Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Как муж жену креми... премировал

Пушкин и Гоголь расстреливают МТА

Есть у нашего критика одна распространенная болезнь — мифомания. Ее симптомы можно видеть у многих авторов гадостного вранья на мой счет, излитого на сайтиках, форумах, диарейках и тумблерах. Прикрыв замочком былые пакости, они поют соловьями: "Я Ципоркину хвалила в своей рецке, но она способна обидеться даже на недостаточную похвалу". Недостаточную похвалу можно увидеть здесь. Судите же сами, насколько это была хвалебная рецензия.

Заявления из того же разряда, что и "мы Инессе слишком много позволяли и общались с ней только потому, что очень ее боялись". Слушайте, маленькие, вы на что надеетесь — на мою слепоту или на мой преждевременно-старческий склероз? Какая-то мантра лабораторной крысы: "А вдруг прокатит? А вдруг ОНА меня не заметит и я смогу какое-то время поносить свою белую шкурку как белое пальто?" И тут опа! — опять я, с инструментами и в лабораторном халате. Вы что, еще не поняли, крысы: я тут работаю?

А в отношении сетекритики, которая подменяет собой нормальную, профессиональную, качественную критику, я работаю особенно жестко, без всякой жалости к вашей породе шарлатанов.

Надо признать, у нас и профи-то скурвились. В одной и той же статье обнаруживаешь:
а) суррровую отповедь протекционизму в премиях: "Предупреждая шепоток завистников и недоброжелателей, скажу им: когда вы в ваших премиях и премийках за закрытыми дверьми, под ковром, а то и под одеялом протаскиваете в премиальные списки и назначаете лауреатами своих друзей и подруг, покровителей и протеже, людей удобных, приятных и политически благонадежных, причем делаете это так, будто никто ничего не замечает и ни о чем не подозревает, да еще делаете вид, будто имеет значение только «качество текста» и ничто кроме него, — то вот это подлость и преступление против русской литературы";
б) и через абзац — панегирик подрощенному от "Дебюта" до "Руссо-Букера" карманному секс-символу мейнстрима, безграмотному и за собственную безграмотность увольняющему корректоров своей писанины: Жюри в этом году «прокатило» новую книгу Александра Снегирёва — отличную не только саму по себе, но еще и тем, что с каждой книгой Снегирёв растет как писатель. Почему прокатило? Может быть, потому что после прошлогоднего «Букера» трудно понять, кто перед нами — то ли молодой многообещающий писатель, то ли заслуженный работник культуры. А может быть, из чувства противоречия — ведь до сих пор едва ли не все книги Снегирева были в наших шорт-листах".

Поговорим о протекционизме. Который у нас везде — мы его почти не замечаем, привыкши к боярским сыновьям и дочкам, способным развалить любое производство. В том числе и производство литературы.

Отступные в виде литературных премий (недавно издатель, бывший муж не особо популярной блогерши, сделал покинутую супругу победительницей "Рукописи года" в жанре нон-фикшн — а пиши женка художественное, и там бы победила, уж будьте-нате), как и подмога критиков своим "любимым номинантам" (а проще говоря, постельным партнерам), есть смешная реалия нашей жизни. Сколько я видела нежных цыпочек и сушеных вобл, которым мужья купили сначала книгу, потом премию к этой книге, потом пошли на второй круг...

Система отработана и пашет как проклятая, рубя и переплетая нано-тиражи "для своих". Поверьте, даже если супружница не способна написать ничего жалистнее жежешного лытдыбра "Каждую пятницу я в говно" "Пятничные вопросы", муж-главред охотно наградит свою тетю Соню премией за лытдыбр. А подрастет чадо — папоцка учредит номинацию "Мои первые книжки" и еще одна кровиночка окажется вундеркиндом. Деписы, жописы и дежеписы, как при добром старом совке.

Вот член академии "Большой книги" Анна Наринская, как верно замечает Синильга, то ли бредит, то ли пытается оправдаться: "Я являюсь членом академии «Большой книги». Премия эта организована так, что есть номинаторы и дальше существует некая академия, созданная по примеру академии «Бессмертных», какие-то великие, прекрасные люди, которые голосуют, это 100 человек... (сам себя не похвалишь, никто не похвалит, - yu_sinilga.) И меня поражает, что в этом есть полное непонимание, что такое литературная премия в принципе. Все-таки литературная премия — это институт, который имеет политическую составляющую. Скажем, Нобелевскую премию по литературе человек, который проявляет ярко выраженные фашистские взгляды, никогда не получит. И премия одобряет не только то, как он слова составляет, а его этическую программу"... Текст неважен и никому не нужен. Важно, чей текст".

Однако все продается, кроме публики. А публике скучно, публика встает и уходит посреди праздника жизни. Ее не интересует пятничный лытдыбр тети Сони, политические подходцы академии "Бессмертных", да и групповое изнасилование русской веры таджикскими гастарбайтерами тоже не катит. После питья хмельной сулемы и ебли со становой жилой обычные фишечки современной нано-литературы пресны, даже поржать не над чем. Серые, серые времена.

Словно желая подчеркнуть это, в профессиональную критику селевым потоком вливается сетекритик, существо малообразованное, малоумное и беспринципное. Анализировать эта прости господи сетехрень не умеет. Но тщится! В результате мы получаем постепенное завоевание сетекритической традицией сферы профессиональной критики. Впрочем, я об этом писала не раз и не только в жуже.

А в ходе анализа ситуации заметила: рецензии сетекритиков на меня саму — готовая схема дурковатых претензий, которые нынешний как бы критик может набросать сходу, не читая книги. И, подозреваю, так и делает. Как смеет автор писать многабукафф и не заканчивать сюжетные перипетии трилогии в первом томе? Зачем в тексте сноски и слишком умные слова? Автор пишет вычурно, не развлекательно, думает над каждой фразой, а вот я пишу быстро, набело такая херня получается, надо писать, как я! Безобразие, среди персонажей нет простых людей и лозунгов ЛГБТ и КПРФ, et cetera, et cetera.

Сколь удивительные методы применяет сетекритик, пытаясь выглядеть сапиенсом, а не эректусом! Хвалительница моя, в частности, впоследствии по-простому, без затей поиском считала, сколько раз мои герои на три десятка авторских листов рассмеялись, заплакали, спросили, ответили... по количеству глаголов и эпитетов делались выводы о том, до чего же я плохо пишу. Ну а в качестве положительного отзыва я должна принять кучку пованивающих сентенций в духе: "История не заканчивается ничем, обрывается на невнятном месте, но это не страшно: для тех, кому все-таки захочется копаться в выдуманном чужом подсознательном, есть еще два тома".

Теперь бедняжка вытирает запоздалые сопли об сочувствующие жилеты: я Ципоркину хвалила, а она меня, она меня... Может, страдалице стоит принять мое мнение о ней за комплименты? Если мне следовало счесть втопкины попукивания похвалой, то, выходит, я тоже повела себя, как ангел доброты! В эту игру можно играть вдвоем, маленькие.

Расчетец, правда, на то, что втопка.ру закрылась, домен продается, концов пономаревских пакостей не найдешь, а значит, можно врать что угодно. Однако кэш все помнит, Лизонька. В качестве аналога твоего критикописева приведу стилизацию сетелизо-рецензии в исполнении 2old2r0cknroll, составленную из цитат той самой "положительной рецензии".

Быстренько перескажу содержание книги: они так и не поеблись. Всё. Лохи.

Начало книги поражает нытьем. Словно герой перумовского "Некроманта" или лоуренсовского "Короля терний" пришел в ЖЖ-сообщество "Орден пиздострадальцев" и жалуется там, как ему приходится тратить время на умирающего. На моем памяти
(так у автора) это герой с максимально раздутым внешним локусом контроля. Все кругом виноваты, все плохие, все его провоцируют. Даже на дуэль. Из экшна, кстати, одна дуэль, но энергии в ней мало.

История не заканчивается ничем, обрывается на невнятном месте, но это не страшно: для тех, кому все-таки захочется копаться в выдуманном чужом подсознательном, есть еще ПСС.

Есть еще несколько причин, почему книга плохо читается и не дает того эффекта, на который способна порой даже очень плохонькая фантастика, эффекта присутствия, слияния с героем.

Ум, увы, так и прет. Текст почти все время вызывает ощущение натужности. Словно автор размышлял над каждой фразой, что бы еще туда добавить, как бы еще закрутить: ланиты Флоры, грудь Дианы, ножка Терпсихоры, уста младых Армид и так далее.

Иногда под этими напластованиями скрываются интересные мысли и меткие замечания… Но иногда автора еще и заносит.

Но это так смешно! Понимаете, у нас такой смелый автор, он в наш жестокий век восславил нетрадиционные любовные связи с несовершеннолетними, но секс у него почти не поднимается выше колена. Серьезно. Интересно, там хоть до минета у кого-нибудь дошло?

Некоторых читателей, как я видел, раздражало постоянно повторяющееся "уста", а меня достал "сплин" (такая скука). Создалось впечатление, что это единственный редкий термин из области эмоций, известный автору, и потому сплину должны быть подвержены все подряд.

Какой-то, извините, ас, Пушкин. Тоже лох. Если назвался асом, ну и писал бы себе о том, в чём разбираешься — как лётчики полёты летают, например.


Примерно так лизоньки всех мастей пишут рецензии на "Евгения Онегина". Ну и как сказал френд: "Кроме последнего предложения (не удержался) — почти точные цитаты. А вот и совсем чудесное: «…неутихающие ветра, рвущие бороду старика с клубками, и духота глубоких расселин, не потревоженная вздохом ни единого существа. (Видите, что происходит? Тут и казенный массив, и выспренный санктуарий, и физически неприятное сочетание "рвущие бороду", да еще и бороду с клубками)».
Ну, когда «критик» доходит до прямого вранья, да ещё сразу после им же приведённой цитаты, в которой нет никаких следов «бороды с клубками», это может значить только одно: по существу сказать нечего, но сказать хоть что-нибудь хочется отчаянно
".

Френд подозревать не мог, что вранье насчет цитат однажды перейдет в полную несознанку и в мифоманию о подлой Цыпе, недовольной "недостаточно хвалебной рецензией".

А знаете, зачем они врут? Не Пономарева — с этой все понятно, она всегда врет, у нее патологический страх правды, оттого и громоздит ложь на ложь, продает сайты, закрывает журналы, подъедает свои говняшки. Критики как таковые — им-то незачем изображать из себя невинную жертву самого Зла? Писатель в большинстве случаев не может причинить зоилу никакого вреда, ни самолет с семьей грохнуть, ни с работы выгнать, ни последние три тысячи из отощавшего кошелька вынуть.

Репутация профессионала, которую кто только в наши дни не отрицает, все-таки существует. И окружающие дотошно ведут подсчет твоих шахер-махеров. Бесполезно надеяться, что публикация родной жены под ее жежешным ником скроет тот факт, что фамилия-то у вас одна. Бесполезно думать, что сдохший сайт прикроет насранные тобой кучи, да и насранные-то бездарно. Бесполезно верить, что бла-бла-бла про "институт с политической составляющей" прикроет тот факт, что великие-прекрасные "Бессмертные" в сто языков лижут задницу покровителям весьма определенной политической ориентации.

Тот, кто подобными делишками пробавляется, не более чем фармазон, дешевка. Которая в любой момент может быть заменена на другую дешевку. Хороший, несгибаемый, не за страх, а за совесть работающий специалист неудобен, дорог, его все время хочется выгнать, заткнуть ему рот, облить дерьмом. Он мешает системе. Но именно он будет исправлять бардак, оставленный милыми, славными, прекрасными людишками с их темными делишками — боярскими детьми, верноподанными членами жюри, псевдо-борцунами с протекционизмом, патологическими лгунами и полным развалом отрасли, который они за собой влекут.

Всё оттого, что "баланс интересов", который блюдут эти "Бессмертные", на самом деле не система, а вирус, в систему запущенный. Он тоже как-то организован, то есть приносит профит ряду лиц, наживающихся на сбоях системы. Но в результате хозяин паразита издыхает, а вместе с ним и паразит. Хотя в природе бывает так, что паразиты выживают и разбегаются, на что, собственно, и рассчитана вышеописанная ситуация: главное, чтобы тебя не заметили и не вывели глистогонным, а там уж на наш век хватит!

Но, как я не раз говорила, не хватило: "Рыночные «результаты продаж» нам вполне хладнокровно сообщают, что книги у нас в стране, включая разного рода «дютюктивы» и комиксы, систематически читает менее полутора процентов дееспособных граждан. «Серьезную» же литературу и того меньше: по разным данным от четверти до полумиллиона человек. И, более того, это количество «читателей книг» ежегодно и достаточно ощутимо в процентном соотношении сокращается.
...в европейских странах «нормальным процентом читателей» считается цифра в районе 5 % для массовой, и 2,5 % для т.н. «серьезной литературы»
".

И спасибо за это мы можем сказать не только издателям с их тактикой кастрации современной литературы под формат, но и критикам, кастрировавших самих себя под сетекритику, а свое профессиональное мнение продавших за чечевичную похлебку. За двадцать лет такого блядства изблядуется любая сфера, любое общество. Ну а лживый дурак попросту подхватит "общественные веяния" и понесет, понесет, и заразит всех, кто ему встретится. Дурак на подъем легок. Как всякий вирус.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 172 comments

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…