Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Молчать всегда проще

dia_de_muertos_by_nadiezda-d858jv4

Ну вот и вышли рецензии на "Чепуху" — здесь, здесь и здесь. Поздравляю всех, кто участвовал. Я обзоров писать не буду, я больше не жюри, да, собственно, как выяснилось, и не участник. Хотя стоило бы сказать мне это, когда мы беседовали о моей "Калавере" там, где я ее выложила — вдруг я бы написала еще один рассказ, с героем не столь масштабным в плане функций? Помельче, поскромнее. Без этой сомнительной культовости.

Хотя, если знать историю, то обнаруживаешь (внезапно): Калавера не является предметом культа, не употребляется в религиозных обрядах — это просто популярная игрушка по мотивам гравюры Хосе Гуадалупе Посады, созданная в 10-х годах прошлого века. Ее, как я и объясняла, наряжают, с нею разыгрывают сценки, ею украшают интерьер. Разница между Калаверой и предметами культа такая же, как между иконой и рождественским ангелочком, висящим на елке: Калавере не молятся верующие, не приносят жертв, не просят передать Санта Муэрте пожелания и прочее. Она это может делать по собственному желанию, как в моем рассказе (и да, я всё придумала).

Не сказать, чтобы я была удивлена или обижена на внезапный вынос именно моего рассказа за пределы темы, потому что "отношения вышли не «кукла — кукольник» и даже не «кукла — владелец». Отношения вышли «младшее божество, дух, демон — смертный», а это, согласитесь, совсем другой поворот". Хм. Вообще-то у Катарины есть владелец, хозяин гостиницы Cerca de la calavera, он ею распоряжается. Кстати, полноценный участник "Чепухи" Евгений Лисовский описывает в своем рассказе оживающую и убивающую хозяев куклу, чей владелец, в свою очередь, служит демону — это уже третий поворот и опять-таки совсем другой?

Чего-то такого я и ожидала. Привычно ожидала, надо сказать. Но, как говорится, если надо объяснять, то не надо объяснять. Особенно по второму разу. Не вписалась значит не вписалась.

Всякий, кто пытается раздвинуть рамки (поставленные кем угодно, хоть бы и дружественно настроенными устроителями), рискует получить звание "внеконкурса". При этом и образованные люди намеренно игнорируют факты и дают ход лишь своей боязни: как тут разбирать, это ж надо тоже искать нестандартный подход, а так не хочется! Вот почему я не участвую в конкурсах: стоит напугать жюри, как ты вылетаешь в три окна за то же, за что тебя ранее хвалили.

Ведь мы, ходящие по грани, очень удобны в плане удаления нас отовсюду под предлогом несоблюдения нами условий. Сказано ж было: культовых не берем! Даром, что моя Щеголиха всего лишь популярное в Мексике сочетание голых костей и вульгарной роскоши. Популярное нынче любят называть культовым, ну а если следовать идее до конца, то и кукла Барби — культовая. И ее дружок Кен, и даже непременный плюшевый мишка, имеющийся во всяком доме, где есть или когда-то были маленькие дети.

Такое ощущение, что дорогие френды решили отомстить за провал прошлой игры, когда я бестактно объявила: не хочу писать отзывы на рассказы, в которых никаких обозначенных в теме главгероев-писателей нет, а есть формальное "Ты же что-то там писал, кажется". Пришла их пора выказать объективность: рассказ хорош, но не в тему, потому как куклой дьявол водит, она у вас одержима, автор. Ну-ну.

Прямо скажу, не везет мне с оценщиками моего творчества. При виде моих текстов (и неважно, научные они, научно-популярные или художественные) и критики, и нехитрые особи, способные разве что на "мне понра/не понра", начинают вести себя одинаково.

Во-первых, начинают придумывать некие правила, согласно которым вот именно я им и не подхожу.

Как правило, устроители чего бы то ни было верят: в рамках, поставленных для чего-то — для игры, для конкурса, для лекции, для серии — можно делать исключительно то, что сделали бы они сами. Они-то ждали, что я пополню их сокровищницу самиздатовских клонов. Например, напишу рассказ, как кукла помогла девочке понять, что ее мама — сволочной объективатор. Или про убийство куклой нехороших/хороших дядь и теть по эгоистическим и демоническим причинам. А я... Эх! Как говорил пьяненький Клим Самгин: "Что вы озорничаете?"

Озорство, дорогие мои, есть часть творческого подхода. Не пытаясь найти выход на новые аспекты темы, вы всего лишь создаете еще одно подобие тысяч и тысяч "светлых-добрых" или "страшных-ужасных" сказочек, которыми столь богаты МТАшные ресурсы. Правда, найдя этот выход, вы в него и выходите. Вон из рамок, отведенных устроителями, придумщиками правил, людьми, как правило, пугливыми и всегда радыми от вас, озорников, избавиться. Дабы не портить общую гомогенную картину.

Я обычно ухожу молча. Привыкла, что никому ничего не объяснишь и не докажешь. Но у себя-то я поворчать могу? Вот, ворчу. В форме объяснения, отчего я так легко разочаровываюсь в людях. От этого самого, от продемонстрированной боязни связываться со мной. Или даже не со мной, а с тем, что я делаю, выходя за рамки. Даже если выход этот мнимый, придуманный тут же, на коленке, с "дополнительными правилами" — специально чтобы со мной не связываться.

Во-вторых, через энное время начинается мщение. Мне отчего-то мстят даже записные ангелочки, или как их еще называют, светлые человечки.

Хотя я могу в упор не замечать, что данному конкретному светлому человечку причинила. Уж что-нибудь, да причинила, я такая — причиню и не замечу. Пусть отмщение не достигает моих глаз, ушей, а тем паче телес (я редко общаюсь с теми, кого признала никчемными и неинтересными, а уж мониторить их ЖЖ — помилуйте, зачем мне это нужно?), но сам факт, подтверждающий: светлым человечкам месть сладка. Они вовек низабудут-нипрастят вот этого самого, чего вы не помните.

Я, как правило, запоминаю самого первого хейтера, наложившего на моем коврике у двери кучу данной конфигурации, остальные для меня всего лишь его подобие. После первого бывает множество клонов, которых я уже не помню, действуя по принципу "забанить и забыть". Нежелание общаться не повод для мести и даже для воспоминаний. Тем не менее меня частенько упрекают, что я злопамятная, мстительная, непрощающая. Да как мне прощать, объясните, светлые и добрые, если меня саму никто ни за что не прощал, не прощает и прощать не собирается? Если иного светлого человечка в нощи разбуди, спроси, что ему сделала этасукаЦипоркина, и он отрапортует, как на параде?

Впрочем, условия для прощения мне и самой не нравятся: ползи на брюхе, кайся, челом бей, ласковый дракон теленок двух маток сосет. Такое ощущение, словно желающий извинений намеревается выдоить из тебя метанойю за все прожитые им годы. Заставить тебя бить поклоны за всех, кто его недооценил. Что тут скажешь? Рожденный летать ползает плохо, хреново он ползает, никакой грации, откровенно говоря. Выбирайте на эту роль бескрылых пресмыкающихся.

В-третьих, многие пытаются спрятаться при моем приближении. Или отмолчаться, старательно делая вид, что меня здесь нету.

Я еще никому никакого добра не нанесла, даже не объяснила, какого черта приперлась, а отношение ко мне, по выражению Энн, как к линкору в деревенском пруду. Как если бы мое появление само по себе было недобрым знаком, толстым намеком, что пора задействовать охранные амулеты, обереги от сглаза и любое оружие, какое под рукой окажется. Не понимаю, с каких щей такое отношение. Видимо, с того, что я имею скверный обычай говорить в открытую о вещах, о коих полагается вежливо молчать?

Вы не представляете, сколько вежливо-умолчательных тем повисает между давними знакомыми, не говоря уж о друзьях. И это не комфортное молчание, когда все всё понимают и не нуждаются в словах изреченных, а наоборот, неловкая пауза, до краев наполненная мыслями: "Ладно, не будем об этом, а то еще обидится". Однако в какой-то момент вы можете обнаружить, что "не будем об этом" развело вас по разные стороны весьма нехилой полосы отчуждения. Поэтому, собственно, и возник этот пост. Промолчать, поверьте, легче и проще. Молчать всегда проще.

Но фишка-то в чем? В том, что люди, любящие молчать, не идут в писатели. И люди, которым не нравится искать новое раскрытие любой темы, не идут в писатели. Зато они могут пойти в графоманы — и идут! А мы потом спрашиваем себя: откуда они, столь одинаковые, да еще в таком количестве? "Сколько их! куда их гонят? Что так жалобно поют?" То и поют, что заказывали. За что не вынесут во внеконкурс: например, кукловод-слуга демона и его куклы-убийцы дозволены, а кукла-символ (не икона, повторяю, не идол, не предмет культа) счастливого посмертия, способная говорить со смертным, не убивая, — уже нет.

Сами, сами воспитываем графоманов, действующих по стандартным схемам. Чуть ли не совет им даем: хватайся за расхожие идейки, точно вошь за последнюю волосину, только так ты не потревожишь уважаемое жюри. Ладно, в игре, в которой нет конкурсного элемента, это не принципиально. Но молодняк запоминает наши рекомендации и на тот случай, если вздумает принять участие в конкурсах. А потом мы, как Топоров, вытащивший из жопы мира афедронописицу Колядину, сетуем: "премиальные списки — это отнюдь не сборная страны, а средняя температура по больнице".

Ну а если кто до сих пор не понял, о чем пост, объясняю: это предупреждение всем озорникам, склонным оригинальничать. Если вы пугаете окружающих своими поисками и экспериментами, значит, вам пора. Сваливайте в уголку надежды сохраниться в памяти людской как хорошая девочка/хороший мальчик — этот хлам вам больше не пригодится. Вы останетесь в любой памяти как разрушитель, который делает понятные, удобные границы размытыми и неуютными. Вроде облаков, которые из окна самолета кажутся плотными белоснежными перинами, а изнутри оказываются сырым и холодным паром, не полежишь и не согреешься. Собирайте пожитки и лучшие воспоминания, если таковые имеются — и на выход. С вещами.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 777 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →