Category: город

Осень

Цветы, птицы и теплоходы. Часть вторая



В середине апреля голые склоны внезапно (!) украсились первоцветами-крокусами. Вид у этих действительно прелестных цветов всегда какой-то преждевременный: голые, засранные прошлогодней листвой клумбы и газоны, на деревьях ни листика, а они цветут! Как будто назло не до конца отступившей зиме и московской чудесатой экологии.

Collapse )
Курю

Воскрылия мостов


Люблю я московские мосты. Многие помню в таком виде, в каком молодежь их и не видела никогда. Вот, например, виднеющийся вдали на фотографии Андреевский мост - сколько изменений он пережил на моей памяти! И он не один такой.

Их было два моста-близнеца: Лужнецкий мост раньше именовался мостом императора Николая II; второй, впоследствии ставший Андреевским, вначале назвали Сергиевским в память о великом князе Сергее Александровиче. Оба человека, давшие имя мостам, погибли в пасти революционного Молоха, а на Москве-реке появилось два почти одинаковых моста, построенных в 1905-1907 году архитектором А.Н. Померанцевым по проекту инженера Л.Д. Проскурякова.

Collapse )
Ковбой

Новогодобесие


Ох и гуляется же нынче по Москве! Ежегодный праздник света доводит столицу до новогодобесия: всё горит, всё продается, всё покупается. Охотный ряд весь пылает от елок, световых дворцов и намерения народа все купить и все подъесть. "И немедленно выпил".



Collapse )
Осень

Царицыно: камень, плоть, трава. Часть четвертая


Продолжу-ка я рассказ о прекрасном Царицыно. А то недавно показали мне очередное "недоумозаключение" очередного недоумка, вообразившего себя критиком: некая О. Балла (тут поневоле вспомнишь Выбегалло) заявиллола, что Царицыно "так и не стало памятником ушедшей эпохе, но зато превратилось в площадку для межчеловеческих взаимодействий", Господи прости.

Как же надоела безграмотная образованщина, уверенная: гуманитарное понятие что дышло — куда повернешь, туда и вышло. Потому-то и бесполезно убеждать очередное Выбегалло, что оно представления не имеет, каково значение слова "памятник". А слезливый писк: "Но я так вижу!" пополам с дилетантским интуитивизмом не дает профанам права делать громкие заявления о предмете, в котором они ни черта не смыслят, вот и врут, чтобы что-нибудь сказать.

Collapse )
Курю

Филевская набережная сильно изменилась за лето



Впрочем, не уверена, что она изменилась за это лето - я там не была со времен осыпающихся глинистых склонов, по которым если кто и спускался, то лишь безумные рыболовы, ищущие гармонии и единения с природой путем ловли рыбы сомнительной съедобности. Хотя мы лично убедились: рыба в Москве-реке водится! Прямо на наших глазах у самого Метромоста мужчина выловил красноперку - и немаленькую, длиной сантиметров двадцать... пять. И тут инвазивные виды, теснящие местных аборигенов!

Так что на Филевской набережной рыболовы есть. Они приходят сюда по длинной лестнице (полторы сотни ступеней - вниз сбегаешь легко, а вот наверх, да после долгой пешей прогулки...) и часами стоят неподвижно, словно часовые реки, преследуемые местными утками.

Collapse )
Бе-бе-бе

Осень в Лужниках


Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера.
Ф.И.Тютчев


Гуляла на днях вдоль Москвы-реки и с грустью заметила: заканчивается необычно длинная золотая осень, заканчивается. Солнце заходит рано, речные трамвайчики потеряли былую летнюю привлекательность в глазах публики, а сельдеобразные пароходы флотилии Radisson и вовсе пустыми совершают свои круизы для любителей странного — например, задорого поесть, озирая промышленные и полупромышленные виды московских набережных.

Collapse )
Осень

Царицыно: камень, плоть, трава. Часть вторая



Если кому показалось, что я не оценила красот Царицыно, то этот человек неправ. Я оценила. Именно поэтому меня так раздражают посетители, превращающие красивейшее место Москвы в ад. Здесь можно было бы испытать лучшие ощущения и оценить всю прелесть золотой осени. Не зря же в каком-то авторитетном западном журнале написали, что самые красивые уголки земли в осеннюю пору — Москва и Вена. А самое красивое место для упоения золотой осенью — Царицыно.

При порывах ветра листопад кружит и уносит последнее в этом году золото, оно шуршит под ногами, сопротивляется попыткам сдуть его в кучи, запихать в мешки и увезти на аутодафе. Жаль, сфотографировать листопад не получается — разве что снять ролик. Но что такое ролик? Листопад надо видеть воочию. И желательно без толпы свидетелей с детьми, лыжными палками, палками со смартфонами, палками с фотиками и прочими палками девайсами. Людям надо пореже смотреться в зеркало и почаще оглядываться вокруг. Каким бы самолюбованием мы ни болели отличались, вряд ли род людской может поспорить с красотой природы собственной сомнительной прелестью.

Collapse )
Осень

Царицыно: камень, плоть, трава


Признаюсь, мне не хочется рассказывать о Царицыне в духе путеводителя, перечислять достопримечательности, даты постройки и реставрации, ну и все такое прочее. Нельзя не восхищаться природой в Царицыно, особенно его неповторимой золотой осенью — но и об этом чуть позже. Сейчас скажу лишь, что Царицыно — место прекрасное и одновременно ужасное. С первых минут прогулки мне хотелось сбежать оттуда куда угодно, хоть в промзону. Почему? А вот поэтому.

Буквально с момента входа в парк вы натыкаетесь на толпу. К дворцам еще идти и идти, а вы уже в толпе. Эстрада с переминающимися с ноги на ногу старухами орет Kalimba De Luna голосом незабвенного Тони Эспозито. Если бы он только видел, кто танцует под его песню... Старческие пляски с детства вызывают у меня отвращение. Старики, в нескольких сотнях метров от этого места играющие в пляжный волейбол — нет, не вызывают, а танцующие шерочка с машерочкой старухи — это чистый, беспримесный финский стыд. И нет, я не феминистка и не антифеминистка. Мне просто не нравится летняя эстрада с попсой в старинном парке Царицыно.

Collapse )
Ковбой

Арка жизни

Неотъемлемой частью моей жизни всегда были пешие прогулки - неспешные и совершенно неспортивные. Наверное, поэтому я вижу в окружающей меня действительности столько странного, я бы даже сказала, мистического.

Обычно я гуляю в центре, но последние месяцы пришлось "расхаживаться" вокруг Пионерского пруда. А вы знаете, что до перестройки Пионерскими называли Патриаршие пруды (сейчас этот факт, по-моему, и из википедии изъяли как позорный), а москвоведы просили переименовать историческую местность обратно, апеллируя к тому факту, что Пионерские пруды и так есть - у станции метро "Пионерская"?

Вот он, Пионерский пруд. Очистился ото льда, засинел, зарябил... А еще недавно лед стоял крепко, утки не могли найти себе даже обширной полыньи, чтобы поплавать.



Collapse )
Ну ты и...

Пост о вечном


Я ненавижу автомобильные пробки. Любая пробка - даже относительно небольшая - выедает из моего организма полкило нервных клеток. И чтобы максимально сохраниться, я езжу на метро. Как я отношусь к поверию, что в метро ездят неудачники? Я согласна. В метро ездят подростки, молодежь, пенсионеры, неудачники и те, кому куда-то надо. Причем желательно без опозданий.

Моя нужда в метро преходяща. Вернее, приходяща и уходяща где-то раз в месяц. В остальное время я хожу пешком. Это совсем недалеко. Метров пять. Ну десять. Но каждый раз, оказавшись в метро, я по-ра-жа-юсь великой тайне природы: почему все мужчины в метро ТАК расставляют ноги? 

В начале своей карьеры социопсихолога я наивно полагала, что это какой-то сексуальный посыл. И всякого, посылающего этот посыл, я также имею право послать.  Молодость, что поделать... Всюду мерещится сексуальная угроза.

Потом я решила, что здесь скорее социальный аспект - социальный, но натуральный. Насколько натурально поведение самца, ссущего под каждым кустом и даже безо всяких кустов для пометки своей территории. Ведь широко расставленные колени застят окружающим гораздо большее пространство, нежели убого параллельные ляжки?

Затем возникла идея гиперкомпенсации - так в психологии обозначается упорное желание человека достичь успеха ИМЕННО в той области, в которой ему "бог рог не дал". Ну, когда инвалиды становятся мастерами спорта, туповатые ученики средних школ оказываются Эйнштейнами, а самые страшные девочки в классе - Умами Турман. Может, ТАК ноги расставляют именно те, кому ни при танце, ни при ходьбе ничего, в принципе, не мешает? 

Нет, самой мне эту задачу нипочем не решить. Неужели это один из тайных принципов мироздания, кажущийся на первый взгляд грубой шуткой природы?

Если это так важно для мироздания, то вселенная стоит крепко: то и дело видишь, как на сиденье метро, рассчитанном, если кто не помнит, на 6 человек, сидит 5 мужиков, плотно примкнув свое колено к колену соседа. И все они разные - от явственного жителя города Пропойска-на-Волге, выдыхающего выпитым накануне пивом в лицо сидящим напротив, до седенького интеллигентика в очочках без оправы и с "Литературкой" в руках...