Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Домохозяйка за тридцать в вакууме

Мерисья и стражник

Еще одна тема всплыла в волнах вселенского изумления издательской политикой — тема "типичного потребителя". Я вот отношусь к одной из самых широких и самых дебильных аудиторий — к так называемым "женщинам за тридцать". Если не учитывать моей без малого двадцатилетней карьеры фрилансера, я еще и домохозяйка. Меня, кстати, ФМС (чуть не написала "ОВИР") некогда попыталась записать в домохозяйки. Незамужняя (даже не разведенная) бездетная домохозяйка. При советской власти таких называли тунеядцами и за тунеядство сажали — а под ту же статью гребли и творческих людей. Как Бродского. "Какую биографию делают нашему рыжему!" — говорила Ахматова, глядя на эту вакханалию.

Но если от ФМСовской попытки сделать мне биографию я отбилась, то тут, вижу, придется еще покрепче ввалить. Социологи вы мои доморощенные, вы по кому описание ЦА составляете, а? По своим женушкам, похожим на овец умом и рылом ликом? Что это за категория — "женщина в таком-то возрасте"? Мы, по-вашему, меняемся исключительно от возраста, образование и среда на бабу никак не влияют?

Это даже не мизогинизм, а попросту скотство. Которого, впрочем, от издателя ждешь всегда, сознательно или подсознательно.

Итак, что, по мнению этих знатоков ума и сердца человеческого, читает женщина? Любовное чтиво — в любом возрасте, тут только успевай хреначить романчики "для девочек" , "для телок" и "для старых кошелок". Разницы особой нет, но чем старше читательницы, тем усердней пописушникам следует упирать на драму, на возможность обмана и расставания, потому как всякая баба боится, что мужик найдет себе задницу помоложе и сольется из семьи, от законной супруги. На этом страхе развода принято играть в так называемой женской прозе.

Фэнтезя про прынцесс и мерисью — в молодости такое потребляют особенно охотно. История о шмотье. Платья, похожие на перевернутые чашки, или бронелифчики с резным и режущим краем здесь описываются, не суть важно. ЦА должна с наслаждением впитывать в себя описания рюшечек и прошвочек, титановых каблуков и позолоты на боевых доспехах. Вместо фехтовальных приемов, само собой, центральный персонаж выдаст кучи реплик, как бы язвительных и как бы ехидных, а на деле просто тупых. В общем, пусть героиня выделывается так, как ни одна из этих серых мышей не решится, дабы по ебалу не огрести. Воплотим всеобщую женскую мечту, аффтар!

Мелодрамы и семейные саги, длинные, словно десятисезонные мыльные оперы, где все уже по пятому разу развелись и переженились. Содержание то же: измены, разводы, свадьбы, снова измены, свадьбы, разводы. Аналог тупой бабской сплетни: а он ее... а она ему... а потом они... И всегда можно хренакнуть продолжение, каким бы окончательным-преокончательным ни был финал. Более того, даже если автор первого произведения, подобно Маргарет Митчелл, завершил историю на той ноте, которая литератору показалась ударной — можно налабать тонну соплей в сахаре про "чем у них на самом деле закончилось". И неважно, что продолжатель в гробу видал заложенную создателем идею, поденщику главное — заказ. Покласть с прибором на автора.

Есть также категория чтива "пракрасивое" — красивые виды, красивые вещи, красивые люди, сваленные кучей. То, чего в серой и отвратительной бабьей жизни нет и не предвидится. Вот она и сидит, и читает, как оно усё у богатых-то людёв, не особо обращая внимания на героев и фабулу, зациклившись на том, как герой встает, когда героиня входит в комнату, отодвигает ей стул от стола, подает пальто, придерживает дверь, разговаривает с героиней, как с умственно отсталой, на тщательно выверенные темы, а то как бы ее не оскорбить, истинную леди... Опять-таки, книга для существ, ничем себя в этой жизни не проявивших и ничего собой не представляющих.

И, разумеется, сказочки. Светлые, добрые, позитивные, волшебные, заставляющие парить в мечтах и перебрасываться с "девчёнками" (именно в таком написании) романтишными фразами, за которые мыслящему человеку и по укурке стыдно будет. Сказочка — массовый литпродукт, производимый женским населением Самиздатов и Прозыру, так что профессионал всегда может пойти в одну из этих окололитературных задниц, откопать там пару-тройку сюжетов, похожих не то на Сент-Экзюпери, не то на Уайльда, долго, очень долго болевших анимуфагией. После чего единороги, срущие радугами, станут являться ему в снах, причем без всякой дозы.

К сказочкам относятся и книжонки про чудеса: про то, что вода запоминает нас, если сидеть и смотреться в нее, подобно Нарциссу, до суицидомании; что глазное яблоко человека свидетельствует о его, то есть нашем внеземном происхождении, хотя сама эта книга свидетельствует лишь о том, что и ученый может сбрендить; что гоминиды произошли от протоукров, а уж от гоминид произошли москали; что мессия уже явился, но его забрало ЦРУ/ФСБ и заперло в подземных лабораториях; что скоро, очень скоро земля налетит на небесную ось! Это любят читать кухарки Дарьи, даром, что этим никакое чтение не впрок. Они по натуре своей паломницы, им бы собачку говорящую посмотреть.

Вот что читает женщина. По мнению, повторяю, наших издателей. Издатовская публика не верит, что тетенькам и девицам, как и интеллектуалам мужского пола, точно так же интересны серьезные книги (ведь у любого из этих образцов книжной клячки есть серьезный, качественный аналог среди жанров: фантастика, психологическая драма, исторический роман, да та же сказка, написанная мастером). Впрочем, женщины могут читать и шнягу, которая пишется для мужиков, нечто в жанре "кровькишкираспидорасило", трэш ведь не только мужчины смотрят/читают. Но издатель старательно представляет себе овцу — ему так комфортней. И по жизни, и вообще.

Никто не возражает поразительно дебильным высказываниям, попадающимся среди откликов на литсайтах: "Книга глупая, героиня идиотка, сюжет неправдоподобный, но женщинам и девушкам понравится". Или даже "понравиться" (доброжелатели такие грамотеи!).

У меня в ЖЖ периодически взрываются возмущением на ту или иную тему современные радикальные феминистки. Или шарятся молча — ищут мизогинизм в моем образе мыслей. Милые, вы бы на литсайты сходили, в электронные библиотеки, в отзывы к книгам вафлеписиц-ЖЮФоделиц — там искомого вами мизогинизма хоть жопой ешь! Не то что в голове человека, видящего жизнь без рюшечек и кружавчиков, без сиребриных идинарогов и бескорыстных куртизанов.

Я бы сочла себя исключением из неких общегендерных правил, исключением, которое и учитывать незачем. Но я всю жизнь среди подобных исключений живу. Среди моих подруг никто — уж поверьте, я знаю, о чем говорю — не стал бы читать подобной муры.

А уж каких мы только книжек ни носили подружкам хоть в те же больницы — сначала в травматологию (спортсмены часто в ней оказываются), потом в родовое, потом, по мере того, как нам стало не тридцать и даже не сорок, во всякие гастроэнтерологические-эндокринологические... В больницах с ридера не почитаешь, сопрут. Так что в больницу приходилось таскать книги в больших количествах, для круглосуточного чтения.

Вспомню-ка, что в подобных обстоятельствах читала я сама. Аппендэктомия в двенадцать — Сабатини и Буссенар. В травме я прочла Пруста (с порванными мышцами спины только "В поисках утраченного времени" помогает заснуть — а когда не помогает, заставляет задуматься). Бактериальный кератит — мне читали вслух Веркора, Маркеса и почему-то мифологию кельтов и скандинавов. Липосакция (было со мной и такое) — вообще ничего почитать не удалось, в палате была только Хмелевская, а когда просыпаешься в луже собственной крови (после липосакции это нормально), читать про смищные приключения пани Иоанны совершенно не тянет. Вместо этого я вышла в коридор, села в кресло и задумалась о том, что будет, если я прямо тут и помру — а будет хохма! Холецистэктомия — Кристофер Мур с его матерными насмешками над миром. Словом, ни одного любовного романа.

И мои знакомые так же воротили носы от "любимой женской литературы", навязанной нам мужчинами или... тетеньками, убежденными: "девочки должны читать девочковое". То бишь тупое, слащавое и к жизни отношения не имеющее.

От такого доброхотства, кстати, и идет разделение баб из низов, из категории, которой подсовывали для чтения "женскую литературу", на:
а) баб здравомыслящих, причем мыслить здраво их выучила сама жизнь, вдоволь отсыпав люлей;
б) мечтательных идиоток, которые литературу за то и ценят, что в ней все не как у них с Васей, а красссиво.

Общение с полуграмотным бабьем, убежденным, что оно (бабье) может манипулировать мужем, детьми, сослуживцами, подругами и даже совершенно посторонними людьми, плохо сказывается на существах глупых, легковерных и в психологии не разбирающихся. Например, на пиарщиках и бизнес-психологах. Они берут стратегию, хорошо себя зарекомендовавшую в Омериге в тыща лохматом году, накладывают на тещину/свекровкину воркотню, присыпают мамиными советами — и вперде, упячка! Чтобы нас читали, будем крутить барабан!

А приглядеться к реальной успешности этих ваших гуров и гуриц не хотите? Мужья от таких погуливают к телкам попроще, без циклотимии и паранойи; дети либо учатся притворяться и врать на автопилоте, либо очень рано сваливают из дома, чтобы не подыгрывать мамочкиной мифомании; сослуживцы опасаются или попросту сторонятся "психички" — покусает еще... Словом, феечка, с чьей гипоманией окружение уже ознакомилось, нисколько не авторитет, а наоборот, предмет насмешек или опасений. И только человек доверчивый и глупый — ну и, само собой, безграмотный — станет слушать больного в стадии маниакального оживления.

Увы, но мракетолог-пиарщик-рекламщик-и-хз-что-еще, описывая разные ЦА, ориентируется на гуру в фазе апофигея. Как известно, проповедники лучше всего заражают массы своей истерией, находясь в маниакальной стадии. В нормальном, ровном состоянии они не столь харизматичны, видят возможность провала, не могут стопроцентно обещать успеха и вообще... пресные. То ли дело трёхнутые говоруны, поднимающиеся на своих идеях, будто на коврах-самолетах, прямо к звездам!

Одна беда — в реальном мире ковры не летают. И женщины не представляют собой покорное стадо овец, которое будет читать всякую херь "пралюбоффь" и "пракрасивое". Мир меняется.

Хотя, конечно, и по сей день есть и тупенькие эстрогеновые куклы, которым "онеме и касплей" — дом родной, они всю мировую литературу готовы под няшек причесать и всем пририсовать разноцветные хаера́ клинышками. И их мамаши, что втихую надеются: авось их дочечка не принесет в подоле от своей полной... мечтательности. И их бабки, гнусаво ворчащие, что воспитывать девок надо в строгости, в строгости надо воспитывать! Вот в их времена Сталин-барин как молодежь строил!

Мне всегда было интересно, а почему издатель изначально рассчитывает на худших? На дураков, на порнофилов, на психозависимых, на душевнобольных? Только они, что ли, могут купить современную книгу, нормальные люди точно не позарятся?

Не странно ли выпускать десятки, сотни, тысячи томов для дебильных анимуфагов, для их мамаш и бабок, которые скорее кино посмотрят или мультик, чем купят и откроют книгу? Но и в других вычислениях целевой аудитории расчет идет на нечитающие категории населения (которые издатель лет дцать норовит "привлечь" — и ни хрена). В то время как читатель, вполне способный и заплатить за книгу, и поддержать ее издание рублем, а не каким-то абстрактным "интересом", неизменно оказывается в пролете. Не потому ли, что издательские шавки двадцать лет кряду обещают легковерному хозяину небывалый подъем за счет абсолютно новой, доселе никем не учтенной ЦА?

Опаментайтесь, панове. Нет таких социальных категорий, которые бы не были учтены и окучены за эти годы деградации, которую вы упорно именовали развитием. И для последней самиздатовской сказочницы вы что-нибудь да издали. Может, теперь уже начнете предпринимать усилия в адрес нормальных, образованных, читающих людей, не деля их по первичным половым признакам? Или вы не в курсе, что пол бывает не только биологический?

Хотя о чем это я? Вы посмотрите, кого вы ставите на работу с общественностью. Хорошо, если это так называемый пикник, глуповатый, поверхностный гипертим, болтающий глупости, но и легко признающий: ой, что-то я не то спизданул! А то вы стараетесь выбрать кого потяжелее — эпилептоидов и шизоидов на грани эпилепсии и шизофрении, запущенных параноиков, доминантов среди праздных мещан. Людей, выдающих такое: "Это очень интересная работа. Она повышает мою доминантность в среде недоброжелателей, либералов, русофобов, мыслящей интеллигенции, экспертов, интеллектуальных-снобов, свидомитов, американофилов, непризнанных гениев и случайно увидевших этот постик праздных мещан".

Психиатры, ау! Тут и юпика никакого не надо, чтобы диагностировать добрый старый МДП. Неудивительно, что оно и книги отбирает не для людей, а для пациентов с тем же синдромом. Чтобы аффтар, ридер, редактор и читатель, так сказать, подружились диагнозами.

Ну что ж, флаг вам в руки, барабан на шею и гипсового Павлика через совет дружины. Мир пойдет дальше, а вы оставайтесь на той свалке, на которой решили осесть в качестве гуру и просветителей. Фауну свалки просвещать в надежде раскрутиться и прославиться.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское, цирк уродов
Subscribe

  • Родовое проклятие подлости

    Рассказывают, Жучкова со своими говорящими глистами (какой-то Филипп Хорват, он же Гор Потоков, он же Прорыв Унитазов, он же Гнусный Ублюдок, он…

  • Вслед недавнему посту

    В недавнем посте я описала, как старуха Скади зазывает на "аффтар-тудеи" писателей-"боллитровцев" — то есть людей, которым эгалитарность и…

  • Сто лет переходного возраста

    Вышла моя статья в "Камертоне", на нее наверняка обидится недавно упомянутая критикесса, не желающая иметь со мною "деловых дел" — я ведь даю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 250 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Родовое проклятие подлости

    Рассказывают, Жучкова со своими говорящими глистами (какой-то Филипп Хорват, он же Гор Потоков, он же Прорыв Унитазов, он же Гнусный Ублюдок, он…

  • Вслед недавнему посту

    В недавнем посте я описала, как старуха Скади зазывает на "аффтар-тудеи" писателей-"боллитровцев" — то есть людей, которым эгалитарность и…

  • Сто лет переходного возраста

    Вышла моя статья в "Камертоне", на нее наверняка обидится недавно упомянутая критикесса, не желающая иметь со мною "деловых дел" — я ведь даю…