Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Фуд-развод

morozhenoe-s-azotom

За вкус не берусь, а горячо сварю. Русская народная пословица

Или холодно — как это мороженое с азотом, глубоко авторское ноу-хау. Не все же графоманов ругать. Поговорим о единственной прекрасной вещи, которая насыщает — о еде. Принесли мне ссылку на кулинарный конкурс, прочла и подумала я: вот суки.

Ведь персональный кукбук — штука очень, очень дорогая. Фото от фуд-стилиста стоит не менее тысячи долларов, а может, и евро (нынче расценки упали, некогда съемка обходилась по две косых за день). Оттого в хардкоре, тяжелом, как моя отнявшаяся нога (отчего-то на двое суток онемела пятка — не иначе как хейтеры порчу наслали, так и назвали: ахиллесова порча), может оказаться всего несколько десятков рецептов и такое же количество гигантских фоток (нужных при готовке, как эта самая ахиллесова порча). Поэтому издать кукбук на бумаге проще всего, если ты... телеведущий. Издатель готов жрать из-под теле-людишек хоть говно без соли и без сахара — ибо эти небожители нашего времени сами себя рекламируют. На Высоцкую, какой бы дрек мит оген она ни готовила (а ей случается), не придется тратиться больше, чем на издательский процесс.

Поразительная бестолковость кукбуков объясняется не только их дороговизной, но и редкостью действительно авторских рецептов. По большей части за авторский рецепт выдается где-то найденный и переделанный. "Креветки мы заменили салом, авокадо картошкой, но все равно вышло очень вкусно". Профессиональному повару не составит труда опознать переделанный рецепт даже после замены половины ингредиентов. Авторский рецепт — совсем другая штука. Если повар (лучше бы, конечно, повар с именем, но на бесптичье и блогер подойдет) изобрел нечто невиданное — это его шанс увековечить себя. Мы до сих пор едим блюда, названные в честь людей, приготовивших те блюда впервые, или в честь родных и покровителей поваров. Такую славу вполне можно сравнить с шекспировой. И пусть грамотным людям имена Лавальер и Дюбарри известны в другом контексте, но жаркое из бараньих желез и пюре из цветной капусты, названные в честь королевских фавориток, тем же французам, смею предположить, известны даже лучше.

Неудивительно, что многие повара хотели бы прославить себя таким образом. Но здесь та же сложность, что и у писательской братии. Тебя как пить дать растащат на искаженные цитаты, опошлят твое ноу-хау, а потом на тебя же станут бочку катить: что за гадость этот ваш Карузо, мне Вася напел! Вот почему именитые повара не любят давать свои рецепты в "братские могилы" — сборники и рубрики, где даже имя изобретателя не назовут. Оно повару надо, за пятачок пучок печататься?

А в случае конкурсов оно действительно идет за пятачок пучок, поварское ноу-хау. Ну получишь ты обалденный приз — "книгу в Сети и на бумаге" — и что? Первое вообще смешно обсуждать: кукбук в Сети можно сделать самому за пару месяцев (да, я помню, я обещала, в следующем году займусь), а если у тебя есть в приятелях кто-то не совсем далекий от верстки, форматирования и фотографирования, так и вовсе лафа, у кукбука будет профессиональный вид. Ну а второе вызывает вполне закономерный вопрос о рекламе и продажах: будут ли они вообще? — и закономерный ответ, что сие от авторов зависит. То есть издатель заставит победителей этого гулькина конкурса отдать задаром свой кровный рецепт, а потом еще потеть в соцсетях, рекламируя книгу, прибыль от которой получит издатель и никого, кроме издателя.

И пара слов об издательстве "Ридеро", оно же "Издательские решения": оно фактически держит монополию на Амазоне на продажу русскоязычных авторов. Помнится, процент, положенный автору издательством "Ридеро", невелик, чуть больше, чем потиражные у реального издателя, который тебя отредактировал, оформил, сверстал, разрекламировал и издал. Не уверена, что всякий автор на такое согласится: с одной стороны он бесплатно отдает свой контент, с другой, ему и от продажи издания мало что перепадет.

Лично я человек щедрый и даже в чем-то наивный. Я спрошу не о гонорарах, не о процентах, а о профессиональной концепции. Да, у таких книг она тоже есть.

Предположим, вы открываете "микояновскую" "Книгу о вкусной и здоровой пище". Что вы там находите? Много старых советских рецептов повседневной пищи с четким стандартом изложения. Готовить по ней можно всем, у кого руки не из задницы локтями вперед. Берете "Рассказы о русской кухне" Н.И. Ковалева. Много текста, интереснейшая история старинных блюд, рецептов не слишком много, но их гораздо больше, чем в любом пафосном кукбуке XXI столетия. К тому же многие накрепко забыты — как те же леваши и левашники. Иллюстрации довольно страшные, а вот заставки, наоборот, забавные и симпатичные. Открываете "Я умею готовить" Жинетт Матьо: картинок нет вообще, зато книга битком набита французскими рецептами, в половину из них просто не верится. Чтобы готовить по этой книге, вам понадобятся навыки кулинара — и нехилые. Открываешь кукбуки Юлии Высоцкой — ходи да оглядывайся, кулинар. Фотографии в них отличные, но если ты сам данное блюдо не приготовил, не рекомендуй рецепт никому, целее будешь. Может, это фейк, а не рецепт, у госпожи Высоцкой половина рецептов поставлена неким удивительным раком: все вроде понятно, а нифига не выходит.

Стиль жизни диктует нам не только что носить, но и чем питаться. Мои родители, например, были людьми очень состоятельными (по советским меркам), а жрали такую дрянь, что я лишь к тридцатнику научилась готовить и перестала считать, что суп и салат не более чем хрючево на бульонном кубике или на майонезе. Привычки и установки детства в нас очень сильны. Поэтому мы составляем разные целевые аудитории для кукбуков и гастрономических журналов.

Поварские книги различаются не только по виду блюд, но и по уровню сложности приготовления и по уровню стоимости продуктов. Диковато в одной книге встречать лангустинов в шардоне и макароны по-флотски. Листаешь и думаешь: хоть бы раков в пиве поставили, это почти то же самое, а проку больше. Ведь люди, готовящие себе макароны по-флотски, лангустинов в шардоне попробуют разве что в ресторане. Хоть там и дороже, таков русский обряд посещения шикарного места: раз уж пришел, не макароны же заказывать! Зато раков в пиве указанная ЦА наверняка приготовит, на даче или на рыбалке. Здесь вопрос не только в цене, но и в решимости: раки — свое, родное, а с теми лангустинами хрен знает, как обращаться. Вот и варят неопытные кулинары лангустинов, если те им в руки попадутся, до изменения цвета. С розового на розовый. Не стоит перемешивать разные стили жизни, этот прием не увеличит количество читателей, наоборот, любая ЦА будет в недоумении: и зачем я это читаю?

Однако почему мне кажется, что издание победителей конкурса на бумаге — чистейшая авантюра? Или разводка. Ведь все авторы и все друзья авторов купят по экземпляру книженции (которая, в силу кучи фоток, будет далеко не дешевой).

Перед нами система "Мануция", та самая, что отличалась простотой и заканчивалась письмом автору: "Однако продано, увы, совсем немного экземпляров, публика не подготовлена. Мы вынуждены освобождать свои склады в соответствии с клаузулой контракта (прилагается). Или под нож, или вы приобретаете остатки по половине цены обложки, вам предоставлено контрактом подобное право. Де Губернатис теряет голову от горя, родственники его утешают, тебя просто не сумели понять, конечно, если бы ты был как все эти, если бы сунул кому следует взятку, тебя бы похвалили даже в «Коррьере делла сера», это все мафиози, надо принимать вещи как они есть. От дарственных экземпляров осталось только пять штук, а между тем они всегда могут понадобиться, сколько людей еще не охвачено, не допустим же мы, чтобы твоя книга пошла в макулатуру и из нее сделали туалетную бумагу, посмотрим, сколько мы сумеем наскрести, в любом случае это оправданная трата, жизнь дается нам только один раз, напиши, что забираешь пятьсот экземпляров, а что касается остальных, сик транзит глория мунди.
У «Мануция» лежат на складе 650 экземпляров в листах, господин Гарамон переплетает пятьсот и отправляет их наложенным платежом. Результат: автор авансом оплатил стоимость производства двух тысяч экземпляров, из которых издательство отпечатало тысячу и переплело 850, из которых 500 были оплачены автором вторично. Пять десятков авторов в год, и бюджет «Мануция» закрывается с хорошим активом.
И без угрызений совести: ведь это продается счастье
".

Что поделать, такие, как я, своим скепсисом упорно мешают Губернатисам купить свое маленькое бумажное счастье.
Tags: культ еды, уголок гуманиста, фигак!
Subscribe

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Яблочно-абрикосовый пирог

    Этот пирог хорош тем, что его можно делать и не в сезон абрикосов. Абрикосы, превращенные в курагу, тоже подойдут. Их можно мелко порубить и…

  • День города без скрепок

    Пошли в День города гулять. Под дождь попали, но не удержались. Хотелось посмотреть на обновленную Стрелку и Балчуг. Мы надеялись, что основные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 147 comments

  • Блестящий критик я

    Презентация сборника, в котором есть мои статьи, на Московской международной книжной выставке-ярмарке прошла довольно гладко. Я сижу в центре и мешаю…

  • Яблочно-абрикосовый пирог

    Этот пирог хорош тем, что его можно делать и не в сезон абрикосов. Абрикосы, превращенные в курагу, тоже подойдут. Их можно мелко порубить и…

  • День города без скрепок

    Пошли в День города гулять. Под дождь попали, но не удержались. Хотелось посмотреть на обновленную Стрелку и Балчуг. Мы надеялись, что основные…