. Бузина полыхает, как пожар, на голых кустах. Совсем голых - ни листика.

Collapse )
Ковбой

Сетеразм оформительский, или Сны таланта рождают уродов


Вопросы синкретизма в искусстве, а упрощая — творческого партнерства как в процессе создания, так и в плодах — интересуют меня много лет: я даже когда-то писала диплом по синкретизму искусств на примере движения прерафаэлитов. И пусть я давно уже не верю в возвращение добросовестного, ответственного отношения к своему делу в творческой сфере деятельности. Смирилась с тем, что не будет у нас больше (по крайней мере в официальном книгоиздательстве) ни хороших книг с отменной полиграфией, ни талантливых иллюстраторов, понимающих, ЧТО они рисуют и желающих войти в вечность, а не в платежную ведомость... Но поговорить о том, как это было, по-прежнему хочется.

Collapse )
Осень

Гордые рыцари доходных домов


Согласно традиции перед экскурсией - еще одно селфи автора в самом выгодном свете: верховая езда, юность и романтизм. Как говорится, лорду Фаунтлерою купили пони. На самом деле это попытка подобрать фотографию к тематике поста. Рыцарской тематике!

Сегодня я расскажу об элементе архитектурного декора, который особенно люблю - об одинокой и гордой фигуре рыцаря. Как правило, рыцарской атрибутикой украшают фасады доходных домов, как бы подчеркивая контраст между душевными качествами домовладельца и презренным металлом, коий приходится зарабатывать в поте лица, взимая домовую плату. Рыцари на фасадах, разумеется, не являют собою свидетельство благородного происхождения или не менее благородного характера домовладельца - они атрибут скандинавского модерна, где весьма популярна рыцарская тематика.

Collapse )
Ну ты и...

Дао критика. Часть сорок пятая: критик в шкуре хвалитика


В очередном посте критик Е.Иваницкая открывает дискуссию, спрашивая своих друзей: "Зачем нужны отрицательные рецензии? (Подвергшиеся таким рецензиям авторы называют их "уничижительной критикой") Или они вовсе не нужны и даже вредны?" Оставив на время предмет обсуждения, спрошу: по какому поводу такие удивительные вопросы? И сама же отвечу: а по поводу открытия охотничьего сезона. Дорогие наши (в смысле, дорого нам обходящиеся) хвалитики, похоже, открыли сезон охоты на А.Кузьменкова. Первых пальнувших уже отшлепали, как малолеток, но я и среди жестокого веселья публичной казни найду, над чем поразмыслить.

Итак, некий Р.Сенчин (тоже критик, entre nous soit dit), некогда боевито заявлявший: "Сегодняшнего критика, в отличие от советского, никто не боится. Его самая гневная статья не закроет писателю дальнейший путь в литературе" ("Питомцы стабильности или грядущие бунтари?", 2010); "Герцен сравнил Белинского конца 1830-х годов с Конгревовой ракетой, выжигавшей все вокруг... С одной стороны, образ довольно зловещий, а с другой, — для появления нового необходимо освободить пространство… К сожалению, у нас давно не было таких испепеляющих себя и окружающую заплесневелость фигур, как Белинский" ("Конгревова ракета", 2011), ныне демонстративно стал белым и пушистым, а такоже светлым и добрым "человечком". И как все светлые человечки, люто-бешено предъявляет претензии как бы безличному критику, мастеру отрицательных рецензий: "Главным признаком уродства выступают различные стилистические ляпы, смысловые нестыковки, нелепости, неграмотно составленные предложения. Авторы (критических статей — И.Ц.) смакуют их, упиваются. Идея произведения, сюжет, интонация чаще всего остаются вне поля зрения".

Collapse )
Курю

Наука для идиотов. Часть третья


То, что до сих пор открыто науками, лежит почти у самой поверхности обычных понятий. Для того чтобы проникнуть вглубь и вдаль природы, необходимо более верным и осторожным путем отвлекать от вещей как понятия, так и аксиомы, и вообще необходима лучшая и более надежная работа разума.
Фрэнсис Бэкон


Давненько в теге "дао писателя и критика" не было ничего, что можно было бы назвать популяризацией науки. Полноценной популяризацией полноценной гуманитарной науки. И сейчас, как видите по названию, не будет. Сперва разъясню-ка я некоторых сов, а там переключусь на объяснение чего-нибудь не столь сложного. Например, о том, что такое модусы художественности, блин.

Collapse )
Осень

Масленица блогера


С утра вся вдохновенная проснулась и поняла: я - домовенок Кузя. Потому что блинов хочу. Со смятаной. Пошла готовить блины, которые можно употреблять "со смятаной" и диабетикам. А поскольку на днях приобрели мы держатель для планшета (ну очень крепкий), блины жарила попутно с печатанием комментов.

Collapse )
Элли с выпивкой

Дао писателя. Часть сороковая: рыцарь расщепленного образа


Вернемся к теме становления характера у героя, а точнее, к теме воссоединения отдельных характеристик в цельный характер, как я и обещала в предыдущем посте.

М.М. Бахтин в статье "Автор и герой в эстетической деятельности" так определяет характер персонажа: "Характером мы называем такую форму взаимодействия героя и автора, которая осуществляет задание создать целое героя как определенной личности". Заметьте, это задание дано не герою, но автору. Сегодняшний литератор, к сожалению, ни определенности, ни цельности герою придать не в силах. Он заходит с другой стороны — со стороны сюжета. Надо ему, чтобы герой решал определенную задачу — и тот решает, хоть ни образа, ни характера соответствующего не имеет. Оттого разрозненные характеристики персонажа никак не хотят складываться в целое.

Collapse )