Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Элли с выпивкой

Дао писателя. Часть сороковая: рыцарь расщепленного образа


Вернемся к теме становления характера у героя, а точнее, к теме воссоединения отдельных характеристик в цельный характер, как я и обещала в предыдущем посте.

М.М. Бахтин в статье "Автор и герой в эстетической деятельности" так определяет характер персонажа: "Характером мы называем такую форму взаимодействия героя и автора, которая осуществляет задание создать целое героя как определенной личности". Заметьте, это задание дано не герою, но автору. Сегодняшний литератор, к сожалению, ни определенности, ни цельности герою придать не в силах. Он заходит с другой стороны — со стороны сюжета. Надо ему, чтобы герой решал определенную задачу — и тот решает, хоть ни образа, ни характера соответствующего не имеет. Оттого разрозненные характеристики персонажа никак не хотят складываться в целое.

Collapse )
Ковбой

Новогодобесие


Ох и гуляется же нынче по Москве! Ежегодный праздник света доводит столицу до новогодобесия: всё горит, всё продается, всё покупается. Охотный ряд весь пылает от елок, световых дворцов и намерения народа все купить и все подъесть. "И немедленно выпил".



Collapse )
Осень

Царицыно: камень, плоть, трава. Часть четвертая


Продолжу-ка я рассказ о прекрасном Царицыно. А то недавно показали мне очередное "недоумозаключение" очередного недоумка, вообразившего себя критиком: некая О. Балла (тут поневоле вспомнишь Выбегалло) заявиллола, что Царицыно "так и не стало памятником ушедшей эпохе, но зато превратилось в площадку для межчеловеческих взаимодействий", Господи прости.

Как же надоела безграмотная образованщина, уверенная: гуманитарное понятие что дышло — куда повернешь, туда и вышло. Потому-то и бесполезно убеждать очередное Выбегалло, что оно представления не имеет, каково значение слова "памятник". А слезливый писк: "Но я так вижу!" пополам с дилетантским интуитивизмом не дает профанам права делать громкие заявления о предмете, в котором они ни черта не смыслят, вот и врут, чтобы что-нибудь сказать.

Collapse )
Осень

Царицыно: камень, плоть, трава


Признаюсь, мне не хочется рассказывать о Царицыне в духе путеводителя, перечислять достопримечательности, даты постройки и реставрации, ну и все такое прочее. Нельзя не восхищаться природой в Царицыно, особенно его неповторимой золотой осенью — но и об этом чуть позже. Сейчас скажу лишь, что Царицыно — место прекрасное и одновременно ужасное. С первых минут прогулки мне хотелось сбежать оттуда куда угодно, хоть в промзону. Почему? А вот поэтому.

Буквально с момента входа в парк вы натыкаетесь на толпу. К дворцам еще идти и идти, а вы уже в толпе. Эстрада с переминающимися с ноги на ногу старухами орет Kalimba De Luna голосом незабвенного Тони Эспозито. Если бы он только видел, кто танцует под его песню... Старческие пляски с детства вызывают у меня отвращение. Старики, в нескольких сотнях метров от этого места играющие в пляжный волейбол — нет, не вызывают, а танцующие шерочка с машерочкой старухи — это чистый, беспримесный финский стыд. И нет, я не феминистка и не антифеминистка. Мне просто не нравится летняя эстрада с попсой в старинном парке Царицыно.

Collapse )
Ковбой

Кафтан пенистого каравая с фланцами. Часть вторая


Marianna Orlinkova Галка, ты звезда.
Галина Юзефович (жалобно) А они говорят, что я тупая пизда!
Внезапное интернет-прозрение


Продолжаю гвоздить писателей, которых малоуважаемые господа критики ставят в пример другим писателям — не лучше, но и не хуже предложенных. Предлагать что-либо в качестве примера надо с тщанием и осторожностью, ибо дурной пример заразителен. Поговорим о том, что здорово вредит литературе — безотносительно имен и регалий конкретных критиков и авторов, имен покровителей этих лиц и их политических воззрений. Поговорим о заговоре против фантаста Лукьяненко литературы. А точнее, о визуальных искусствах, подминающих под себя литературу и лишающих ее потенциала вербальных видов искусства.

Collapse )
Элли с выпивкой

"Служанки" спустя тридцать лет


Через тридцать лет после первого просмотра (мама дорогая, целая жизнь!) пересмотрела "Служанки" Жана Жене в постановке Романа Виктюка, в третьей редакции 2006 года. Первая редакция появилась в 80-х, была поставлена в свое время в "Сатириконе". Признаюсь, мне она совсем не понравилась. И дело не в манифесте новой театральности, непонятной двадцатилетней мне, а в том, наверное, что на протяжении всего детства и всей юности у меня имелся... видеомагнитофон.

Папенька ездили в Финку и Скандинавию по три раза в год. (Работники фирмы Nokia не могли годами обходиться без нормального хозобеспечения. Между тем тотальный дефицит в советские годы, как бы его ни отрицали сегодня, был чудовищным, никакие "праздничные заказы", "Березки" и рынки не спасали. Вот и припахали папашу моего возить заграничные консервы, шмотки и технику иностранцам, замученным советским бытом.) С Запада в наш дом тек ручеек "буржуйской культуры", в том числе кассеты с записью всякой шопопалы. Были здесь и фильмы, и музыка, и всякое непотребство, вплоть до шоу трансвеститов. Что это такое, понимала только я, родители смотрели как обычный эстрадный концерт, только папочка возмущался: певицы и танцовщицы, мол, дюже страшные. Я уже тогда была неглупым ребенком и превосходства над родичами, никаких языков не разумеющих, не демонстрировала.

Collapse )
Бе-бе-бе

Мой министр культуры


Начинаю писать серию случаев из жизни (по просьбам френдов, не хухры-мухры) с истории, которая вспомнилась нам с БМ во время встречи (или как нынче говорят, развиртуализации) с Катей djemelika, моей читательницей и очень милой девушкой. Ох и продержали же мы девчонку на холодном ветру у входа в Ленинку! Всё вспоминали, как я в этом заведении работала...

Было это накануне развала СССР, в 1989-1991 годах, когда культурой управлял прекрасный актер, но ни разу не кризисный управленец Николай Губенко. Время было странное, нелепое, как всякий рубеж эпох, даже поветрия свободы приобретали необыкновенно глупый вид. Я в эти годы работала в отделе библиотеки им. Ленина, именуемом "Информкультура". Отдел, как мне кажется, занимался исключительно тем, что продлевал время своего существования, выполняя поручения вышестоящего начальства и устраивая истерики нижестоящим: "Вы же понимаете, какое важное дело мы делаем?" А-ага. Притом, что в Ленинке никогда не было дела важнее выдачи и ремонта книг. Если бы нас всех послали их таскать и подклеивать, толку от "Информкультуры" было бы намного больше.

Collapse )
Монокль

Дао критика. Часть двадцать пятая: побочки тотальной грамотности


Сам того не понимая, он приобрел прекраснейшую привычку на свете — привычку читать; он и не подозревал, что нашел самое надежное убежище от всяческих зол; не знал он, правда, и того, что создает для себя вымышленный мир, рядом с которым подлинный мир может принести ему только жестокие разочарования.
Уильям Сомерсет Моэм. Бремя страстей человеческих


В частности, среди разочарований первое место традиционно держат люди. Вы замечали, насколько дурак-персонаж привлекательней живого дурака? Над каким-нибудь полковником Фридрихом Краусом фон Циллергутом хоть посмеяться можно. А что можно чувствовать в отношении человека, который так и норовит сделать фон Циллергута из тебя самой?

Признаюсь, я ненавижу конструктивные диалоги. Особенно конструктивные диалоги с существами, которые ищут в искусстве каких-то огрызков своих собственных ценностей. И чаще всего — некой "правильной политической ориентации". Если человек достаточно одарен (Я уж не говорю — гениален или талантлив, этот уровень может компенсировать даже безнравственность, даже безграмотность, даже глупость. Многие гениальные поэты и прозаики производили на современников впечатление весьма аморальных личностей, но никакие Идалии Полетики не смогли уничтожить их наследия.), то рыться в его трудах, как свинья в апельсинах, критик может хоть до морковкиных заговин, уличать в масонстве и в политических заговорах, в антисоветчине и в имперских амбициях... Вотще.

Collapse )
Мечты

Наука искусства и искусство науки

Laziness_by_ANTONINA_art

Счастье — трата себя на творение своих рук, что будет жить и после твоей смерти.
Антуан де Сент Экзюпери


Не устаю повторять: странная штука вдохновение. Оно просыпается по одному ему ведомому графику и в ему одному ведомых условиях. Ради вдохновения настоящий, ищущий не похвал и фидбэка, а всяких устаревших ценностей вроде истины писатель отдаст что угодно. Во всяком случае карьеру, семью и здоровье отдавали, и не раз. Все оттого, что творческие устремления противоположны общечеловеческим.

Collapse )
Йакрасотка

В декорациях яблоневого сада

Яблоневый сад в Фили-Давыдково, до которого в свое время так и не удалось добраться лужковской женушке, дабы вырубить его и построить на месте сада очередной торговый центр, цветет уже неделю. Над белой кипенью самодовольно возвышается неоготический филевский донжон.



А сад цветет, как в последний раз.



Collapse )