Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Осень

Сан-Франческо делла Винья, царство мнимого смирения


Сан Франческо делла Винья – римско-католическая церковь в квартале Кастелло, одна из двух францисканских церквей Венеции. В тот момент, когда мы здесь оказались, я понятия не имела, где мы, и что перед нами. Чтение не только путеводителя по любому из старых городов Италии (что путеводители! нечего и говорить про путеводители...), но и целого курса искусства Возрождения не помогает запомнить тысячи имен и мест, сотни названий и дат, не удерживает в памяти запутанных, кровавых историй, с ними связанных. Перед заинтересовавшимся, на свою голову, зевакой-туристом проходят толпы исторических лиц, знатных родов и целых народов, недоброй судьбой затянутых в тенета войн и интриг, в самую бездну римско-итальянской цивилизации (как говорят на Востоке, "а и скверное это обиталище!"). Перед ним, бедолагой, открывается целый мир, ныне умерший и превратившийся в тщательно набальзамированную мумию. На мумию можно полюбоваться не только в музеях, Италия ведь не просто страна, это страна-музей.

В таких городах, как Венеция или Рим, трудно не заплутать в двойственности средневековой и ренессансной культуры (современная рядом с ними смотрится блекло и впечатления не производит). С одной стороны всё, особенно церкви, смотрится таким чинным, благообразным, а на деле... На деле Сан-Франческо делла Винья, как и все церкви торгового, прижимистого города Венето, есть полное доказательств того, что все продается и все покупается. Кроме таланта.
Collapse )
Ну ты и...

Дети фригидной музы и творческой импотенции. Часть вторая


Во второй части разбора хочу поговорить о том, как делаются книги за пределами собственно книг. То есть книга как бы есть, но ее как бы и нет, пока "авторитетный критик" не втюхает ее вам как товар "авторитетного члена нашей тусовки".

Однако сначала веселое: давненько на меня не нападало сразу столько анонимусов с пустыми журналами — причем с именами были только какой-то petroskon (полторы тысячи комментов без единого френда и единого поста) и какой-то Рыгор (да, его так и звали!) Бабаев (тоже пустой "вконтактик"). Дальше шли совсем уж безымянные личности с номерами, но без журналов... Обвинили меня во фригидности, импотенции, постах ни о чем и комментариях ни о чем. Так что делюсь с вами славою и гипотезой: высокодуховные девы-попуганки явно не брезгуют услугами анонимусов. Одни включаются в режиме "всем читать!", другие бегают лаять на недовольных и недоумевающих.

Collapse )
С мечом

Принцип талиона, примененный к идиотам


Будь дураки способны понять, какие страдания мы из за них претерпеваем, даже они прониклись бы к нам жалостью.
Антуан де Ривароль


Мария Эбнер-Эшенбах утверждает: "Трудно считать дураком человека, который восхищается нами". Ну, значит, я исключение и из этого правила. Потому что только тем и занимаюсь, что гоняю от себя поклонников ссаными тряпками. А потому что идиоты. Вот такая я злая, недобрая, нетолерантная и неблагодарная (слово подберите сами — но помните: все, что вы скажете о моей защите от дурака, может быть использовано против вас!). Помню, один прорвавшийся в комменты товарищ с диареи перед баном успел выкрикнуть (герой, пмаешь): да половина народа, обсирающего вас на холиварке, пыталась с вами дружить, а вы, а вы! Да, я. Да, я не захотела. И не захочу, мать вашу диарейну. Объяснить еще разок, почему?

Collapse )
Элли с выпивкой

Что такое пошлость, или Замысловатые фигуры на льду достоинства. Часть третья


Есть особая порода людей, которые специально занимаются тем, что вышучивают каждое явление жизни; они не могут пройти даже мимо голодного или самоубийцы без того, чтобы не сказать пошлости.
Антон Павлович Чехов


Однажды писатель (здесь явно не хватает кавычек) Андрей Белянин разболтался, словно в подпитии (не без воздействия на его слабый ум моих френдов), и на вопрос: "Вы считаете, что писательство — это не труд?" выдал (орфография "писателя" и смайлики сохранены): "Я считаю? О, с мой точки зрения, писательство — кайф, гармония с небом, война и счастье, слёзы и любовь, феерия фантазий, шалости, иллюзий игры и упоение восторгом перед красотой этого мира!:cool!:" Его снова спросили: "Оно не требует знаний, владения литературными приёмами, умственного напряжения, досконального изучения предмета, о котором автор собирается написать?" — на что получили очередное писательское откровение: "Это не ко мне! Благо, все писатели — разные и единых законов не признают. Я пишу, как Бог на душу положит и на больше, не претендую...:beer:"

Collapse )
Ковбой

Арка жизни

Неотъемлемой частью моей жизни всегда были пешие прогулки - неспешные и совершенно неспортивные. Наверное, поэтому я вижу в окружающей меня действительности столько странного, я бы даже сказала, мистического.

Обычно я гуляю в центре, но последние месяцы пришлось "расхаживаться" вокруг Пионерского пруда. А вы знаете, что до перестройки Пионерскими называли Патриаршие пруды (сейчас этот факт, по-моему, и из википедии изъяли как позорный), а москвоведы просили переименовать историческую местность обратно, апеллируя к тому факту, что Пионерские пруды и так есть - у станции метро "Пионерская"?

Вот он, Пионерский пруд. Очистился ото льда, засинел, зарябил... А еще недавно лед стоял крепко, утки не могли найти себе даже обширной полыньи, чтобы поплавать.



Collapse )
Монокль

Длинные-длинные руки эскапизма. Часть вторая


Любит наш народ аристократию, особенно западную. Чем более западную, тем сильнее любит. Чтобы уж наверняка ничегошеньки в ее быте и бытии не понимать, а хвалить за все подряд, не разбирая, есть ли у предмета обожания предмет похвал, нет ли... Вот и в описанном Гаем Орловским средневековье благородство было присуще всем аристократам подряд (включая тех, кто быстренько определил героя, вольного человека, в сервы, то есть в рабы), а чистота сквозила во всем, включая обильно унавоженные крестьянские дворы. Так и стояла куполом — от навоза до самых небес, не продохнуть.

Деревья ушли за спину, мы выехали на простор. Я даже откинулся в седле. Изумрудно-зеленый мир, иссиня-синий (какой? иссиня-синий? это что-то новенькое среди определений цвета) и оранжевый всех оттенков раскинулся во всей первозданной красе: необъятный и сверкающий. Чистый, нетронутый. Такого я никогда не видел в родной Москве, когда пару раз выезжал "на природу" с собутыльниками, и впечатление осталось препоганейшее. — На какую такую природу выезжал этот любитель сверхвыводов? В Коломенское? В дачные поселки, основательно засранные если не дачниками, то гостями дачников? Он хоть раз был на какой-нибудь Камчатке, на Ильмене, на Алтае? Он в курсе, что в России одних только заповедников больше ста и нетронутую природу искать следует там, а не в мегаполисе?

Collapse )
Бе-бе-бе

Косма и Дамиан предупреждают

balbases

Проснулась заполдень, а жужа не открывается. На улице немного солнца и совсем нет ветра. Пар из труб котельных поднимается вертикально вверх и растворяется в синеве, будто ровно и ясно горящий факел. Зима, пришедшая на месячишко пораньше, похоже, готовится к пушкинскому "Мороз и солнце; день чудесный!", не всё ж ноября праздновать.

Мир, между тем, празднует праздник Трампеца, он же трампокалипсис. А ведь сегодня день Космы и Дамиана Асийских. История коих чрезвычайно занятна. С больных, которых лечили эти святые, они никогда не брали платы, соблюдая заповедь Иисуса Христа: "Даром получили, даром давайте". Слава о Косме и Дамиане прошла по всей округе, и люди назвали их бессребрениками. Но однажды их позвали к тяжело больной женщине, лечить которую из-за ее безнадежного состояния отказались все врачи. Палладия (так звали больную) в силу своей веры и по молитве братьев исцелилась. Исполненная благодарности к целителям и желая, чтобы они приняли от нее хоть какой-нибудь дар, Палладия пришла к Дамиану. Она принесла ему три яйца и сказала: "Прими этот малый дар во Имя Святой Живоначальной Троицы — Отца, Сына и Святого Духа". Услышав имя Троицы, бессребреник не посмел отказаться. Косма, узнав о случившемся, огорчился. Он подумал, что брат нарушил их строгий обет. Когда Косме пришло время умирать, он завещал, чтобы брата не хоронили рядом с ним. Через некоторое время умер и Дамиан. Люди не могли решить, где будет могила Дамиана. Но тут свершилось чудо: к людям пришел верблюд (!), которого когда-то святые вылечили от бешенства, и проговорил человеческим голосом, чтобы, не сомневаясь, положили Дамиана рядом с Космой, потому что "не ради мзды принял Дамиан дар женщины, а ради Господа". Так мощи святых братьев были положены вместе в Феремане, что в Месопотамии.

Collapse )
Мечты

Дао писателя. Часть четырнадцатая: пантеон вашего сеттинга

1_by_25kartinok-d649hko

Однажды под влиянием момента из фильма "Подземелье ведьм" задумалась о притягательности жанра постапокалипсиса (он же постап) для современного писателя и читателя. Вспомнившийся мне момент — объяснение Жана Лемота обиженному Андрею Брюсу: Биллегурри, дочь вождя, в шатре вождя-завоевателя Октина Хаша не чаи гоняет, а осуществляет дипломатическую миссию, в коей имеются свои тонкости, а тупому инспектору не понять. Я тогда еще подумала: Андрей, конечно, не специалист, но неужели можно не знать таких простых вещей о другой расе или о своей собственной? Не знать, что первобытный человек не глуп и уж тем более не бесхитростен — иначе как бы он выжил там, где цивилизованные люди вмиг превращаются в добычу хищников, двуногих или четвероногих?

Но жанр попаданчества, особенно сильно полюбившийся существам, не обремененным умом, образованием и талантом, указывает именно на такое незнание. Вместо исторического романа, для которого требуется серьезная подготовка и сбор материалов, сперва публику долго-долго кормили приключенческими романами в жанре "плаща и шпаги" (порой замечательными настолько, что можно, можно было простить даже обилие ляпов), потом, когда ей и это стало слишком сложно, появились опусы с "замками старинной архитектуры", неверующие "инквизиторы с помойки", эскаписты-лузеры, за полста продолжений продолбавшие себе дорогу в иномирье до Святого престола и прочая, уж пусть господа масслитовцы и их ЦА утрутся, ахинея для олигофрена.

Collapse )
Ваши ноги теперь мои!

Няфтор, низшая форма аффтара

Питер Пэн

Боже, каких только идиотов не приносит своим прибоем Великая Сеть! Некоторые приходят аккурат в момент, когда ты сам себя спрашиваешь: не слишком ли перегибают палку твои внутренние параноид и шизоид? не пора ли дать им по шапке всем своим рациональным, но позитивным мышлением? И тут раз! — Сеть подгоняет тебе ТП (любого пола) сферическую, в вакууме, образцово-показательную. После чего ты только рукой махнешь — стройте дальше, ребятки, свою концепцию мира, заживо пожираемого бескрайней человеческой глупостью.

А ке фер-то, фер-то ке после визита чего-нибудь вроде юзерицы с ником, читающимся как "Дилдо"? Пост, куда ее, болезную, занесло, рассказывал о том, о чем в свое время поведал миру чеховский Тригорин — как писатель съедает собственную жизнь: "Что же тут прекрасного и светлого, я вас спрашиваю? О, что за дикая жизнь! Вот я с вами, я волнуюсь, а между тем каждое мгновение помню, что меня ждет неоконченная повесть. Вижу вот облако, похожее на рояль. Думаю: надо будет упомянуть где-нибудь в рассказе, что плыло облако, похожее на рояль. Пахнет гелиотропом. Скорее мотаю на ус: приторный запах, вдовий цвет, упомянуть при описании летнего вечера. Ловлю себя и вас на каждой фразе, на каждом слове и спешу скорее запереть все эти фразы и слова в свою литературную кладовую: авось пригодится!". Сабж был посвящен тому, как писательская судьбинушка передается из поколения в поколение, ведь писатель по сути своей наблюдатель, глаза и уши эпохи.

Collapse )
Бе-бе-бе

Катрина Калавера

Калавера

Мне сто лет. На самом деле немного больше, но желание если не выглядеть, то хотя бы считаться моложе — такая простительная женская слабость! У тому же выглядеть я буду одинаково всегда — и через тысячу лет, как сейчас, разве что наряд поменяю, я же франтиха. Само имя мое «Катрина» — женский род испанского слова catrín, то бишь «франт». Когда Хосе Гуадалупе Посада в 1913 году изобразил мой оскаленный череп в шляпе, украшенной цветами и перьями, чего он хотел? Съязвить: богачки, красавицы, модницы так же смертны, как и серые мышки, кроткие овечки, нищенки в латаных юбках?

Collapse )