?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая | Следующая

Кружок кройки и шитья

В новом тысячелетии человечество внезапно пробило на академизм и на классификацию литературных жанров. И понеслось деление жанров на кошерные и некошерные, на низкие и высокие. Причем поиск низких жанров, как всегда, ведется сообразно списку недозволенных, низменных эмоций. Каждая эпоха составляет свой перечень чувств, испытывать которые не положено. Притом, что все нормальные люди их испытывали и испытывают, куда деваться-то. И хотя нравственная оценка должна возлагаться не на эмоцию как таковую, а на то, что ее вызвало, эти "плебейские чувства" постоянно подвергаются осуждению. Равно как и их носители.

Недавно Омега описала некую категорию смертельно серьезных существ, наделенных поистине нечеловеческой серьезностью.

"Я не эксперт и уж точно за действия судьбы-индейки отчет давать не могу, но некие общие черты у таких людей есть...
Первое, что бросается в глаза — такие товарищи Очень Серьезны. Вне зависимости от возраста. Они и есть те самые "маленькие старики". Лет в 14 он или она точно знают: жизнь полна скорбей и ржать тут нечего! Пока на земле плакают дети — никто не имеет права жить в свое удовольствие. Все будет плохо, вокруг жулики-бандиты-маньяки.
Вторая составляющая — глубокая виктимность данных граждан.
Третий фактор — превентивно пораженческое настроение. Все будет плохо, и нечего дергаться. Вот смотрите, смотрите, я пробую и что?! Ничего не получилось, ничего и не могло получится!
Я не знаю уж, как объяснить красиво... но им реально не прет. Причем иногда и объяснить непруху логически затруднительно.
Именно к нему прицепится как пиявка к заднице таможенник, до того уныло зевавший на толпу. Причем ежу понятно, что конкретный индивидуум сроду при себе ничего дороже дешевого мобильника не имел и ничего криминальнее пачки сигарет в кармане не держал.
Именно при виде нашего неудачника чиновника настигнет приступ лютого канцелярского перфекционизма и он начнет требовать справку на справку, что ему нужна справка...
Именно к нему приедет неотложка с мрачным похмельным доктором.
Это не забавные неуклюжие неудачники, герои комедий, вечно поскальзывающиеся на банановой кожуре и садящиеся на сломанный стул, но любимые и опекаемые друзьями... Это либо тихие, задавленные обстоятельствами Акакии Акакиевичи, либо озлобленные борцы с миром. Мир, впрочем, не замечает их усилий и даже не догадывается, что с ним идет такая лютая борьба.
А еще им постоянно больно. Они страдают и привыкли ловить от страданий кайф, и остановится не могут. Если вдруг на планете наступит эра всеобщего благоденствия, человечество забудет о поцелуях без любви, каждый получит по потребностям, на Марсе расцветут яблони, а каждая слеза ребенков станет поводом для уголовного расследования — они смогут вздохнуть спокойно. Но пока этого не произошло — будут себя накручивать. Что вредно для нервной системы.
В общем тут получается какая-то адская смесь из невроза и непрухи. И в таком случае уже не сильно важно, за какой паззл браться, важно как за него браться
".

Не только в жизни, но и в литературе, вернее, около литературы имеется категория адски сУрьезных личностей, вечно озабоченных, на какую бы тему им пострадать и кому/чему еще козью морду сделать. Для них ежели не трагедь, то и не жанр. Хеппи-энд бывает только у коммерческого чтива. Фантастическое допущение низводит произведение в пень. Примера ради, одно чучелко в песочнице Гаврилы-собакоеба давало гастроль на тему "Фантастика по определению не является литературой, ибо не титульный жанр". Другое, уже у Вадима Нестерова, хозяина "СборНика", прогадилось мыслью, что повесть как таковая есть фууу, то бишь, в переводе с ушлепского, является некошерным жанром, в котором приличные литераторы не пишут.

Такому же "острому кизму" можно подвергнуть что угодно, поскольку огульное отметание каких-либо приемов, жанров, тематик и прочих средств отображения мысли избавляет человека глупого и невежественного от необходимости оценивать текст. А поскольку все эти издательские и околоиздательские шестерки боятся текста как огня (оценка его на раз выявляет их собственную никчемность), то, соответственно, гребут ярлыки вилами. Это слишком веселое, это слишком фантастическое, это слишком повествовательное, это слишком богато сносками...

Милые! Оборотитесь уже на себя и кончайте проецировать на других свои убогие страстишки и фобийки.

Противоположная сторона шкалы — гебефреники, ржущие над всем и вся, как будто у них кроме сдвига по фазе еще и синдром смеющейся марионетки. И эти полюса, что забавней всего, не прочь приписать нас себе, стоит нам, нормальным людям, засмеяться или нахмуриться. Не говоря уж о более сложных эмоциях. Ага! Смеешься, когда где-то обижают сирот и котят? Ага! Сам смеешься, а другим не даешь! Ага! Пишешь в низком жанре о низменных страстях! И прочие "Ага!"...

Притом, что в низменные страсти могут занести что угодно, от жажды любви до жажды власти. Хотя, повторяю, вопрос не в самих чувствах, а исключительно в проявлении оных. В искусстве — в средствах передачи. Но никак не в сюжете, однако именно сюжет и фабула чаще всего и становятся предметами обсуждения-осуждения. На базе них критики (как правило, малограмотные) составляют список годного и негодного. После чего бесконечно талдычат, какие чувства герои вправе испытывать, а какие нет. Какие герои вправе появляться в произведениях, а какие нет. Каким характером может обладать центральный персонаж, а каким нет.

Всё это деление на годное-негодное мы уже проходили в эпоху Просвещения, а потом — во времена деградации идей Просвещения, в эпоху академизма. Мракобесно-дидактическую пылюку, накопившуюся за полтора столетия под креслами Дидро и Вольтера, весь XIX век усердно развеивал романтизм. Два. Века. Назад. После романтизма уже модернизм доказывал человечеству, что оно свободно, что оно имеет право на допуск к любой информации, что чувства бывают разными и замалчивать существование "безнравственных" бесполезно, игры в молчанку не уничтожают пороков. Зато запросто переводят неизбежное в разряд невидимого, а оттого еще более могущественного. Тайные пороки, как известно, влияют на общество сильнее явных: язвы-то никто не вычищает, все делают вид, будто под одежками здоровая кожа. "А это не так, Хьюго, не так".

И вот теперь оно вернулось, лакедемонского посла тем просветителям в мужья. За возвращение культурной концепции на два века назад скажем спасибо сетекритикам и прочему сетевому ололо, далекому от культурной жизни и культурного наследия. Развелись орды психологов и идеологов, предлагающих все более примитивные игры в молчанку. Ну и за ними, разумеется, стаями летают пустоголовые феечки, так и норовя просветить людей старше, умнее и образованнее себя. Летуны, как все вы знаете, частенько получают по сусалам и потом долго плакают на разных форумах, шо их порыв к просвещению не оценили: выгнали, уволили, забанили и забыли. Как жить дальше?

Не знаю, из какой картофельной ботвы этот Неблагой двор вылез, но его средний обитатель искренне верит в свое право объявлять ту или иную эмоцию запретной. А также в свое право менять значение и написание русских слов. Почему? Да потому, что в своих республиканских ебенях так и не выучили значение слова "нелицеприятный", некратную форму глагола "класть" и разницу между неприкасаемым и неприкосновенным. Так же и с эмоциями: они не знают их природы и классификации, оттого и пытаются делить на дозволенные и недозволенные, на низкие и высокие.

А вот хуй вам в глотку, чтобы голова не болталась. Среди эмоций нет "изначально позорных", что бы вы там себе ни набредили. И так же, как автор не обязан писать про глубоко нравственных персонажей, авторская позиция не должна быть ангельски непорочной. На дворе, славатебебоже, не эпоха Просвещения и не идеологическая выморочность. Литература так же, как солнце и луна, освещает не одни лишь величавые вершины, но и кучи мусора. Вот почему разговоры в духе "Почему вы выбрали столь неаппетитную/безнравственную/беспринципную тему/позицию/героя?" совершенно бесполезны. Интерпретировать то, что автор сказал или пытается сказать своим произведением, стоит, а разрешать или запрещать — нет.

У меня часто, как в рассказе Тэффи, спрашивают: "Ке фер? Фер-то ке?" — а я отвечаю одно: умные книги читать. Не чванясь, ходить на поклон в Википедию, лазить по сноскам, по перекрестным ссылкам. А то все вокруг такие умные, гордятся собой, точно горные козлы, коим читать энциклопедии и справочники западло. Видимо, оттого, что умение выжать источник информации досуха, получив из него нужное знание, умерло вместе с мамонтами источниковедения. Последний мамонт тут, судя по всему, я.

И как мамонт, могу лишь восклицать: люди! не ленитесь заглядывать в глоссарии! Новый для вас термин может открыть вам козлам глаза, словно слепым котятам. Например, известить вас о существовании не только эмоциональных реакций, но и эмоциональных акций. Ими, собственно, и занимается современный творец, критик и вообще креакл. Причем большинству не хватает смелости признать: всё это чистой воды спектакль, отклик, отзыв, песня и танец. Тандава Шивы. Но не критика в ее приличном, разумном виде. Не знаю, какими уж и словами донести до умов: стиль еще можно обсуждать, благо у него есть четкие или хотя бы вполне объяснимые достоинства и дефекты. Зато когда начинается вся эта эмоциональная тандава...

Но тут придется поговорить об эмоциях (черт, только что убрала тег "ловушки психики" — ан нет, о чем бы я ни писала, всё будет ловушка психики). А ну-ка подь сюда, кэп.

Итак, начнем с того, что множество товарищей, находящихся под влиянием эффекта Даннинга-Крюгера, считает, будто эмоции не что иное, как естественная реакция на события. Поэтому оно — множество — искренне полагает: контроль эмоций представляет собою их подавление и ничего более. А между тем кроме эмоций врожденных и натуральных существуют чувства, то есть эмоции приобретенные и культурные. Их возникновение происходит не автоматически, не путем искры, бегущей по рефлекторной дуге, а опосредованно, через жизненный опыт. Такие эмоции вполне поддаются естественному регулированию. Наш эмоциональный арсенал не ограничивается эмоциональными реакциями, существует еще такое явление, как эмоциональные акции. Люди пользуются ими гораздо чаще, чем реакциями.

Эмоциональная реакция формируется и проявляется без участия личности. Она непроизвольна и искренна. Эмоциональная акция — это произвольное ситуативное изменение человеком своего функционального состояния и соответствующие выразительные движения. Акция предназначена для решения жизненных задач. Это может быть имитация чувства, наигрыш, манипуляция, вызывание у себя соответствующих чувств, накручивание себя, создание образа. Здесь целая палитра возможностей, объединяемая лишь тем, что эмоциональные акции управляемы. В отличие от них, эмоциональные реакции управляемы плохо, а некоторые их разновидности (заякоренные эмоции) — практически неуправляемы. У душевно здоровых людей доля негативных заякоренных эмоций среди всех остальных эмоций около 10%. У невротиков — до 30%.

Психологи утверждают: "снятию негативных заякоренных эмоций помогает сон, баня, секс, спорт — и любые другие процедуры, создающие эффект расслабления. Другая полезная линия, использующаяся обычно после расслабляющих процедур — это отвлечения, переключения на другие впечатления и дела. Дольше всего переживают обычно люди мало занятые, у которых есть много времени на воспоминания и переживания. Меньше всего депрессий и переживаний у людей в деревне: с утра подоить корову, наколоть дрова, растопить печку, сходить за водой — куча дел, переживать некогда".

Представьте себе креакла, который не вкладывает в свой опус ни чувства, ни мысли. Зато он владеет навыком выдавливания из скучающей публики слез или отвращения, гнева и возбуждения, а главное, эйфории с налетом приятного безмыслия. И он этим пользуется, но отнюдь не для передачи идей (за неимением таковых); он подсаживает публику на выброс и разрядку аффекта. Креаклу с эмоциональной акцией в арсенале не требуется ничего, кроме попеременного применения своего оружия, пока мозги аудитории не стекут в штаны. Вот, собственно, и вся схема успеха.

Засим следует разбор полетов креакла критиками. Критики, надо сказать, тоже отлично владеют техниками эмоциональной акции. И имеют, смею заметить, точно те же цели, что и креаклы. Поднять волну на тему "Как не стыдно радоваться, когда в Африке дети голодают?!" им что монитор оплевать. С таким же успехом они гонят волну "Как можно писать о столь безнравственных персонажах, когда вас читают дети?", "Как можно употреблять матерные слова, когда их в наше время знают даже дети?", "Как можно нарушать писаные и неписанные законы толерантности, когда дети...", "Как можно быть толерастом, когда дети..." и т.д. Короче, "Как можно, когда дети". Вставляй недостающее и молоти любую чушь. За волну не беспокойся — поднимется как миленькая.

Всем знакомая схемка, правда? А на месте ее почему-то не узнают. И покупаются, причем частенько не самые глупые люди. Лично наблюдала.

Комментарии

malcolmina_sama
31 мар, 2016 23:03 (UTC)
Конкретно у этого "гуру" - сильно вряд ли.

Ага, вижу. "Мне не понра", "автор, не грузи". И опять элементы фантастики фу. :D
inesacipa
31 мар, 2016 23:06 (UTC)
И как с таким работать? Они же капризные, словно мелкие дети, к писателю, как к мамке: это буду, это не буду, это фу, хочу зеленый паровозик, а не красный!
malcolmina_sama
3 апр, 2016 15:05 (UTC)
"У всего есть срок годности, и в том числе у литературы". Мои глаза...

На тему "гуру" мне когда-то рассказали, что вступительный творческий конкурс не прошёл парень, у которого был роман-антиутопия. В бункере сидят вместе вроде бы араб, русский и ещё кто-то, доедают пластиковую кашу, а снаружи всё инопланетяне захватили, пока земляне бодались между собой.
Не прошёл, потому что инопланетяне есть.
inesacipa
3 апр, 2016 15:09 (UTC)
Вот у кого срок годности есть и он давно вышел, так это у членов разных жюри. В такие места отчего-то берут только тогда, когда человек изнутри сгнил и завонялся.

Инопланетяне испугали нЭжных птичек из отборной комиссии. А птички эти определенно вышли из тех самых мытищинских реалисток, которые по своему невежеству меряют, какому слову место в тексте, а какому нет.

Edited at 2016-04-03 15:10 (UTC)
malcolmina_sama
4 апр, 2016 15:04 (UTC)
Попалось мне обсуждение Мартина от некого Быкова, писателя и учителя литературы. Много-много воды, но Мартин плохой, потому что интриг много. Много-много воды, но Мартин плохой, потому что эскапизм. Эскапизм. У Мартина. У Мартина. Эскапизм.

И про меня ещё говорили, что "он к ней всем лицом, а она к нему всей жопой, неблагодарная". А уравнять фанфики по Гарри Поттеру и, например, Толкина с Желязны - это, разумеется, очень компетентно и внушает доверие. :)))
inesacipa
4 апр, 2016 19:30 (UTC)
Да-а-а... Уравнивать фанфики с какой бы то ни было литературой - уже смешно (особенно когда уравнивание проводят существа, не видящие разницы между аллюзией и плагиатом). Но разговаривать с теми, кто этим занимается, мы попросту обязаны, не то нас объявят неледями, троллями, хамками трамвайными и "кухарками с кухонной коммуналки" (с). Горе-то како!

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   



Метки

Краткое содержание




Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner