Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Ну ты и...

Дети фригидной музы и творческой импотенции. Часть вторая


Во второй части разбора хочу поговорить о том, как делаются книги за пределами собственно книг. То есть книга как бы есть, но ее как бы и нет, пока "авторитетный критик" не втюхает ее вам как товар "авторитетного члена нашей тусовки".

Однако сначала веселое: давненько на меня не нападало сразу столько анонимусов с пустыми журналами — причем с именами были только какой-то petroskon (полторы тысячи комментов без единого френда и единого поста) и какой-то Рыгор (да, его так и звали!) Бабаев (тоже пустой "вконтактик"). Дальше шли совсем уж безымянные личности с номерами, но без журналов... Обвинили меня во фригидности, импотенции, постах ни о чем и комментариях ни о чем. Так что делюсь с вами славою и гипотезой: высокодуховные девы-попуганки явно не брезгуют услугами анонимусов. Одни включаются в режиме "всем читать!", другие бегают лаять на недовольных и недоумевающих.

Collapse )
С мечом

Принцип талиона, примененный к идиотам


Будь дураки способны понять, какие страдания мы из за них претерпеваем, даже они прониклись бы к нам жалостью.
Антуан де Ривароль


Мария Эбнер-Эшенбах утверждает: "Трудно считать дураком человека, который восхищается нами". Ну, значит, я исключение и из этого правила. Потому что только тем и занимаюсь, что гоняю от себя поклонников ссаными тряпками. А потому что идиоты. Вот такая я злая, недобрая, нетолерантная и неблагодарная (слово подберите сами — но помните: все, что вы скажете о моей защите от дурака, может быть использовано против вас!). Помню, один прорвавшийся в комменты товарищ с диареи перед баном успел выкрикнуть (герой, пмаешь): да половина народа, обсирающего вас на холиварке, пыталась с вами дружить, а вы, а вы! Да, я. Да, я не захотела. И не захочу, мать вашу диарейну. Объяснить еще разок, почему?

Collapse )
Ковбой

Что такое пошлость, или Замысловатые фигуры на льду достоинства. Часть тринадцатая


Френды-насмешники уже стихи пишут и анекдоты сочиняют про нашу малоуважаемую критику.

я узнал что у меня
есть огромная семья.
это галя юзефович
это витя шендерович
это дима быков львович
это настя калманович
это яхина гузель
от литературы катя лель
это леша гандельсман
это витя арбитман
это дима гей-кузьмин
витухновский-арлекин
их люблю всех больше я
это все моя семья —
русская интеллигенция
© TsarGori


...про г-жу Жучкову и анекдот есть. Проснулась как-то Жучкова, да и чувствует — жить в безвестности мочи нет, пора критиком становиться. Спросила у подруг — Пустовой и Погорелой, где в критики принимают, а те и говорят: "Пойди, мол, в журнал "Взвейся да развейся" — там всех берут, только, как зайдешь в редакцию, скажи сначала что-нибудь острое, потом что-нибудь скользкое, потом что-нибудь неприличное, а после уж представляйся". Заходит Жучкова в редакцию: "Шило-мыло-Юзефович! Разрешите представиться — автор восьмидесяти научных работ Анна В. Жучкова!"...
lemon_sole


Collapse )
Ковбой

Арка жизни

Неотъемлемой частью моей жизни всегда были пешие прогулки - неспешные и совершенно неспортивные. Наверное, поэтому я вижу в окружающей меня действительности столько странного, я бы даже сказала, мистического.

Обычно я гуляю в центре, но последние месяцы пришлось "расхаживаться" вокруг Пионерского пруда. А вы знаете, что до перестройки Пионерскими называли Патриаршие пруды (сейчас этот факт, по-моему, и из википедии изъяли как позорный), а москвоведы просили переименовать историческую местность обратно, апеллируя к тому факту, что Пионерские пруды и так есть - у станции метро "Пионерская"?

Вот он, Пионерский пруд. Очистился ото льда, засинел, зарябил... А еще недавно лед стоял крепко, утки не могли найти себе даже обширной полыньи, чтобы поплавать.



Collapse )
Монокль

Длинные-длинные руки эскапизма. Часть вторая


Любит наш народ аристократию, особенно западную. Чем более западную, тем сильнее любит. Чтобы уж наверняка ничегошеньки в ее быте и бытии не понимать, а хвалить за все подряд, не разбирая, есть ли у предмета обожания предмет похвал, нет ли... Вот и в описанном Гаем Орловским средневековье благородство было присуще всем аристократам подряд (включая тех, кто быстренько определил героя, вольного человека, в сервы, то есть в рабы), а чистота сквозила во всем, включая обильно унавоженные крестьянские дворы. Так и стояла куполом — от навоза до самых небес, не продохнуть.

Деревья ушли за спину, мы выехали на простор. Я даже откинулся в седле. Изумрудно-зеленый мир, иссиня-синий (какой? иссиня-синий? это что-то новенькое среди определений цвета) и оранжевый всех оттенков раскинулся во всей первозданной красе: необъятный и сверкающий. Чистый, нетронутый. Такого я никогда не видел в родной Москве, когда пару раз выезжал "на природу" с собутыльниками, и впечатление осталось препоганейшее. — На какую такую природу выезжал этот любитель сверхвыводов? В Коломенское? В дачные поселки, основательно засранные если не дачниками, то гостями дачников? Он хоть раз был на какой-нибудь Камчатке, на Ильмене, на Алтае? Он в курсе, что в России одних только заповедников больше ста и нетронутую природу искать следует там, а не в мегаполисе?

Collapse )
Бе-бе-бе

Косма и Дамиан предупреждают

balbases

Проснулась заполдень, а жужа не открывается. На улице немного солнца и совсем нет ветра. Пар из труб котельных поднимается вертикально вверх и растворяется в синеве, будто ровно и ясно горящий факел. Зима, пришедшая на месячишко пораньше, похоже, готовится к пушкинскому "Мороз и солнце; день чудесный!", не всё ж ноября праздновать.

Мир, между тем, празднует праздник Трампеца, он же трампокалипсис. А ведь сегодня день Космы и Дамиана Асийских. История коих чрезвычайно занятна. С больных, которых лечили эти святые, они никогда не брали платы, соблюдая заповедь Иисуса Христа: "Даром получили, даром давайте". Слава о Косме и Дамиане прошла по всей округе, и люди назвали их бессребрениками. Но однажды их позвали к тяжело больной женщине, лечить которую из-за ее безнадежного состояния отказались все врачи. Палладия (так звали больную) в силу своей веры и по молитве братьев исцелилась. Исполненная благодарности к целителям и желая, чтобы они приняли от нее хоть какой-нибудь дар, Палладия пришла к Дамиану. Она принесла ему три яйца и сказала: "Прими этот малый дар во Имя Святой Живоначальной Троицы — Отца, Сына и Святого Духа". Услышав имя Троицы, бессребреник не посмел отказаться. Косма, узнав о случившемся, огорчился. Он подумал, что брат нарушил их строгий обет. Когда Косме пришло время умирать, он завещал, чтобы брата не хоронили рядом с ним. Через некоторое время умер и Дамиан. Люди не могли решить, где будет могила Дамиана. Но тут свершилось чудо: к людям пришел верблюд (!), которого когда-то святые вылечили от бешенства, и проговорил человеческим голосом, чтобы, не сомневаясь, положили Дамиана рядом с Космой, потому что "не ради мзды принял Дамиан дар женщины, а ради Господа". Так мощи святых братьев были положены вместе в Феремане, что в Месопотамии.

Collapse )
Мечты

Дао писателя. Часть четырнадцатая: пантеон вашего сеттинга

1_by_25kartinok-d649hko

Однажды под влиянием момента из фильма "Подземелье ведьм" задумалась о притягательности жанра постапокалипсиса (он же постап) для современного писателя и читателя. Вспомнившийся мне момент — объяснение Жана Лемота обиженному Андрею Брюсу: Биллегурри, дочь вождя, в шатре вождя-завоевателя Октина Хаша не чаи гоняет, а осуществляет дипломатическую миссию, в коей имеются свои тонкости, а тупому инспектору не понять. Я тогда еще подумала: Андрей, конечно, не специалист, но неужели можно не знать таких простых вещей о другой расе или о своей собственной? Не знать, что первобытный человек не глуп и уж тем более не бесхитростен — иначе как бы он выжил там, где цивилизованные люди вмиг превращаются в добычу хищников, двуногих или четвероногих?

Но жанр попаданчества, особенно сильно полюбившийся существам, не обремененным умом, образованием и талантом, указывает именно на такое незнание. Вместо исторического романа, для которого требуется серьезная подготовка и сбор материалов, сперва публику долго-долго кормили приключенческими романами в жанре "плаща и шпаги" (порой замечательными настолько, что можно, можно было простить даже обилие ляпов), потом, когда ей и это стало слишком сложно, появились опусы с "замками старинной архитектуры", неверующие "инквизиторы с помойки", эскаписты-лузеры, за полста продолжений продолбавшие себе дорогу в иномирье до Святого престола и прочая, уж пусть господа масслитовцы и их ЦА утрутся, ахинея для олигофрена.

Collapse )
Ваши ноги теперь мои!

Няфтор, низшая форма аффтара

Питер Пэн

Боже, каких только идиотов не приносит своим прибоем Великая Сеть! Некоторые приходят аккурат в момент, когда ты сам себя спрашиваешь: не слишком ли перегибают палку твои внутренние параноид и шизоид? не пора ли дать им по шапке всем своим рациональным, но позитивным мышлением? И тут раз! — Сеть подгоняет тебе ТП (любого пола) сферическую, в вакууме, образцово-показательную. После чего ты только рукой махнешь — стройте дальше, ребятки, свою концепцию мира, заживо пожираемого бескрайней человеческой глупостью.

А ке фер-то, фер-то ке после визита чего-нибудь вроде юзерицы с ником, читающимся как "Дилдо"? Пост, куда ее, болезную, занесло, рассказывал о том, о чем в свое время поведал миру чеховский Тригорин — как писатель съедает собственную жизнь: "Что же тут прекрасного и светлого, я вас спрашиваю? О, что за дикая жизнь! Вот я с вами, я волнуюсь, а между тем каждое мгновение помню, что меня ждет неоконченная повесть. Вижу вот облако, похожее на рояль. Думаю: надо будет упомянуть где-нибудь в рассказе, что плыло облако, похожее на рояль. Пахнет гелиотропом. Скорее мотаю на ус: приторный запах, вдовий цвет, упомянуть при описании летнего вечера. Ловлю себя и вас на каждой фразе, на каждом слове и спешу скорее запереть все эти фразы и слова в свою литературную кладовую: авось пригодится!". Сабж был посвящен тому, как писательская судьбинушка передается из поколения в поколение, ведь писатель по сути своей наблюдатель, глаза и уши эпохи.

Collapse )
Бе-бе-бе

Катрина Калавера

Калавера

Мне сто лет. На самом деле немного больше, но желание если не выглядеть, то хотя бы считаться моложе — такая простительная женская слабость! У тому же выглядеть я буду одинаково всегда — и через тысячу лет, как сейчас, разве что наряд поменяю, я же франтиха. Само имя мое «Катрина» — женский род испанского слова catrín, то бишь «франт». Когда Хосе Гуадалупе Посада в 1913 году изобразил мой оскаленный череп в шляпе, украшенной цветами и перьями, чего он хотел? Съязвить: богачки, красавицы, модницы так же смертны, как и серые мышки, кроткие овечки, нищенки в латаных юбках?

Collapse )
Бе-бе-бе

Кисмет

desert_prince_by_zephyri-d5puciv

Добрый друг Робби написал стихотворение на восточный сон индейца из второго тома "Дамело". Люблю я его стихи! Хотя для того, чтобы их понять, стоит прочесть книгу.

* * *

Клетки похожи - в песках раскалённых, в гареме.
Вырваться? Знаешь, такое возможно едва ли.
Кровью доказаны - вместо чернил - теоремы.
Жизнь на весах. И посмертие. Значит в игре мы.
Спит муравейник, покуда зерно не склевали.

Нежность икбал и эфенди? Мой брат, не смеши!
Болт арбалетный, хлеб, камни да острый шамшир.

Collapse )