Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Поиски демократии в самых неожиданных местах

kniga-i-tv

Прочёл его стихи… Увы, не Блок.
И мысль одна мне не даёт покоя:
Не в «Знамя» ли он взятку отволок?
Кто ж даром напечатает такое?!
Аристарх Зоилов-II

Ужасно не люблю политические посты писать. Не люблю и не стану. Люди, леди и недоледи могут обсуждать Трампа и его супругу, решая, кто из них вульгарнее, неизлечимо больные и оттого ядовитые, точно аспиды, журналисты "Дождя" могут устраивать свои жестокие розыгрыши, а "немолодые и нездоровые актрисы" жаловаться на стрелу в сердце, предварительно сделав всё, чтобы жалеть их было некому. Мне не все равно, я не в башне из слоновой кости живу, но обсуждать эти темы в ЖЖ... Увольте. Однако время от времени (и даже часто) искусство дает дрозда, оказавшись под политикой. Или под политиком. И тогда мои посты приобретают политический оттенок.

Как верно сказала Синильга: "Наконец-то графоманов с министерскими портфелями начали сажать. Хотя за такие вирши убивать мало. А мог бы на баяне играть или пчёлок разводить, и никто бы дурного слова не сказал". По ссылке нашлась обнаружилась статья Александра Кузьменкова, критика неоднозначного, но все-таки порой говорящего вслух то, что другие критики только думают.

Имелись в ней улюлюкины откровения, поистине феерические то по смыслу:
"Смотри: родное пепелище.
Отсюда попросту убёг
Любой, кто не хотел быть нищим
Рванул отсюда со всех ног
".
Видать, откатов недополучил пиит-коррупционер, вот на диссидентство и пробило.

То по бессмыслице:
"Препинаньями, заиканьями,
Немотой
Отмоли белковость создания
За чертой.
…от восторга и до морга –
Понятный и конечный остров.
Монета ли это иль марка,
На коей приспичило сковороду
Вклеймить почему-то создателю?
"
Белковость отмолить не удастся, предупреждаю. Хотя бы потому, что таков был замысел Создателя, а следовательно, белковость не является грехом его креатуры. Вклеймить сковороду такому идиоту в одно место — и ждать, пока жар озарения дойдет до мозга: грехом именуется то, что ты делаешь, взяточник ты белковый, а не протоплазма, из которой ты состоишь.

То по фрейдистской системе оговорок, выражая внутреннюю гниль аффтара:
"Нет еврея, и эллина нет,
Яблоко насквозь червиво.
Но если червяк оставляет след,
Значит, мы ещё живы
".

Нашлись там же и чупрининские признания, задушевные, словно русский вой под поллитру и трехрядку. Знаменский главред С. Чупринин, определяя графоманию, констатировал: "Стихи графа Хвостова и даже капитана Лебядкина не только не так уж плохи, но и могут рассматриваться как отправная точка для художественных инноваций" ("Русская литература сегодня. Жизнь по понятиям"). Название источника вызвало вопрос: главред продажного журнальчика, что, сидел? Или всего лишь очарован красотой блатной фени, духовно ему близкой? Есть в нем что-то от мелкого вора, от карманника, ищущего, чем бы у спонсора в загашнике поживиться.

Приведены в статье и высказывания пишущей братии на объемистый счет графомана с министерским портфелем.

Больше всего повеселил некто Леонид Соколов, человек большой девственности ума и искрометности чувств: "Женька, понятно же, ну как мы все можем относиться к зажравшимся и вороватым чиновникам. Ах, они еще и стихи пишут! Хорошо, может Улюкаев и косой, и кривой — но бульдожьей морды негодяя, покупающего себе место в журналах, я не вижу. Честно!" Какая девическая незамутненность! Свои же намекают оному Соколову: ты, мол, друже, пей, да дело разумей. Куда там, "Остапа несло": "шероховатости тоже работают, в стихах важна интонация и безграмотность в меру". Обожаю увертки индивидов, которые, скорее всего, и сами не больно грамотны — или же предпочитают, как некоторые мои бывшие френды, покровительствовать существам безнадежным в плане таланта и образования. Это выглядит хорошо, толерантно. Опять же окружающие считают тебя человеком добрым, миротворцем... Вот только за чей счет? Не за свой же. Читателей и литературы, а, миротворцы?

"Алексей Аимин: Ну это еще не беда, читал и почище бизнесменов. Они хоть и помельче, но бывает по нескольку страниц закупают в журналах, покупая 1–2 страницы. Вот некто Борис Родин, закоренелый бизнесмен и начинающий поэт, в «Невском альманахе» выдает сотню четверостиш". Ну да, и "Знамя" нежным голосом элитной проститутки признается, что Улюкаев печатался на его страницах, спонсируя обильно и неустанно. Ждем новых откровений в свете последних новостей. Попкорн за счет клуба.

С одной стороны, все правильно говорят некоторые из сошедшихся на обсуждение лиц (не знаю, кто они — писатели? критики? те и другие в неопределенной пропорции?):
"А. Нестеров: «Как нужно не уважать читателей журнала, а главное — себя, издателей, чтобы публиковать такую чушь…»
Н. Кондакова: «Обыкновенный графоман Улюкаев и обыкновенные игры журнала, готового лечь под любого, кто даст денежек на премии и фуршеты. Стыдоба».
Е. Степанов: «Самое страшное в том, что бездарность может не только опубликоваться. Но и получить положительные отзывы. Скоро и литературные премии начнёт получать. Вот что такое — современный литературный процесс»
".
С другой стороны, припозднился Е. Степанов со своим робким "литературные премии начнет получать", припозднился. Или попросту соврал, опасаясь мести со стороны премию дающих и в глазах писателя всемогущих.

Фраза "Поэзия ремесло беззащитных", мелькнувшая в обсуждении, выглядит как маркер в потоке сознания, выплеснутом на кушетке психоаналитика. Вот он, страх пишущего человека, что его высмеют критики, затрут в угол, отлучат от читателя, перекроют кислород... Не власть имущим, развлекающимся пописульками, этот страх испытывать, а им, беззащитным перед властями и критиканами.

Притом, что писатель В. Березин верно пишет в своей новой, с иголочки, статье "Модифицированный критик": "Дело в том, что человек, представляясь критиком, просто говорит неправду. Он рецензент (но это другая профессия, а вовсе не критика), либо филолог (но и это совершенно иное занятие).
Литературной критики в её исконном понимании нет. И удивительно, что это до сих пор может оказаться новостью. Отдельные недобитки-критики попрятались в литературных журналах, но это ненадолго
".
Далее речь идет о том, что критика перестала быть, а рассыпалась клоками на множество специальностей, смежных и несколько самозваных, вроде политологии с культурологией, литературоведом и вовсе называться стало неприлично, ну а окружающим можно сказать пароль "филолог" и добавить "особым" голосом что-нибудь вроде "специалист по Лескову".

Если говорить о влиянии на издание книги, то критик его не имеет. Более того, если умный, образованный человек наподдаст по афедрону лауреату, пусть и не власть имущему, но родственнику власть имущего — это изменит отношение к очередному прилЕпале к призовой кормушке? Нет, конечно. Официально назначенного мнения ничто не изменит. Как и мнения окололитературной тусовки. Как и народного, неквалифицированного и подчас нецензурного отклика. А вот ссориться ли с теми, кто вывел лошадку к финалу, остальных придержав и усмирив, да вместе с жокеями, всякий умный человек решает сам. Большинство, как вы понимаете, дает отрицательный ответ.

Результат чего налицо. На лице нашей современной литературы, в которой мало какой лауреат всяческих премий и премиек знает, как наречия пишутся — слитно или раздельно. Но это еще ничего (боже, неужто я это сказала?). ЗаслужЁнный не знает, как отличить хорошо написанное от написанного, как сейчас любят говорить, прикрывая полный здец, "альтернативно". Он неспособен оценить ни свой, ни чужой текст. Он врет про шероховатости, которые тоже играют, и про интонацию, коя важнее грамотности, и не видит бульдожьей морды, пока та не укусит его за задницу. Да и потом мало что видит, пытаясь делать хорошую мину и принять красивую толерантную позу при сильном баттхерте.

Очень уж мы стали осторожны в высказываниях, особенно те, кто давно в системе и в отношениях с главредами, жюри, призоделами и призодёрами. Страшно нам, ничем, кроме буковок, не владеющим. Помнится мне высказывание некой Евгении Вежлян, редактора отдела прозы всё того же "Знамени", что она, дескать, руководствуется не качеством представленного ей текста, а взаимоотношениями с автором. Вот мы и читаем плоды их взаимоотношений, графоманину обыкновенную, вне- и внутрижурнальную. В частности, плоды той же Вежлян (пишущей стишата с девятилетнего возраста, чем ее мамочка, вероятно, ужасно гордится), которая, похоже, в любом деле на непрофессионализм и протекционизм уповает.

"А правда, в общем, в том заключена,
Что я — частично Лотова жена,
Которой сны, как пряничные черти,
Напоминают о внезапной смерти…
Которой соль как вечность настаёт.
Ей самое себя не достает.
И алчет жить
И грезит убежать
Но нечем пить
И зренья не разжать….
"

И, само собой, четырехточие в конце, для вящей многозначительности пустейшего. Лотовой жене, опубликовавшей себя в соседнем с нею отделе Содома и Гоморры слабого на передок "Знамени", так многого недостает, что и перечислять скучно.

Итак, под властью протекционистов с неразжатым зрением мы и существуем. Боимся вякнуть лишнего, поссориться с сильным, раздразнить слабое, но многочисленное племя завистливых. Как бы нам не прилетело от них, как бы они не побежали по издательствах заносить нас в черный список!

Да нате, подавитесь. Должен же кто-то перестать бояться вашей, откровенно говоря, бессильной камарильи. В наше время ни черта настоящему писателю вы сделать не можете. Ни перекрыть ему доступ к публике, ни заткнуть ему рот, ни даже лишить его куска хлеба, так чтоб умер под забором, сволочь. А как хочется, а, чупринины-вежляны или как вас там по настоящим именам, любители красивых псевдонимов? Потому что настоящий прозаик или поэт все ваши графоманские беспомощные заигрывания с либидо-мортидо сметет одной строчкой. И будете вы на его фоне смотреться, как амеба на фоне небоскреба. Как то, что в старину называли незнакомым вам словом "гиль".
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…

  • Поле, русское поле и хтонический борщевик

    Вот и снова моя статья в «Камертоне», которую вряд ли поймет та категория творческого населения, для которой она, собственно, и написана. Мои…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 170 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…

  • Поле, русское поле и хтонический борщевик

    Вот и снова моя статья в «Камертоне», которую вряд ли поймет та категория творческого населения, для которой она, собственно, и написана. Мои…