Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Микроскоп с постером Камбербэтча

Камбербетч с сигарой

Периодически приходится объяснять людям не столько принципиальным, сколько невежественным: на протяжении книги интонация текста меняется, поэтому не надо определять жанр по первым страницам. Зато, если ты достаточно образован, сможешь определить уровень владения словом по первым страницам, а уровень грамотности — и вовсе по первым строкам. Сюжет можно оценить, прочитав не менее четверти (а лучше половины) книги, а чтобы оценить стиль — и четверти главы довольно. У текста много сторон, для оценки которых нужны разные объемы прочитанного.

Мне, естественно, не верят и то заставляют прочесть до последнего слова опус, о котором всё узнаешь по первым строкам; то, наоборот, меня саму пытаются анализировать по первым строкам. Дескать, вы же сами так делали! Делала. И не я одна! Право, не изображайте повышенный гуманизм Упитанных Фей, признайте: с автором можно разобраться по-свойски и прочитав лишь пресловутые два абзаца.

Приведу пример.

Темноту лондонского метро разрывали два ровных холодных фонарных луча, внимательно переходящих с одного укромного уголка на другой, раскрывая все их тайны и загадки, прежде скрывающиеся во мраке и пыли.
Гулким эхом раздавались шаги. По пустому метро уверенно рядом двигались две статные фигуры, одной из которых был высокий худощавый молодой мужчина, облаченный в длинное черное пальто и темно-синий шарф. Он почти сливался с окружающей его темнотой, если бы не размытый источник света в его руке, отражающийся тусклым сиянием на его лице, выделяя, в частности светлые глаза, в которых открыто читались хладнокровие и серьезность. Кажется, если этот взгляд встретится с чьим-то, то этот человек будет прочитан, как книга сказок под Рождество. Впрочем, так и есть. Мужчина никогда не ошибался, особенно, касаясь психологии. Мужчина по имени Шерлок Холмс.


Ну красота же! Невзъебенная. Статные Холмс и Ватсон, облаченные в фофудьи шарфы и бесконечные деепричастные-причастные обороты и придаточные предложения. Три подряд — как нефиг делать. А под конец — эпическое "мужчина по имени Шерлок Холмс", который "не ошибался, особенно, (и непременно с запятой там, где ее быть не должно) касаясь психологии". Так и представляешь того мужчину по имени Холмс, безошибочно лапающего психологию.

Может, кому-то и необходимо прочесть весь опус для понимания простой вещи: данный аффтар писать не умеет, грамоту знает плохо, учится в школе на тройки, сюда сливает аффект от гормональных бурь, на данный момент увлечен Холмсом и литературным творчеством, но если завтра на записочку аффтара ответит мальчик из параллельного — пойдет статный мужчина в пальто туда же, куда и творчество. Однако лично я не считаю нужным прибегать к ритуалам типа "Критику положено прочесть все произведение и только потом судить", дабы не обижать сетераторов. Более того, считаю, что их совершенно необходимо обижать — особенно (и без всяких запятых) если по делу.

К тому же и сетевые критики ни произведение в целом, ни литературный стиль не оценивают. Как правило, они дочитывают до первого ляпа в тексте и радостно в нем увязают. Вы, дорогие френды, тоже так делаете, это типичная реакция человека, ищущего в прочитанном не столько красоты слога, сколько смысла. Меня же слог интересует больше смысла, хотя я тоже замечаю фрагменты с ляпами.

Драко улыбнулся, пропустил сквозь пальцы шелковистую гриву и взлетел в седло прямо в стойле. Агат, явно не ожидавший такого вероломства, взвился на дыбы, но Драко не возражал, только сжал коленями лошадиные бока и рванул на себя поводья. Жеребец заржал, понесся к выходу, и Драко едва успел пригнуться, чтобы не снести голову о балку над воротами.

Опять кто-то гордо плюет на технику безопасности и рискует не только своей чрезмерно крепкой головой, но и бедным животным. Хотя я могу представить молодого идиота, который лихачит, рискуя свернуть шею себе и изуродовать коня — но у него же ж чувства к Волдеморту! А от чувств, поверьте, и не так рискуют.

...приклеенная к задней части микроскопа вырезанная из газеты фотография Шерлока, улыбающегося так, словно он проглотил лимон. «Чтобы я мог тебя видеть, когда ты со мной говоришь», — поддразнил Джон. — Приклеенная к чему? Простите, где у микроскопа задняя часть? О чем речь, вообще? О штативе, корпусе, тубусодержателе? Живо представляю себе штатив, обклеенный фотками и постерами. Большой микроскоп, однако. И веселый. Микроорганизмам нравится.

Сетекритиков веселит незнание писателями матчасти. Выловить подобный баг легко, поправить нетрудно, однако до чего сладко спорится с автором на предмет "Носила ли Галадриэль трусики?" Азарта спорящих ничуть не умаляет тот факт, что никакой Галадриэли, как и всей ее расы, на свете не было, следовательно, живописать ее трусы или отсутствие оных есть вопрос философского и личного волюнтаризма. Между тем писатель, который налажал в матчасти, может дальше повести свой корабль ровнее и прибыть в самое настоящее Эльдорадо мысли и стиля. Редко, но бывает. И классическая литература содержит ошибки, но мы ей прощаем больше, чем МТА, хотя должно быть наоборот.

Со стилем все гораздо хуже: современный читатель не обращает внимания на стиль. Его, бедолагу, отучили читать текст, зато приучили его глотать, не чувствуя ни вкуса, ни насыщения. Время от времени ко мне в ЖЖ и на Самиздат приходили ясноглазые не тролли с заявлениями: если нам интересно, плевать, как это написано, мы читаем с удовольствием.

Реплики подобного рода сильно походят на требование подать к изысканному ресторанному блюду бутылку колы, ибо к вину клиент непривычный и хочет не насладиться вкусом, а по-простому запить жрачку. В некоторых ресторанах за такое выставляют вон — и правильно. Хочешь колы — поешь в забегаловке, где ее подают, без понтов. Там, где собираются гурманы, вид тебя, хавающего деликатес и запивающего колой, может испортить аппетит всем, включая метрдотеля.

Обычно после моего ответа начинается визг залетных ясноглазых фей: вы высокомерный сноб! Хотя никто из этих пискунов в жизни не станет лопатить отвалы графоманской руды в поисках чего-то небезнадежного или, наоборот, в поисках общих тенденций субкультуры. Я исследователь, пылкие вы мои. И вместе с тем гурман. Вот такое вот сочетание научного интереса и отнюдь не всеядности. В отличие от любви к холивару пополам с отсутствием вкуса, что свойственны девяти сетекритикам из десяти.

Мало кто берет на себя труд объяснять, зачем писателю грамотность. Одни считают эту истину чем-то само собой разумеющимся (взрослые! усвойте крепко-накрепко: само собой разумеющихся истин не существует, молодому поколению надо всё объяснять!), другим попросту в лом вылавливать в тексте десятки, сотни блох орфографического и стилистического рода, да еще и объяснять, что здесь не так. А младоаффтары тем временем жгут русский язык напалмом...

Скорпиус без пяти минут помолвлен на одной из тех полудохлых бесцветных рыбешек, что толпами аппарируют в Мэнор каждое воскресенье, чтобы пить безвкусный чай с maman и улыбаться высохшему от многолетней скуки papa. — Это женатым можно быть на ком-либо, а помолвленным исключительно с кем-либо. Хотя сама мысль заключить помолвку с рыбешкой, да еще с полудохлой... Новые грани отчаяния девственников.

Скорпиус неспешно правил коня, идущего размеренным шагом по бескрайнему ромашковому полю. — Править в смысле "управлять", опять-таки, можно чем-то или кем-то (конем), но править что-то (коня) значит это исправлять. Если верить аффтару, бедный малый исправлял коня — на ходу и на ромашковом поле.

Он закрыл глаза, сражённый острым до боли оргазмом, ломающим кости и рвущим жилы. — *с уважением* Страсти какие. Запущенный мазохизм. С таким только на поле боя — и оргазм словишь, и орден. Скорее всего, посмертно.

Он с аппетитом сжевал восхитительную грудку индейки в можжевеловом маринаде, проглотил воздушное картофельное пюре, зачерпывая полные вилки и запил всё это великолепие густым тыквенным соком. — Двумя вилками сразу ел? Не дай бог так оголодать.

Несокрушимый и благодетельный Гарри Поттер изменил жене. — Вечно МТА путают благодетеля и добродетель, благодетельное и добродетельное. Эй, маленькие! Запомните уже — благодетель может не быть добродетельным. В жизни вам это знание непременно пригодится.

Тогда ты сказал, что мы не лучше бесов, раз не можем принести благодарность тому, кто совершил добродетель. — Ну что я говорила? Внесите благодарность, но только до тех пор, пока отблагодаренный не совершит порок. Тогда благодарность унесите и причините остракизм.

Закончив, он обнаружил Скорпиуса разглядывающим пейзаж за окном с напряженной спиной и алыми ушами. — Такое и я бы разглядывала, не отрываясь — пейзаж с ушами! Алыми от заката.

Альбус глянул на него насмешливым взглядом, стараясь не расхохотаться, представляя Малфоя, справляющего нужду на глазах у нескольких свидетелей. — И че его на ржач пробило? Он никогда не бывал в писсуарах? Ну да, маги же не писают. И если какают, то исключительно крестражами фениксами портретами Годрика Гриффиндора радугами.

— И не куда ты от меня не денешься! Даже не надейся. – сказал Шерлок на последок выходящему из комнаты Джону. — На что он ему сказал? Или куда? Не куда бе жать от э тих пи сателей.

Обнимая его на мостовой, он ждал этих слов, наблюдая, как светлые волосы развивает ветер. — Ветер развивал мостовую, а заодно и волосы на ней. Это была очень развитая волосатая мостовая.

— Что ты творишь, он там один! Если таблеток не принять то он сломается, отпусти!
— ПОЗНО! Его уже нет там!— этот крик, заставил Шерлока замереть и пораженно упасть на сидение.
— Меня тоже заставил замереть уровень грамотности данного йуного (надеюсь) толанда. Но я не упала пораженно, о нет, я закаленный чтец йуно— и младоаффтаров.

— Меня вполне устраивает Дани, — покоробился Джаред. — И так на всю жизнь и остался покоробившимся. Вот что бывает с тем, кого полюбил фансервис! Оставайтесь неизвестными!

Шерлок Холмс собственнический прижал к себе блондина, зарываясь носом в его волосах. — Собственнический Холмс рыл носом Ватсона.

У каждого галлеона две стороны, и не факт, что прельстившись на орла, ты будешь в восторге от решки. — Прельстивые орлы заставляют писать без падежов и путать глаголы. Если "на", то "польстившись". А если "прельстившись", то "орлом".

склоняясь над ним и одновременно прикусывая его изящное, чуть эльфийское ухо — Чуть эльфийское — это как? Сантиметров пятнадцать в длину, не более?

В следующий миг перед глазами все поплыло, пучина бездны поглотила измученное сознание. — Пучина бездны пропасти хляби омута глубины — она такая. То и дело поглощает сознание, измученное богатством собственного словарного запаса.

маленький чувственный комочек нуждался в тепле, и от этого в груди начинало ныть — Такой маленький, а уже такой чувственный! Акселерация, итить.

Под толстой скорлупой оказался ранимый чувственный человек, поверивший в него, в его любовь. — Чувственность, как я гляжу, нынче в тренде. Пусть и в странном месте и контексте.

Вчерашний позор на уроке танцев немного смазался рутиной уроков. — Позор смазался рутиной? Что он затевает, этот извращенец?

По телу пробежала стая мурашек и сделала привал в солнечном сплетении. — Костерок разожгли, шашлычок пожарили...

Как и во всех остальных частях университета, здесь было мало окон и много факелов — безоговорочный элемент дизайна здания. — То есть застройщик не сумел договориться с таджиками прорабом и отсутствие окон стало безоговорочным элементом. Причем не чего-нибудь, а дизайна.

Смешно читать про все эти чувственные комочки и пучины бездн, но лишь до поры до времени. Пока нечто подобное не возникает в принятом после редактуры и корректуры, в изданном на бумаге тексте, пока из официальных контор не сыплются на твою голову бумаги, написанные олбанским язом.

А лауреаты "Русского Букера" тем временем пишут про то, как русская Вера сношается с толпой таджиков, советуют за русским языком сходить к тем же таджикам и увольняют из толстых журналов, куда их пристроили замглавредами, редакторов и корректоров, не сумевших подчистить все следы безграмотности и, полагаю, бездарности букероносцев. Что вверху, что внизу — одна грязь, до смешного сходная по составу.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

  • По следам моей статьи "Новые ихневмоны"

    Подозреваю, если не объяснить, никто так и не узнает, сколь тонко я пошутила названием своей статьи "Новые ихневмоны". Ведь ихневмоны-наездники —…

  • Новые ихневмоны

    В начале было слово. И это было слово "почем?". Потом торгующие стали искать себе оправданий, а проще всего найти себе оправдания, обвиняя кого-то…

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 216 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • По следам моей статьи "Новые ихневмоны"

    Подозреваю, если не объяснить, никто так и не узнает, сколь тонко я пошутила названием своей статьи "Новые ихневмоны". Ведь ихневмоны-наездники —…

  • Новые ихневмоны

    В начале было слово. И это было слово "почем?". Потом торгующие стали искать себе оправданий, а проще всего найти себе оправдания, обвиняя кого-то…

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…