Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Взглянула на себя в зеркало - о чем вижу, о том пою (еще раз о красоте)

Всем известно, что критерии красоты меняются год от года. Иногда довольно смешно бывает узнать, как сильно отличались красотки иных времен от сегодняшних. На этой разнице построено великое множество развлекательных, обличительных и умилительных статей. Но что гораздо забавнее, так это подмена представлений о красоте.

Например, никто не спорит, что ухоженность и красота – вещи разные, но эффект некогда производили (да и сейчас нередко производят) почти одинаковый. Холеная особа в хорошей физической форме и в модном прикиде производит впечатление красавицы – во всяком случае, на незрелые умы и наивные души. И потому в некоторые моменты отечественной истории – я сужу по кинофильмам тридцатых-сороковых годов – красивой считалась дама с уложенной прической, с ярким макияжем, в элегантной одежде и в шелковых чулках. Длинные носы, короткие ноги, толстые лодыжки, галифе на бедрах, лишние подбородки, рот куриной жопкой - все это особого значения не имело. Эффектность (рафинированность) и живость (томность) – вот что было важнее, вот что покоряло сердца.

На иную диву сегодня без слез не взглянешь, а она записных красавиц играла. И без малейшего смущения.

Публика, похоже, не замечала, что девушке хорошо к полтиннику, что рожа у нее такая, словно второе тело донашивает: овал «потек», шея напоминает контрабас, по обе стороны носа залегли складки глубиной с Большой каньон…

Сразу припомнишь, как у Лопе де Вега изливался хитрый испанский юнец мамаше своей пассии, стараясь притвориться влюбленным и проникнуть в дом – поближе к своему «предмету»:

«Ваш стан почти мужской – надежда И обольщение сердец. Чулочки ваши, башмаки, Размером более, чем надо, И ваших ножек колоннада, Под коей гнутся каблуки, И ваш громоподобный бас, И запах смеси из горчицы, Петрушки, лука и корицы, Чей аромат овеял вас, И ваши родинки в венце Из темной с проседью щетины, И ваши дивные морщины На вашем набожном лице, Как в небе ранняя заря, Ваш носик нежно-розоватый, Неисчерпаемо богатый Двойной источник янтаря, Все это: чепчик, бас и нос, Капот, и грудь, и башмаки, Морщины, родинки, чулки, - Как райский сад волшебных грез!»

Ну, а разглядев недостатки, зрители реагируют двойственно:

а) уже не обращают внимания на мелочи – если чувствуют на себе обаяние не только внешности, но и личности;

б) принимаются критиковать не только «морщины, родинки, чулки», но и мозги, манеры, образ жизни.

Но с тех весьма снисходительных пор ой-ой сколько лет прошло.

Кинематограф все шел и шел к идеальной внешности, какой у нормального человека быть не может. Гладкая кожа, на теле ни жиринки, волосы копной… В смысле, волной.

Притом, что камера добавляет 10 (а по мне, так и все 20) % веса, луч прожектора пробивает верхний слой кожи, эпидермис, и даже первоклассно выбритый брюнет выглядит, словно ежик с похмелья. И отнюдь не в тумане. Без грима (и без компьютерной ретуши) любая кожа выглядит, будто топографическая карта того самого каньона.

Еще в 70-е годы «кинокрасавицы» и «кинокрасавцы» позволяли себе некоторые «допущения». Но к началу XXI века звездам уже никаких несанкциорованных складок на лице и на теле иметь не дозволялось.

Естественно, соревноваться с мировыми «рекордсменами совершенства» из Голливуда простой человек не в силах. Что не снижает уровня требований и не прекращает очередных попыток дать «наш ответ Наоми Кемпбелл».

Смешнее всего то, что «наш» ответ – абсолютная фикция, и существует только «свой» ответ. Каждый человек старается «соответствовать», насколько хватит сил. Кто в плане красоты, кто в плане социального положения, кто еще в чем…

Когда тебе двадцать, кажется, что самая верная ставка – на внешний вид.

Что замечают окружающие в первую очередь? Психология знает, что. В первую очередь – знакомые и знаменитые лица. А во вторую? Красавиц и красавцев в модельных шмотках.

Надо стать либо первым, либо вторым поводом для того, чтобы на тебя оглянулись в толпе. Известность в юные годы осеняет только тех, кто поет. Сниматься в кино тоже можно - и лучше сразу в чем-нибудь суперхитовом, вроде «Гарри Поттера». Тогда тебя действительно узнают все.

Неизвестно, понравится ли тебе всеобщее внимание, но ты его добьешься. Ну, а если никто не звонит из Голливуда и не зовет сыграть в блокбастере, можно постараться обойтись и без этих приверед. Просто привести себя в порядок – в полный порядок. И внимание окружающих опять-таки обеспечено.

Зачем оно нам, спрашивается, это внимание? Так ведь с него начинается общение. А с общения начинается внедрение в любую социальную группу, да и вообще во взрослый мир, довольно неласковый к чужакам – ко всем и всегда.

Поэтому молодые не хотят становиться невидимками, хотя те, кто постарше, много чего расскажут при случае о преимуществах подобного состояния. Но… им уже никуда не надо внедряться. Они вполне уже внедрились и с комфортом работают под прикрытием.

Это может нравиться, может не нравиться, но человек вступает в свою «зону благополучия», будто на канат, держа свой социальный статус наперевес, словно балансир. А молодежи пока нечем равновесие восстанавливать, ведь у них нет спасительного статуса-балансира. Потому и хочется спешно обрести средства не только для внедрения в общество, но и для стабилизации своего положения.

Ну, и что молодежь может предложить, кроме физических данных? До определенного момента практически ничего. Нет, правда: даже когда на руках у тебя корочки с красиво написанным названием только что полученной специальности, это не гарантия триумфального вступления в жизнь. Иной раз ка-ак накатит малодушие: вот брошу все и пойду пешедралом по Руси. Или отправлюсь на собаках к Северному полюсу прямо из Москвы. Авось оно окажется полезнее для моего карьерного роста, чем какие-то дипломы, сертификаты и прочие бумажки.

Идея рвануть к полюсу «ради карьеры» ничуть не менее экстремальна, чем мысль улучшить свой внешний вид с помощью пластический хирургии. Тоже замечательная идея.

Тем более, что теперь я знаю, как это происходит.

Со стороны пластика кажется не столь затруднительным и сложным делом. Здесь уменьшить, там добавить. Несколько уколов, несколько швов, несколько недель – и обновленный, довольный собой и миром пациент поражает окружающих дивными пропорциями своего роскошного тела (прекрасного лица).

Фактически так оно и есть. И все-таки решиться на операционное вмешательство, когда твое здоровье в норме, ты ничем не болен, организм работает, как швейцарские часы, да и вообще ничего кошмарного не происходит – серьезное испытание.

В ситуации, когда из двух зол приходится выбирать наименьшее, проблема не уменьшается, но зато проясняется. Поскольку всем сразу видно, что лучше, а что хуже.

Теперь представьте себе выбор между двух «удобств»: при тебе останется твое нетронутое (в медицинском смысле), хотя отнюдь не идеальное тело – или возникает смутная перспектива «покрасиветь» после изрядных мытарств, когда тебя будут перекраивать и перешивать, точно юбку старшей сестры…

На такое нелегко пойти, нужно очень не любить свое нынешнее обличье. И мечтать его изменить. Крепко мечтать. А про то, как я делала пластику, я расскажу завтра. (Показывает всем длинный розовый язык).

Tags: декоративный пол, история солжет как всегда, ловушки психики, резать к чертовой матери
Subscribe

  • Новые ихневмоны

    В начале было слово. И это было слово "почем?". Потом торгующие стали искать себе оправданий, а проще всего найти себе оправдания, обвиняя кого-то…

  • Родовое проклятие подлости

    Рассказывают, Жучкова со своими говорящими глистами (какой-то Филипп Хорват, он же Гор Потоков, он же Прорыв Унитазов, он же Гнусный Ублюдок, он…

  • Сто лет переходного возраста

    Вышла моя статья в "Камертоне", на нее наверняка обидится недавно упомянутая критикесса, не желающая иметь со мною "деловых дел" — я ведь даю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments