Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Кризис, который всегда с тобой

Брюссельская капуска и конфи

После Татьянина дня были гости. К столу подавались: имбирное конфи из утиных ножек, брюссельская капуста карамелизованная, маринованная краснокочанная капуста с клюквой, штрудель с моцареллой и песто, carrot cake с сырным кремом. И никакого гефелте фиш, что характерно. Хотя на завтрак все-таки был форшмак. С блинами.

Надо бы научиться фотографировать пищу, а то свои фото мне категорически не нравятся. Я их и снимаю-то исключительно для того, чтобы читатели поняли, до какой степени должен "загореть" продукт и какая текстура должна быть у готового блюда. Это не фото, это фотоотчет, хорошо хоть снятый не на валенок, а на мыльницу. Но, как всегда, перфекционизм голову поднимает: изволь снимать профессионально, иначе какой ты, на хрен, повар?

Надо признать, потребитель постоянно путает синее с острым, а производителя — с втюхивателем. Кабы мне требовалось продать свои изделия, я бы до каменной твердости пересушила-переморозила каждое блюдо, которое предстоит заснять. Зачем взбивать крем из сливок и маскарпоне, если крем для бритья выглядит не хуже, а лучше кондитерского? Зачем делать нежный, влажный бисквит, если солдатский сухарь на фото смотрится гораздо лучше?

Опять же ножки конфи бледноваты по сравнению с ножками, по-простецки тушеными в соусе. Или крашеными коричневой краской, а для аппетитности сбрызнутыми лаком. Для волос. В общем, никакой повар не стал бы готовить так, как требуется для фотосессии — чтоб и за пару часов не заветрилось и не загустело, как тот же крем или конфи.

Один вид пресловутого конфи пугает современного едока, приученного считать калории: неужто весь этот жир окажется в моем организме? Поди объясни, что данное блюдо — французская тушенка изысканного вкуса и текстуры. Я не шучу, действительно изысканного. Здесь французы героически преодолели свою идиосинкразию к разогретой еде. Дали добро на разогрев.

И как удобно: можно приготовить за несколько дней до визита гостей, они пришли, ты из жира жаркое вынул, разогрел, подал. Вот интересно, а с другими сортами мяса можно так обходиться, не скатываясь в вяление-копчение и закатывание тушенки? А то у меня перед пиром горой сами собой образовываются два дня стряпни: тортам надо настаиваться, штруделям надо настаиваться, капусте надо настаиваться, хорошо хоть гарнирам настаиваться не нужно, их с пылу с жару подают.

Хотя, конечно, сама виновата, уж очень азарт кулинарный донимает: раз грядут гости, надо на них что-нибудь опробовать! Пусть в их глазах я прочту приговор своему очередному эксперименту! И ведь понимаю, что совсем уж провальных результатов на стол не подам, а все-таки тянет рискнуть, тянет.

Самое рискованное — это, конечно, французская кухня. Итальянскую, испанскую и немецкую я худо ли бедно знаю, могу предугадать, что выйдет, если заменить то, чего у нас в магазинах нет, на то, что есть. Паназиатскую кухню готовлю редко и только проверенное, греческая — это вообще не кухня, а свобода импровизации с тем, что удалось добыть, из мяса, морепродуктов и зелени. В крайнем случае положить в блюдо головку чеснока — и вкус выровняется. А выхлопом еще три дня можно комаров убивать. И это сказала не я, а милейшая девушка, ведущая передачи про греческую кухню.

Но могу я поворчать по поводу чертовой французской кухни? Мало того, что крем-фреш и сливочное масло там присутствуют в количествах, заставляющих печень подумывать о политическом убежище — и где-нибудь подальше. Так нужно еще уметь этот сплошной холестерин взбить, перемешать, переложить, нагреть и охладить, чтобы не испортить результат долгих трудов. Поэтому я стараюсь не хвататься за особо сложные рецепты.

И никаких крокембушей! Торты-башни не даются мне категорически, хотя казалось бы, что тут сложного: навалять профитролей, да и положить вот эдак, только упорядоченно. Кремом перемазать, глазурью опутать, всем поварешкой по рукам надавать. Все-таки профитроли есть профитроли, сколько бы ты их ни съел, в тебя точно поместится еще парочка.

Но до полноценного кондитера мне не хватает твердости руки и кристального спокойствия робота, рисующего розЫчки кремом по боковой панели торта, прекрасно понимая — одно неверное движение может привести ко многим печалям — срезай крем, заново ровняй, заново рисуй... Автоматизма не хватает, практики, чтобы каждодневные сотни разрисованных пироженок превратили эксперимент в рутину.

Это всё мысли после того, как мне — и уже не в первый раз — посоветовали превратить кулинарное хобби в бизнес. Заодно рассказали историю семьи, которая периодически приносила свои кулинарные изделия на фестиваль домашней кухни или что-то в этом роде. Теперь они обслуживают мероприятия по заказу, как у Вуди Аллена. Думаю, их бизнес защищен лучше моего нынешнего: слова в эпоху кризиса теряют в цене первыми.

Ужасно не хочется пробиваться в новой профессии, честно говоря. Сколько их у меня было, едва ли не больше, чем у неугомонного Джерома Клапки Джерома. И опять всё по новой: готовить плюшки-сюрикены, покрывать их пеной для бритья, снимать в самом соблазнительном виде. "Самые вкусные маффины! Только у нас!" Раскрашенная гуашью корочка, под нею — месиво из крахмала и кислых, без сахара, чтобы не потекли, ягод. "Самые сочные ягодные пироги!" Пересушенное тесто, взбитый маргарин вместо крема. "Эклеры, какими вы их помните с детства!" Фотосессия, у которой может не быть результата. Вообще никакого. Превращение моих привольных, ядовитых ресурсов в рекламные и питательные. У-у-у, как же не хочется.

Помню, когда-то я клялась френдам: случись ядерная война, лягу помирать и шагу не сделаю к адаптации в новом мире. Еще, не дай бог, придется стряпать деликатесы из лебеды и крысиного мяса! Смех смехом, а постик-то оказался пророческим. Ведь кризис, в котором мы живем семь лет — не что иное, как аналог ядерной войны. Видать, адаптироваться к новой реальности все же придется. Иначе, чего доброго, самим придется карамелизованную лебеду жрать и крысиным конфи закусывать.

В том давнем посте мы, помнится, всем френдосоставом обсуждали, кто каким окажется и кто будет выживать, а кто точняк не будет, ибо сам себя взвесил на весах и признал легковесным. Подозреваю, что на этом пути нас ждут не только испытания, но и сюрпризы. И, как всегда, мое ясновидение прозрело реальность на относительно небольшом участке (я, как правило, пророчествую на пару-тройку лет вперед, невысоко парю, над собаками) пространства-времени: если заменить в том посте словосочетание "ядерный апокалипсис" на "падение рубля", то все сходится. И паника, только не в жизни простых обывателей, а на бирже, и зверообразное состояние, только не мародеров, а бизнеса, и исчезновение доверия и интереса к печатному слову.

Писатель, писатель, никому-то ты не нужен и неизвестно, станешь ли нужным снова. Пора тебе искать новые источники дохода, пока еще невиданные и неприемлемые. В кухарки, например, податься. Нет, конечно, красиво назвать себя шефом-кондитером, чтоб не ходили мне тут с рожами, от которых молоко киснет. Изобрести пирог имени себя и печь его кажинный день тоннами, найдя точку сбыта. Хотя, наверное, заниматься кейтерингом в Москве — натуральное безумие берсерка: слишком высока конкуренция и слишком мал срок хранения готовой продукции. Не реализовал — выбрасывай. А я не могу еду выбрасывать, у меня, может, последствия голодного детства и несытой юности с возрастом проявляются!

Придется придумать себе другую нелюбимую профессию. Отрыть в себе еще с полдюжины талантов и явить их миру. Когда-нибудь. *с облегчением валится на диван*
Tags: культ еды, монументы на колесиках, уголок гуманиста, философское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments