Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Солнце садится в Замоскворечье


Март в этом году выдался идеальный. Такого марта в России просто не бывает. Что у нас выдают в качестве весеннего месяца? "Марток — надевай семеро порток". То снег с дождем, то дождь со снегом, талые лужи под свежей заморозкой, как на складе разорившегося хладокомбината. Но в 2017 году март такой, что его впору припоминать в легендах — сухой, солнечный и теплый.

Поэтому меня удалось вывести на марш-прогулку быстрым шагом (семь часов быстрым шагом с небольшими остановками "на пофотаться" — нагрузка, доложу я вам, существенная). Боевая Мышь назвала мою медитацию на солнышке "кошкой, нюхающей воздух". БМ считает, что я в такие моменты похожа на львицу, большую и желтую. Мне ее ви́дение меня льстит.

Началась прогулка с посещения банка, где какой-то невыразимо тупой, а может, патологически упорный юноша лет двадцати, но со шкиперской бородой, пытался поставить мне на телефон программу "Банк он-лайн" или что-то в этом роде. Дескать, удобно же: вот едете вы в метро, подключаетесь к вай-фаю и оплачиваете прям в метро, оплачиваете... Сели мы, разобравшись с малолетним шкипером, в метро, посмеиваясь на тему "Как удобно всё оплачивать в транспорте, особенно ЖКХ" — и тут входит в вагон негр с копьем. Потом-то выяснилось, что в руках у представителя черной расы длинные металлические прутья, связанные в пучок и упакованные, но первое впечатление было незабываемо.



Негр сидел рядом с нами и переписывался по телефону одной рукой — той же, в которой держал телефончик. Он с такой скоростью жал на кнопки, беседуя в чате (а фоновой картинкой стояло футбольное поле и мя-я-ячик), что я подумала: такую моторику, да по делу бы применить! В охоте на крупную дичь! Все же негритянская пластика — это нечто поразительное.

Вышли мы с Мышью в Александровский сад — и, ведомые солнцем, почему-то отправились не туда, куда собирались, а в противоположную сторону. Народ, такой же шальной от солнца, бродил по дорожкам стадами антилоп.



Деревья и кусты еще голые, да и травы нет. Пышный и вычурный ландшафтный дизайн самого центрального сада России воплотят в жизнь через месяц, не раньше. А пока гуляющие довольствуются скромным зрелищем алых ягод, рассыпанных по газону и ни одной птице не интересных. Городские птицы балованные — а может, ягоды горькие, как тоска-печаль.



На выходе из Александровского сада стоит недавно забабаханный памятник. Эдакий памятник русичу вообще. Шелом, крест, куча развевающихся тряпок и полное отсутствие шеи. Поневоле вспоминается фильм "Анализируй то": "И ни одного гостя без шеи. У каждого должна быть шея. — Хорошо, будем проверять наличие шеи на входе".



Хрупкий, изящный, неимоверно элегантный дом Пашкова смотрит на эту бадумбу, как на... в общем, на то, чем она и является. Чем являются все городские памятники последних лет, если быть откровенным.

Мы в ходе прогулки узрели три штуки — креститель-завоеватель без шеи был первым. В сквере у Третьяковки поставили памятник живописи, напоминающий на свалку позолоченных рам, затянутых паутиной. Такая уместна где-нибудь на чердаке багетной мастерской, но сквер у Третьяковки за что пострадал?



Апофегеем стал памятник поэту с лицом растлителя малолетних. Не знаю уж, кому Расул Гамзатов так насолил, но в это лицо без ужаса смотреть нельзя. И неизвестно для какой цели воспроизведенный жест: "Иди сюда, детка, я дам тебе конфету!"...



Некоторые леса с набросанными на них досками выглядят намного элегантней возводимых семо и овамо памятников — словно гигантские постмодернистские инсталляции.



Жаль, что результатом всей этой активности станет гигантский новодел, раскрашенный в "старинные цвета" — и хорошо, если только в красный и белый. А я ведь застала изначальную Третьяковку, без уродливых стеклянных крыш и дизайна "под офис". Сегодня от нее остался только васнецовский фасад, печальным обломком художественной мысли былого.

А вот пример народного творчества — дерево щастя, ими уставлен весь Лужков-Третьяков-Поцелуев мост между Болотной площадью и Кадашевской набережной. Хорошо хоть жители Москвы и туристы перестали увешивать перила моста излюбленными символами любви и заботы — пудовыми замками с накарябанными именами влюбленных. А то на мост было страшно заходить — не дай бог рухнет под тяжестью любви.



Сонный, разморенный кинотеатр "Ударник" вдалеке похож на планетарий, а памятник Петра на горизонте — на сонного дядьку в семейниках, поднимающего шторы на окне. Вот-вот, кажется, почешет задницу и зевнет.



Памятники архитектуры блистают свежепозолоченными куполами, красными боками с белыми обломами красуется нарышкинское барокко. Храм священномученика Климента, папы Римского, со всех сторон окружен торговцами, которых и из храма не выгонишь, и от храма не отгонишь.



Странные пары встречаются у ограды — скрипачка, наигрывающая что-то тягуче-романтично-весеннее, в духе французского кино, а в нескольких шагах от нее — нахохлившийся дядька с плакатом, прославляющим эпиляцию.



И странные дома: кривоватый московский флигель обзавелся зелеными итальянскими ставенками, совершенно не нужными в небогатой солнцем Москве. Арендаторы усердно делают вид, что и они сами, и их клиенты в любое время года греются под южным светилом и изысканно вкушают южные блюда. Так что это больше не флигель, а вилла, причем вилла не чего-нибудь, а пасты.



Увы, в переулке магия кончается, и вилла превращается в нечто непрезентабельное со страшными по-московски трубами-воздуховодами.



Сколько же нынче вокруг Пятницкой домов нерусской еды! Между Пятницкой и Новокузнецкой есть сооружение, где полдюжины едален предлагают что угодно, от "Песто-чего-то-там" (они в курсе, что песто — всего-навсего соус из зелени, сыра, растительного масла и чеснока? а значит, романтически настроенные парочки не будут это есть, иначе как им целоваться на прощание, не говоря уж о большем?) до "Киллфиш" (что, киллфиш происходит прямо в зале? вытаскивают бедную больную рыбу из аквариума — и ну ее дубасить!), чешского пива и японской лапши. Почувствуй себя туристом, москвич!



От такого обилия нерусского в родимом, знакомом до донышка Замоскворечье (когда-то я жила в доме у Новокузнецкой) я аж опешила. А при попытке купить бутылку воды так и вовсе приуныла. Вместо продуктовых магазинов ни разу не шикарная Новокузнецкая обрела минимаркеты с подсохшими деликатесами. И если есть там вода, то непременно Evian, да за такую цену, будто каждая упаковка сюда бизнес-классом летела. Замоскворечье, как и весь исторический центр, стало местом не для жизни, а для туризма: напирающие друг на друга ресторации пытаются сделать свой гешефт, предлагая посетителям весьма средний кофе по три сотни рублев за чашку и безнадежно засохшие круассаны за ту же цену. Как человек, который печет булочки два раза в неделю и хлеб — через день, скажу: никакие затраты на электроэнергию, сырье и рабсилу не поднимут себестоимость круассана до таких заоблачных высей.

Не представляю, как здесь жить нормальным людям, а не туристам, без счету оставляющим деньги жадным рестораторам. Жалко. Хороший был район.

БМ, чтобы утешить меня, попыталась сплясать с маракасами, роль которых исполнил кофе на вынос. Прямо на набережной. Хорошо еще, никто в реку не упал от изумления.





На этой же набережной стоит один из самых странных домов Москвы — нечто явно конструктивистское, однако переделанное, по ходу, из стиля модерн, притом брошенное архитектором на полпути. Пусть искусствоведы удивляются! Полуконкструктивистский недомодерн плывет в Водоотводном канале, тихом, точно летнее озеро.



Вторым планом, само собой, высовывает свой любопытный нос высотка на Котельнической. Несколько лет назад я ее видела из окон своего дома в Филях — это нахальное сооружение видно вообще отовсюду. Издали высотка похожа на замок злого колдуна: все как положено — рвы с водой, бастионы, бойницы, донжон. Вблизи впечатление, конечно, размывается.



За высоткой — вид на Швивую горку и на Библиотеку иностранной литературы. В этом неказистом сооружении я провела шесть лет своей невозвратимой молодости! Правда, только готовясь к сессиям и курсовым. Которых было, как в Бразилии Педров, "и не сосчитаешь!" С тех пор мне скучен вид на Иностранку. В первый раз ее фотографирую, для истории.



Церковное барокко и сталинское смотрятся удивительно гармонично, если глядеть с Яузского бульвара. Но меня больше восхищает неприметный домик над "Обивкой мебели" с пожарной лестницей до самой мансарды. Вот она, мечта детства: выбираться из дому так, чтобы никто меня не видел и не задавал глупых вопросов. А еще — жить на крыше, как Карлсон.



Тем временем солнце садится в Замоскворечье и вскорости вечереет. Закат золотой и ясный, обещающий солнечный день и назавтра (соврал закат, сегодня пасмурно, а завтра так и вовсе осадки обещают). Река уже спит, тяжело вздыхая — навигацию откроют только в конце марта. По набережной течет своя, сухопутная река — городской бессонный автопоток.



В темноте у меня просыпается охотничий инстинкт, он заставляет меня не гулять, а петлять: с Яузского бульвара на Покровский, оттуда на Хитровку, с Хитровки на Солянку, с Солянки на Ильинку... Видимо, для сугреву.

У ворот ресторанов зажигаются ни для чего не нужные газовые факелы. Когда мы зимовали в Европе, не раз и не два садились под такие факелы в уличных кафе, от огня шло тонкое тепло, почти как от костра, и можно было сидеть часами, медитируя на контраст морозного воздуха и тепла от живого огня. Но на узеньком тротуаре нет ничего похожего на уличное кафе, нет и посетителей, и факелы горят, впустую обогревая астрал.



Последняя, увиденная мною уже в темноте, странная и страшная сцена: прямо у здания администрации Президента стоял парень с окровавленным лицом и вполне профессионально лечил себя, расставив и разложив в оконной нише бутылочку с перекисью, вату и прочий полевой набор травматолога. Как будто пришел сюда с уверенностью, что его изобьют до крови, вот и прихватил всё для оказания первой помощи самому себе. Но сюда — это куда? Не в администрацию же Президента? К Политеху, в переходе под которым по вечерам собираются дилеры, наркоманы и проститутки обоих полов? На Хитровку, которая при царской власти была гигантским скопищем притонов-малин, но давным-давно таковым не является?

Чего только не встретишь в ночной Москве, похожей на Москву дневную, празднично-показушную, как темная изнанка на светлую, глянцевую лицевую сторону...
Tags: красота как обещание счастья, ни дня без ночи, портрет меня и БМ, уголок гуманиста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 201 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →