Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Экзаменатор в роли заклепочника

Не зови меня к разумной жизни

Френдесса недавно призналась: замучил Внутренний Заклепочник. Машет и машет теми самыми трусиками Галадриэли, которые то ли были, то ли не были. Френдесса, по ее признанию, пытается изобразить место действия, некое вымышленное общество по образцу условно-усредненного европейского средневековья. Что делает Заклепочник? Мало того, что он требует копать матчасть так, будто человек пишет исторический роман — нет, не роман, монографию о средневековом быте. И к тому же Заклепочник бьется в истерике, когда "видит чего-то, чего в истории не было". На доводы разума не реагирует, просто ставит клеймо "а тогда это сказочка и не всерьез". Короче, нельзя ли его деинсталлировать?

Надо сказать, это уже внутренний экзаменатор, пусть и в отношении книг. А экзаменатор, даже когда якобы работает на улучшение и усовершенствование, все портит и заставляет своего хозяина опустить руки перед сотнями и сотнями якобы очень важных вопросов, которые он выдает с пулеметной скоростью. И деинсталлировать его нельзя, это часть натуры — дотошность и скрупулезность, доходящие до перфекционизма. Но если перфекционисту дать волю, он сожрет и задумку, и весь хозяйский талант.

В общем, выход у писателя-перфекциониста один — упорядочить то, что в стихийном представляет собой... стихийное бедствие. Многим авторам, думаю, придется через это пройти, причем хорошим авторам, не склонным к халтуре.

Внутренний экзаменатор та еще скотина. И с ним довольно тяжело работается. Он даже не критикует — он обесценивает. Экзаменатор — рупор того, кто в вашей жизни был главным "обесценщиком". И разговаривает его голосом. Голосом мамочки, старшей сестры, самой ехидной училки, вашего главного школьного врага и прочих гнусных личностей. И отбиваться от них по-детски, кулаками и плевками не получится. Впрочем, так и с реальными "экзаменаторами" не получалось.

Проблема экзаменатора в роли заклепочника еще и в том, что он не отличает главного от второстепенного. Он просто хочет быть идеальным во всем — всего-то. И в результате распыляет ваши усилия на все четыре стороны, а то и на восемь. В итоге вы погружаетесь в море медиевальных деталей, от шрифтов первых печатных книг до обычного набора специй в кухнях стран, по которым проходил (или не проходил) Шелковый путь. Однако мир-то выдуманный! Так что в нем может быть море отличий, не влияющих на общее развитие науки, искусства, культуры и менталитета. Как пресловутые трусики представительниц выдуманных рас.

Некоторые вещи могут быть нужны для повествования, чтобы сделать его более вразумительным или/и более эмоциональным. Некоторые — для того, чтобы история придуманного сеттинга не была калькой с реальной истории. Словом, я предлагаю загрузить экзаменатора-заклепочника реальными, невыдуманными вопросами. А то сам он придумает, как уже было сказано, сотни, тысячи вопросов, не относящихся к сути задачи — ведь у него другая задача. Задача его состоит в том, чтобы заставить "хозяина" все бросить от невозможности соответствовать идеалу.

У меня случалось такое ощущение, как правило, при написании научных работ. У историографов есть любимое невыполнимое правило: соберите всю имеющуюся литературу по данному вопросу! И ведь знают, сволочи, что это технически невыполнимо, а главное, неимоверно, феерически глупо. Подходит данная заповедь исключительно "сундукам" — накопителям разрозненных научных данных, обладателям чугунной жопы, но никак не самостоятельным исследователям. И сформировалась это правило потому, что ботан-сундук не конкурент "остепененному" товарищу с регалиями, положением и привычкой выкорчевывать способный молодняк. Отсюда и установки на отбор жопастеньких, а не мыслящих.

Поскольку установка шла извне, мне было легче с нею справиться. И довольно скоро от меня бегали без памяти все сотрудники кафедры и мой собственный руководитель. Я в два счета переводила стрелки на "а ты кто такой?" в области, в которой "кафедранцы" ни хрена не смыслили — в истории искусства и в исторической антропологии. Вот за что люблю работу в смежных областях наук: всегда есть возможность воспользоваться знаниями и методами, в которых твое начальство по нулям, болезное. Ну а если не знаешь азов науки, в которой работает твой подопечный, как стребовать с него полный список источников? То-то.

Итак, для начала собьем экзаменатора с толку. Он может требовать чего угодно, но как оценить результат, если ты не шаришь в этом отпочковавшемся во тьму кластере наук? Так же следует отнестись к сеттингу: как к чему-то новому, а не как к перелицованному старому.

Для начала следует разделить информацию на уровни.

Есть уровень, который может не проявиться непосредственно в книге, но он все-таки должен присутствовать в голове пишущего — это основы сеттинга. Не обязательно создавать своей вселенной собственную СТО (специальную, а также частную теорию относительности). Но представить себе, чем живет этот мир, необходимо, выстроить природу, политику, экономику, техноуровень и конфессии. Не обязательно придумывать всё с нуля, достаточно будет заменить некоторые детали (скажем, в этом новом мире по Шелковому пути везут не специи, шелк, чай и косметику, а главным образом оружие и технику — как и по реальному Шелковому пути, но в больших количествах; оттого и зовется он Железным путем). Однако и у этих моментов имеются последствия, которые необходимо учитывать.

Не стоит вводить детали, разбалансирующие систему. Не может, скажем, страна жить производством магических финтифлюшек или поставками райских яблочек в окрестные государства. Разве что страна эта размером с Лихтенштейн или, как верно сказала френдесса, размером с квартиру или подсобное хозяйство. Я, признаюсь, не люблю, когда писатель во первых строках своего произведения излагает, чем и как живет каждая страна его мира, но Толкин практически так и сделал. Значит, главное — не перебарщивать с пафосом и детализацией. Хотя держать в голове "госуровень" полезно.

Второй по важности уровень — общинный, общественный. И тут уже играют роль не только экономика с техноуровнем, но и нравы-обычаи-ментальности, меняющиеся с регионом, страной, а то и с местностью. Отсюда и дозволенные допущения в истории и культуре этноса. Как правило, они завязаны на институте взаимоотношений внутри социума, главные среди них — сословные и брачные отношения. Если моногамия — одни, если полигамия или полиандрия — другие, если временные браки — третьи.

Последствия допущений тоже должны быть логичными. А то расплодившиеся в последнее время гаремники демонстрируют подростково-романтическое "Любить двоих — как это трудно, как тяжело любить двоих". При совершенно иной организации внутригаремных взаимоотношений аффтары полюбили описывать гибрид гарема со шведской семьей, даром что обе эти формы расположены на разных концах шкалы: полная свобода всех членов семьи или полная зависимость их от владыки, а владыки — от общественного положения. Как сращивать столь противоречивые ментальности? Для пишущего картон — запросто. Для пишущего с обоснуем — очень и очень непросто.

Здесь уже вступает в игру наиболее привычный уровень — личностный. В нем все завязано на психику, которая, в свою очередь, сформирована более высокими уровнями (вот почему они так важны, даже если в самом повествовании не задействованы). Автору всего-то нужно определить, что он волен придумать, а что удобнее вывести из уже составленного представления о государственном и общественном уровнях.

Тогда станет ясно, какие мелочи важны, какие нет, что может выпадать из схемы без ущерба для повествования, что нет. В придуманном сеттинге трусы и лифчики могут быть изобретены на столетия раньше положенного (кстати, кто-то из археологов демонстрировал найденный в заброшенной гробнице, а может, в старинной прачечной лифчик XIII, а может, XV века) — они ни на что не повлияют. А вот изобретение лекарств от оспы, чумы, туберкулеза и сифилиса, или самоходных повозок, дирижаблей, средств связи, наоборот, повлияют, и еще как.

Проблема матчасти состоит еще и в том, что она может приманивать на себя любителей прикопаться к мельчайшей детали (типа использования в быту приборов и веществ, изобретенных на несколько десятилетий, а то и лет позднее описываемых событий — для исторического романа это, конечно, ляп, но не для фантастических приключений в выдуманных мирах) и мусолить ее так, словно одна мелочь способна разрушить фабулу и смысл вещи.

Все это связано с непониманием публикой основ и смысла фантастического допущения. Можно создать средневековье с большим или меньшим уклоном в Ренессанс и даже в стимпанк с его паровыми машинами. Затянувшееся, наладившее связи с более развитыми цивилизациями средневековье. Средневековье, склоняющееся к идеям гуманизма и к бережной трате человеческого ресурса. Наконец, средневековье, не знавшее малого ледникового периода и Столетней войны, крестовых походов и пандемий. Только придется учитывать, какие изменения это благополучие привнесет как в экономику, политику, так и в сознание людей.

Что же касается экзаменатора-заклепочника, то следует учитывать, что он делает и зачем. А занимается он обесцениванием.

Обесценивание — оборотная сторона идеализации, защитный механизм от негативных переживаний. И, сколь ни удивительно, это способ сохранения низкой самооценки. Порой люди обесценивают не других, а себя — свои знания, умения, цели, достижения. Всё для того, чтобы не разочаровываться в себе в случае неуспеха или не так болезненно реагировать на критику окружающих, а то и вовсе ее избежать. Таким образом экзаменатор защищает нас от любых последствий нашей деятельности, отвращая от желания что-либо делать.

Сами понимаете, на что направлена его критика — отнюдь не на улучшение качества вашей работы, но исключительно на то, чтобы вы вообще ничем не занимались. А значит, ему надо попросту заткнуть рот, как затыкают рот любителям обесценивать всех и вся. Психологи советуют не общаться с любителями подобных защит, избегать их общества — так что попробуйте уменьшить количество экзаменаторов в своей жизни.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, история солжет как всегда, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 155 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →