Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Истоки и устье толерантности


Однажды мне принесли ссылку на пост, который поверг меня в ужас. Причем в такой ужас, что, как писал классик, "пришлось даже некоторое время посидеть молча". Итак, это история из жизни фантастки Марион Циммер Брэдли и ее мужа. А также их детей, которых судьба неизвестно за что наказала такими вот родителями. Чтобы заслужить подобную кару, в прошлой жизни надо родиться Гитлером.

Приведу ужаснувший меня пост практически целиком, хотя оставленные за кадром детали тоже... весьма поучительны. У меня временами возникает ощущение, что мы находимся на гребне грязного лобби, мечтающего вернуть былую безнаказанность в отношении преступлений против детей. Люди, которым законы божеские и человеческие не указ, сбиваются в стаи нелюдей. И нет, это не комменторезка, это размышление об истоках и устье толерантности.

Случайно наткнулся на историю, которая весьма меня впечатлила: рассказ женщины, Мойры Грейланд, оба родителя которой были гомосексуальны. То есть на самом деле би, поскольку они все-таки двух детей сделали, прежде чем разбежаться, но она их упорно называет гомосексуальными.

Ее отец, Уолтер Брин, вел себя так, что просто вошел в историю: один из скандалов с ним даже получил собственное имя. Он был, насколько можно понять, не столько гомосексуалист, сколько педофил, но педофил универсальный, поскольку интересовался детьми любого пола. Происходило это все в чрезвычайно свободомыслящей среде, в фэндоме, в Беркли середины шестидесятых, и самое впечатляющее во всей истории — то, как эта среда реагировала на поведение Брина, который вел себя совершенно открыто. Все про него всё знали, но ограничивались тем, что, принимая его у себя, говорили детям запереться у себя в комнате, например. Или и этого не делали, позволяя Брину делать черт-те что. В какой-то момент один из соратников Брина по фэндому не выдержал, собрал кучу свидетельств вместе, разослал этот меморандум (вот уж где уместно trigger warning) по всему сообществу, и у Брина приключились неприятности в виде этого самого скандала по имени Breendoggle: его не пустили на конвент, выперли из фэндомной пресс-ассоциации, но последствий все это не имело практически никаких. Уже после этого он женился, причем его жена, звезда того же фэндома, известная писательница-фантастка, основательница организации под названием Center for Non-Traditional Religion, неоязычница и феминистка Marion Zimmer Bradley, тоже прекрасно все про него знала. У них было двое детей, и оба стали жертвами абьюза. Настоящие проблемы у Брина начались только в девяностом году, когда его дочери, наконец, поверили, плюс еще одно дело всплыло, и то он получил probation (испытательный срок). Probation он немедленно нарушил, и сел в тюрьму, где и умер в девяносто третьем.

В этом деле много страшненьких деталей, которые полезны как напоминание и предупреждение. Например, о том, что при всех нынешних перегибах вроде истерики вокруг Title IX защита жертв изнасилования все-таки настоятельно необходима: там мельком упоминается, что родители некоторых жертв обращались все-таки в полицию, а там их посылали, поскольку раз в этом конкретном случае penetration (проникновения) не было, то и предмета для разговора нет. Или что родители вообще не хотели поднимать шум, справедливо подозревая, что все это отразится на детях дополнительным негативом...

Грейланд винит во всем гомосексуальность родителей, которые исповедовали в этой области своеобразные взгляды: мол, все люди на самом деле гомосексуальны, только большинство под давлением общества не готово это признать и продемонстрировать. Мать давила на нее напрямую, уговаривая попробовать, а отец развел на этой почве целую философскую систему, рационализируя свои склонности.

Поучительная, в общем, история. Во многих отношениях. Тут, понятно, большой соблазн удариться в обобщения, сделать из этого всего далеко идущие выводы, но черт ведь его знает, насколько эта история типична. Есть люди, которые уверены, что иначе и быть не может, что вся эта свобода от условностей, так красиво выглядящая у того же Хайнлайна, только к таким результатам и может привести. И есть люди, которые считают подобные истории прискорбным исключением из правил, возможным везде. Я принадлежу скорее ко второй категории, но забывать про то, что такие истории бывают, тоже не надо бы.


Ну а я, как мне кажется, все-таки принадлежу к первой категории. Я не верю, что свобода от условностей приносит именно свободу, а не безответственность, разнузданность и скотство. К сожалению, большинство людей от впадения в животное состояние удерживают исключительно условности и страх осуждения, страх наказания. Стоит им стать выше этого, как всё, бывшие люди превращаются в зверье, одержимое желанием спариваться. Причем с особями помоложе, у некоторых животных это на подкорке записано — валить и трахать недопесков помладше и послабее. Трогать взрослых опасно, они в ходе совокупления могут и покалечить слабого партнера, и убить. Ведь тот, кто боится сильных представителей своего вида, как ни крути, существо слабое и трусливое.

Именно таким "зверушкам" предназначаются узы и путы установок, запрещающих сексуальные отклонения и извращения. Без ошейника и поводка они опасны, рядом с ними ни чужие, ни их собственные дети никогда не будут в безопасности.

Вспомнилась история о том, как орденоносица-защитница педофилов Улицкая выпустила под своей эгидой книжку, где напрямую объяснялось: кое-где педофилия — обычная практика.

У африканской народности азанде мужчинам разрешалось иметь несколько жен, но при этом другим мужчинам жен не хватало, поэтому они могли брать себе в «жены» юношей 12−20 лет. С родителями мальчика «муж» должен был вести себя так, как положено почтительному зятю. Если мальчик изменял с другим мужчиной, его «муж» мог потребовать немедленно заплатить за нарушение супружеской верности. Однако, когда «мальчик-жена» достигал зрелости, он уходил от «мужа», становился воином и брал себе в жены женщину, если, конечно, удавалось. Если нет — он тоже находил себе «мальчика-жену».

Некий Центр развития образования рекомендовал использовать данную книгу для "уроков толерантности", рассчитанных на учащихся десяти-двенадцати (!) лет. И, разумеется, семидесятилетнюю мадам, много лет живущую во Франции, а русских называющую "грязными больными дикарями", шустренько наградили высшей наградой Франции — Орденом Почетного легиона — "за уважение свободы духа, открытости и толерантности, которые пронизывают все ее творчество". Награжденная скромно объявила свое кредо: "Я принадлежу к категории людей, которые будут счастливы, когда путь России реализуется как европейский".

Немаленькое такое кредо — сменить исторический путь целой страны на... скажем, на тайский. Таиланд практикует секс-туризм, там имеется жестокий обычай превращения малолетних азиатов из неимущих слоев в трансов, в третий пол — ледибой, катой, бакла, чтобы использовать в порноиндустрии. Почему бы и его не разрекламировать, а, господа писатели? И десятилеткам на парту рассказ о том, как хорошо зарабатывают несовершеннолетние трансы. Да с иллюстрациями, да с фотографиями, да с видео! Тоже обычай. Тоже информация. Тоже реальный факт. Вполне укладывается в русло объяснений, которые Улицкая, получив от соотечественников-дикарей отлуп, давала, где могла: она, мол, только и хотела, что проинформировать российских детишек про существование гомосексуальных семей, дабы одноклассники не оскорбляли детей из таких семей.

Улицкая, Улицкая... Как журналисты любят ляпнуть, это существо — "профессиональный генетик". Доктор Менгеле, что ли, на кухне из семитского типа нордический делает? Дорогая журналистская братия! Запомни: ученых в любой области по должности называют, а нечто, два года проработавшее лаборантом в Институте общей генетики и навеки с генетикой завязавшее — это не "профессиональный генетик", а дипломированный биолог, то есть нечто, худо-бедно выучившее биологию. Итак, Л.Улицкая, бывший биолог, должна иметь представление хотя бы об основах этологии. То бишь о том, как происходит прописка в стае человеческих зверенышей, а также о том, до какой степени эта прописка похожа на проверку на прочность новых членов звериной стаи. Стая всегда пытается найти у однокашника недостаток — бедно одет, в прыщах, имеет лишний вес, плохо успевает или слишком хорошо успевает по предметам, имеет странности личные и семейные — и вонзить в больное место зубы. От травли по любому, повторюсь, любому поводу должны ограждать школьные учителя и правила. Иначе это не школа, а дерьмо, подлежащее проверке.

Кривая дорожка — уговаривать детей, чьи сексуальные предпочтения не сложились, а сексуальная фиксация даже не оформилась, что им незачем искать контакта с противоположным полом (который малышне и без того кажется глупым и противным, мальчишки недолюбливают девчонок, девчонки презирают мальчишек — и так лет до двенадцати), можно и со своим полом познать удивительный мир нетрадиционного секса. Жить с нетрадиционной ориентацией, поверьте, нигде не проще, и никакое "европейское опчество" (а тем более африканское) не компенсирует всех возникающих от такой жизни проблем. Так что награждать и прославлять таких, как Улицкая — один шаг от того, чтобы награждать таких, как Брэдли.

Медики убеждены, что женщин с педофильскими наклонностями очень мало, гораздо меньше, чем мужчин — потребность в спаривании с несозревшим самцом с точки зрения самки есть глупость и пустая трата биологического ресурса. Однако медики и даже судэксперты, оценивающие уровень опасности парафилика для окружающих, не учитывают другой аспект выгоды от педофильских действий, педофильских движений и педофильского лобби. Он-то и есть самая страшная сила, пострашнее взбрыков отдельных извращенцев.

Какое удовлетворение требуется семидесятилетней старухе, пишущей припорошенное историзмом и рефлексиями любовное чтиво? Улицкая уже срубила на российском бесптичье 90-х максимум популярности, исписалась до самоповторов и обвесилась премиями, аки новогодняя елочка. Денег вот только не хватает, да так, что приходится заниматься благотворительностью, предварительно намазав ладошки клеем, чтобы больше прилипало.

Самой тетеньке детишки обоего пола нафиг не нужны. Но ей нужны деньги. Или ей нужен больной на всю голову дяденька, который предпочитает допубертатных сопляков и соплячек зрелым особам. Старательно не замечающие целей и выгод, далеких от секса — неужто эти имбецилы чистые души никогда ничего не слышали про Олений парк? Созданный маркизой де Помпадур, официальной фавориткой Людовика XV. Король предпочитал пятнадцатилеток, вот Помпадур, не чинясь, и выполняла роль бордель-маман — растила в поместье "Олений парк" послушных, воспитанных цыпочек. В те времена пятнадцатилетние девушки считались вполне взрослыми. Все они получили свою выгоду, переспав с королем — кто мужа, кто приданое. Так что Людовик Возлюбленный был, строго говоря, не педофилом и даже не гебефилом (так называют любителей одиннадцати-тринадцатилетних), а скорее эфебофилом, любителем девочек-подростков. Но если бы король искал себе фавориток помоложе, вряд ли он сумел бы поставить дело на поток и оприходовать такое количество девиц. Парк любовниц организовала Помпадур, далекая от сексуального интереса к мелким девочкам из небогатых семей.

О чем и забывают как медики, так и ширнармассы: родителям малолетних детей следует опасаться не только и не столько спятивших извращенцев, сколько "среднего эшелона порноиндустрии" — торговцев людьми и их идеологического прикрытия. В том числе корыстных толерастов, таких, как Улицкие со товарищи, рыщущие в поисках, где бы и чем бы поживиться, пока мы, грязные больные дикари, не даем сомнительным книжонкам просвещать малых детей. А заодно не стоит забывать про педофильских соаддиктов — таких, как Брэдли. И не знаешь, кто из них опаснее: матери, толкающие собственных детей в объятия отцов-извращенцев, любительницы половить рыбку в мутной воде неоязычества и феминизма, или пылкие, но неплохо оплачиваемые защитники сексуальных меньшинств.

Кстати, обладатели особенно мерзких сексуальных отклонений, коих не защищают даже ЛГБТ-активисты, думаю, готовы заплатить немалую денежку за "ребрендинг" своих душевных болезней (внесенных, замечу, в медицинский определитель). Чтобы популярная писательница села, напрягла свою морщинистую задницу и в красивом виде подала самые грязные и отвратительные вещи, например, растление малолетних. Так что ни в какое непонимание Улицких и иже с нею: а что такого? мы не хотим принести вред, мы просто рассказываем о необычных обычаях! — я не верю и не поверю никогда. Как и в желание Марион Брэдли расширить горизонты своих детей, благодаря мамочке с папочкой заполучивших тяжелейшие деформации в плане интимной жизни.

Недаром в наши дни возродились педофильские движения, недаром. Первые объединения педофилов появились в 1950-х годах. Их целью стали, красиво выражаясь, защита прав людей, испытывающих педофильские сексуальные предпочтения, декриминализация добровольных сексуальных отношений между представителями разных поколений и связанные с ним снижение или полная отмена возраста сексуального согласия. То есть, проще говоря, ушлый дяденька, сумевший убедить ребенка, что пара конфет за действия сексуального характера — это вполне выгодный обмен, не подлежит суду. Даже если ребенок еще в школу не ходит и ведать не ведает, что не все взрослые правы, не всем можно верить, даже если потом он всю жизнь будет ощущать себя грязным и использованным. Оценивать психотравму ребенка, к которому в трусы лезет вонючий, истекающий слюнями мужик, незачем, если мужик ребенку ничего не сломал и не порвал. Кроме психики.

Интересно, чем так ценен любитель потискать малолеток, что в социуме регулярно, будто говно в засоренном унитазе, всплывают подобные движения?

В первые годы своего существования педофильские группы получали поддержку различных лево-альтернативных политических групп и пытались вступить в диалог с представителями ЛГБТ-движения, однако с конца 1980-х годов наблюдается разрыв этих контактов и практически полная изоляция педофильского движения (какое горе!). В результате этих тенденций большинство педофильских организаций прекратили свое существование до конца 1990-х годов. Но увы, не навсегда.

В 2000-е годы наблюдается новое рождение педофильского движения в измененном виде. Любители допубертатной малышни засучили рукава и занялись ребрендингом. Новые про-педофильские организации предлагают рассматривать педофилию как таковую отдельно от сексуальных отношений с детьми. Эти организации не выступают за легализацию сексуальных контактов с детьми, однако оказывают педофилам всестороннюю поддержку — якобы с целью научить их контролировать свои сексуальные желания и не совершать сексуальных действий по отношению к детям. Также эти организации выступают против автоматического причисления педофилов к преступникам. Некоторые их них предлагают выделить педосексуальность в качестве новой сексуальной ориентации.

А под крышей этого зашибись какого толерантного отношения к насильникам над детьми новые Брэдли и Улицкие будут направлять оболваненных, ах, простите, пошедших по европейскому пути развития детишек с расширенным сознанием — и прямо в руки дяденек, истекающих слюнями. Хочешь конфетку, малыш? Слушай тетю писательницу, она тебе и твоим предкам так мозги засрет, что они тебя мне насовсем отдадут. Чтобы я тебя досуха выжал и выкинул.
Tags: декоративный пол, дети уже люди, история солжет как всегда, ловушки психики, подкаблучник - поза камасутры, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 205 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →