Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Наблюдения за ломехузой. Часть десятая — эпоха лайков


Этот пост можно считать продолжением поста об экзаменаторе. Я тут подумала: наверняка меня считают моралофагом. Меня, человека, который всю свою жизнь только и делает, что нарушает, нарушает и нарушает правила, прописанные ему социумом. И не от нонконформизма, который, как ни крути, является тем же конформизмом, только негативным: выслушай нравоучительный совет и сделай наоборот. Нет, я делаю то, что мне действительно нужно, а уж что на мой счет решит общественная мораль, мне совершенно все равно.

Времена, воспитавшие безразличие к внешнему отклику, прошли. Человечество открыло для себя вселенную лайков и вырастило уже два, если не три поколения лайкоманов. Настала эпоха лайков. За лайки, мгновенное и ничего не значащее выражение внимания, молодежь рискует жизнью, делая селфи только что не на фоне ядерного гриба, а люди, не побоюсь этого слова, старые выставляют себя на посмешище, изображая черт-те что и сбоку меч и конь из говна и веток подсобных материалов. Какого лешего вся эта безумная шобла изображает полноценную духовную жизнь?

Безусловно, это приятно, когда тебе говорят: нам нравится то, что ты делаешь. Но что значат эти слова в отношении твоей личности и твоей деятельности? Все они — не более, чем поглаживания твоей, возможно, не самой здоровой психики. После них тебе становится спокойней и теплей в бесприютном мире, наполненном критикой, включая критику со стороны внутреннего голоса, твоего бессменного экзаменатора. О жестокости экзаменатора, знающего про тебя всё и безошибочно бьющего в самые больные точки, я, возможно, еще напишу. Пока же поговорим о новых способах заполучить аддикцию и стать зависимым.

То же чувство тепла и покоя приносит поедание плюшек, покупка шмоток, получение ништяков и выигрыш на игровых автоматах. Так и становятся аддиктами — короткий, но упоительный кайф подсаживает индивида на занятие, про которое моя бабушка (да и любая бабушка, я полагаю), говорила, что оно ни уму ни сердцу. Когда это занятие выявлено и занесено в медицинский определитель, легко сказать: это у вас, батенька/матушка, аддикция. Лудомания, шопоголизм, из предположительно существующих, но еще не описанных (психиатры, как всегда, тормозят) — интернетомания, чатломания, селфимания. Относительно последней уж и не скажешь, что психиатры сомневаются на ее счет, селфиманию давно признали психических заболеванием.

Президенту Ассоциации детских психологов Александру Кузнецову, например, довольно часто приходится сталкиваться с пациентами, чьи проблемы связаны с селфиманией: "...человек не приходит на прием со словами: "У меня проблема, я сам себя фотографирую и не могу остановиться". Он приходит с жалобами на проблемы в отношениях. В основном это женщины 20–30 лет, сконцентрированные на себе. А когда человек так зациклен на своей внешней оболочке и на том, как ее подать, на подтверждении того, что его все любят, с ним вряд ли кто-то захочет дружить и жить. И ему плохо, где бы он ни был: и в команде, и в семье. Это несчастный, попадающий в западню, страдающий из-за повышенной потребности во внимании и любви со стороны окружающих и в то же время избирающий такие способы достижения этой цели, из-за которых от него все разбегаются".

При этом российские психиатры не согласны с американскими коллегами. Они полагают, что селфимания не психическое отклонение, а личностный кризис самоопределения. Российские психологи считают, что в рамках российских реалий селфимания вряд ли сможет обрести широкие масштабы (я же говорю, они тормоза по жизни). Злоупотребление селфи, по их мнению, характерно для определенных типов личностей: нарциссов, путешественников и людей в поисках себя. Последние стремятся сделать селфи на различных фонах и в разных обстоятельствах в надежде увидеть именно тот вариант своего "Я", который станет для них оптимальным. Так, подростки любят фотографировать себя в период становления личности, поскольку частая смена аватаров позволяет подсознательно менять свой настрой и образ, говорят психологи. Эх, кто бы объяснил дорогим психиатрам разницу между селфи и аватарой!

Не могу согласиться с нашими психиатрами — их же собственное определение трех стадий селфимании свидетельствует о наличии психического заболевания, а не какого-то там кризиса:
1. На первой (эпизодической) стадии человек делает не менее трех серий снимков в сутки, но при этом не делится ими в социальных сетях.
2. На второй (острой) стадии он также делает не менее трех серий в сутки, но при этом активно делится ими с окружающими людьми посредством интернета.
3. На третьей (хронической) стадии человек фотографирует самого себе не реже шести раз за сутки и постоянно выкладывает результаты в сеть.

Помилосердствуйте, я вот делаю фотографию своей физиономии раз в год, на день рождения или еще на какое-нибудь знаменательное событие, и то за семь лет в Сети накопилось предостаточно "фотоотчетов". Скромный тег "портрет меня и БМ" регулярно пополняется. Как люди ухитряются не надоесть всему миру, шлепая в свой блог по шесть дакфейсов в день? На этом они собираются строить общение, а там и отношения?

Благодаря новейшим технологиям (которых я, славатебебоже, в молодые годы не застала) современный молодой человек оказывается в замкнутом круге развития нарциссизма еще в ранней юности, когда ему, подростку, жизненно важно получить внимание. И он готов согласиться на похвалу со стороны не столько ближнего круга общения, сколько хрен пойми кого из интернета. Ближний круг видит его более критическим взглядом, отмечая все недостатки, а вот хз кто видит объект исключительно в моменты презентации. То есть когда предмет презентации лезет на звезду высотки, играет в смертельные игры зацеперов и стритрейсеров, ловит покемонов, точно алкоголик зеленых человечков, стреляет из окна по ментам, мучает собак и кошек, насилует пойманных на улице девчонок...

К чему ведет бессмысленная и беспощадная самодемонстрация? К усугублению зависимости, к разрушению личности и возникновению субличности — механизма для получения кайфа, точь-в-точь такого же, как у наркоманов. Какой наркоман понимает, что он творит ради дозы? Скажи ему в момент ломки, чтобы он полз к дилеру голым брюхом по стеклу — он поползет, поверьте.

Вера в то, что исключения (сиречь здоровые люди, не лайкоманы, не селфиманы и не чатломаны) существуют, помаленьку испаряется.

Кстати, после нашествия поклонников, случившегося на мой аккаунт на фейсбуке, я задумалась, почему на "лицекнижии" отсутствует возможность закрыться от общения. Нет, банить-то можно, эта опция — святое. По одному, долго и тщательно переписывая имена, пока спамеры, вообразившие себя отменными собеседниками, квакают и подмигивают в чате, звонят и присылают запросы на переписку. Сказать, что это неудобно — ничего не сказать. Но отменить чат как опцию нельзя (как мне подсказали, можно, но эта опция тщательно спрятана в правом нижнем углу). Фейсбук не дает возможности избежать обмена бессмысленными репликами типа "Ха-а-ай! — Сам ты хааай!" Видимо, создателям этой соцсети и в голову не пришло, что чаты можно не любить и не желать чатиться, вообще ни с кем и никогда. Как можно не хотеть сидеть и закрывать бесконечную череду окошек, в которых брезжат откровенно глупые и панибратские реплики, а то и непристойные фотографии?

На фоне непонимания со стороны создателей ФБ совсем уж незначительными кажутся возмущенные реплики выгоняемых похотливцев, обвиняющих меня то в недотрахе, то в ханжестве. Замечу, что люди, искренне верящие в то, что они бунтари, нонконформисты, ррреволюционэры и прочая — все они, как правило, никуда не отходят от шеста, к которому привязаны с детства. Только ходят вокруг него не посолонь, а противосолонь. Все вокруг женятся и заводят детей, они же бегают по бабам, пока одна из них не женит "революционера" на себе в обход всех его намерений. И это называется бунтарством. Смешные невозможно...

Другая форма отката выражается в том, что огромное количество современных людей (и довольно молодых) поражено социофобией, их интроверсивность носит характер девиации. Эта особенность проскальзывает в разных социологических обозначениях молодых поколений.

Появился, например, термин "миллениты" (поколение Y, "поколение Питера Пэна"), обозначающий родившихся после 1981 года — его представители склонны оттягивать переход во взрослую жизнь на более долгий срок, чем их сверстники в предыдущих поколениях, дольше жить в родительском доме. Представители следующего за ним поколения, поколения Z, активно используют планшеты, iPad, VR— и 3D-реальность. Зачастую термин "поколение Z" употребляется в качестве синонима термина "цифровой человек". Также очень показательно обозначение "поколение ни-ни" (оно же поколение NEET — "Not in Employment, Education or Training"), придуманное для молодых людей 16-34 лет, которые в силу различных обстоятельств не работают и не учатся. Термин используется в средиземноморской, латиноамериканской и западноевропейской социологической терминологии и публицистике. Есть также китайский неологизм "клубничное поколение", им называют тайваньцев, родившихся после 1981 и до 1990 года, которые, в отличие от поколения их родителей, подобно клубнике, "легко мнутся", то есть не выдерживают социального давления или тяжелого труда. И во всех странах есть хикки, которые не выходят на улицу годами, следовательно, и общение предпочитают "повышенно безопасное", без невербальных сигналов и личного присутствия.

Чего они боятся, эти вечные дети? Серьезных отношений? Самостоятельности? Повзрослеть? Оно и неудивительно. Подросткам хочется подменить скучную инициацию, к которой привыкло цивилизованное общество — инициацию поступлением в вуз, подработкой, съемной квартирой, оплатой своих потребностей собственноручно заработанными деньгами — инициацией первобытной, с помощью смертельно опасного испытания, полета, прыжка, победы над опасным зверем. Один раз совершить подвиг — отнюдь не то же, что каждый день ходить на работу как часы или строить отношения не покладая рук.

Вдобавок общение (в том числе и сексуальное) — вещь довольно энергозатратная и далеко не безопасная. Мало того, что людям свойственно разочаровывать нас, оказываясь не тем, что нам показывали в чате и на фотках (а удачный лук и обычный человек разнятся между собой, причем всегда не в пользу человека). Мало того, что мы по-глупому увлекаемся "виртуальным образом", дорисовывая к написанным словам их автора (всегда обаятельного, разумного и воспитанного — и практически никогда импульсивного придурка). Мало того, что мы потакаем собственному тщеславию и выбираем людей, которые нас не бесят, будучи в чем-то лучше нас (не будем делать вид, что во всем превосходящие нам так уж милы и симпатичны, особенно когда с легкостью читают нас и небрежно указывают на сделанные нами глупости). Мы еще и отучаемся от того, что всякий человек — живой, телесный и этим тоже раздражает!

Так постепенно живое общение вытесняется общением виртуальным. Человек видит преимущество вирта перед реалом:
— вирт не заставляет нас учить язык тела и учитывать все эти стремные физиономии, которые люди строят, говоря сладкие слова;
— вирт избавляет нас самих от необходимости прятать кислую мину под широкой улыбкой, на словах-то можно имитировать оргазм любой восторг выразить;
— в вирте можно лгать до упора, выдавая себя реального за себя придуманного, или, как психиатры выражаются, "Я-реальное" за "Я-фантастическое" (то есть такое "Я", каким тебе никогда не стать);
— но главное — вирт ставит лайки, которые можно подсчитать и махать их количеством, махать — притом, что никакими знаками приязни из реала похвастать нельзя, тебе просто не поверят, скажут, что ты врешь или преувеличиваешь.

Погоня за лайками обесценивает живую жизнь — но вместе с тем она до крайней степени ожесточает экзаменатора. Внутренний голос не обманешь лайками. Он по сути своей параноид, о котором я недавно упоминала со слов Нэнси Мак-Вильямс, американского психоаналитика, доктора философии по психологии личности: "Параноидные люди ничего не пропускают. Ни один изъян терапевта не защищен от их испытующего взгляда". От взгляда внутреннего параноида не скроется никто, даже его собственный "хозяин". Он будет посмеиваться над вашими попытками скрыться от реала с такой недоброй иронией, что сетевой троллинг покажется дерганьем за косички понравившейся девчонки.
Tags: дети уже люди, ловушки психики, ломехуза, уголок гуманиста, философское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 198 comments