Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Половые причины негативной критики

Книжка

"Гнуснейшая привычка карликовых умов — приписывать свое духовное убожество другим". Оноре де Бальзак

Очередная Упитанная Фея, пришедшая с любовью и с заявлением: "Все мы грязны духовно", была прихвачена щипцами и помещена в коллекцию. Не особенно желая разбираться, каких таких "мы" имело в виду впорхнувшее к Максу феечко — себя с группой фикописиц-порнофилок, всех пишущих женщин, всех пишущих вообще, включая Максима Далина, я только отметила: о, это тоже надо забанить. А то ходят тут всякие со своей любовью, мы, писатели, потом не знаем, как от их спасиб отмыться.

Хотя на самую-то мякотку я внимания не обратила — просто в силу того, что не совмещались у меня феечные намеки с далинским образом как писателя. И снова френд открыл мне глаза: "конечно, позабавило, что она при этом решила укорить Далина в воображаемом сексизме. А я ж говорил, говорил, что они скоро додумаются переводить стрелки на женоненавистничество, потому что нету ж других причин ругать слэш и порнофилок". Ну разумеется, нету. Только сексизм, только хардкор. У Далина. Сексизм. Сексизм. У Далина. Определенно, на это надо посмотреть!

И пошла я, прихвативши лопату, и глянула, что там в духовной грязи кариди-поклонницы прикопано. А прикопано там говнецо с намеком на неодобрительное мужское отношение к дамскому писеву: "Мне нравится слово "пишбарышня", оно напоминает мне о далекой молодости, а также хорошо отражает и содержание того, что Вы в это понятие вкладываете, и Ваше к пишущим дамам отношение. Да, нас слишком много, и пишем мы в основном бред :) Но стоит ли искать перлов в том, что мы пишем? (Ну, разве что эротических) С другой стороны, как бы Вы назвали широкий пласт взрослых мужиков, пишущих фанфики на мультяшки? У меня они вызывают улыбку, добрую улыбку, поверьте".

Представив себе грязное кариди с доброй улыбкой над перепуганным мужским стадом, я только головой покачала: мамаша, чем приписывать гадости, пришедшие вам на ум, приличным людям и оставлять свои "спасибы" кучками дерьма на писательском пороге, вы бы рефлексиям и логике поучились, что ли. А то ваши заверения насчет уваже и обоже далинского таланта попахивают тривиальным фикерским троллингом, таким же толстым, как весь ваш светлый, добрый юмор. Сами судите, что за тезисы вы принесли в качестве дара любви бесценного.

Тезис первый: я всего лишь пишбарышня, из тех, что вы, мужчины с творческой биографией, презираете. Я скромна, знаю свои пределы, не считаю себя писателем, но "готова поделиться своей грязью со всеми (ибо не жадная). Другие давятся своим добром сами".

Тезис второй: презираете вы нас, скромняжек, не потому, что пишем мы бред (но с эротическими перлами!), а потому что мы женского пола. Причина вашего отвращения как критика находится не в наших текстах, а у нас между ног. Туда вы и смотрите, когда критикуете.

Тезис третий: "Всё зло от вас и клевета от вас! Злословием вы женщин окружили, а про дела мужчин — ни-ни, ни слова!" Сами вы, мужчины, пишете фики — мы улыбаемся добрыми улыбками, а вы нас хулите и по страницам блога раскатываете, а будь мы одного с вами пола — небось, одобрили бы как своих.

Из этих утверждений получается, что Максим Далин только баб укоряет за дерьмово написанное и за фикопорево, мужчин-то он поощряет, явно или втайне, ибо "мы с тобой одного пола". Ну и пакость же это сюсюкающее кариди! Как будто специально пришло с елейным комментом, дабы вызвать неодолимое отвращение и мгновенный бан.

Хотя, зуб даю, новая УФ, как и все без исключения Упитанные Феи, уже рыдает на Сампиздате: да вы за меня придумали, что я имела в виду, а я ничего такого не имела! У меня — далее варианты — на фикбуке разрешение на критику стоит/нет ни одного слэшного фанфика, все дженовые/уйблю глиняную купили и в "фое" кинотеатра выставили/рукопись в издательство взяли. Каким образом все эти факты должны аннулировать огульное обвинение собеседника в сексизме и мизогинизме? Каридей спросите. Может, в том унылом вакууме, что заменяет им мозг, они наскребут горстку космической пыли на ответ.

Поговорим-ка о женском и мужском творчестве. Без всякой корректности и толерантности. И о противостоянии между ними, давнем и оттого не менее отвратительном.

Сколько я встречала на Самиздате троллей, состоящих из гипертрофированных яиц и раздутого мужского самомнения! Там были:
— жертвы кризиса среднего возраста, пишущие в своих раздельчиках сущую херь и покровительствующих юным графоманочкам. Женщинам, пишущим лучше них и давно вышедшим из тискательно-сочного возраста, они приписывали мужененавистничество и всякие психические отклонения. Но радостно рекомендовали всем пописульки существ, не знающих грамоты, зато богато наделенных синдромом "мне все должны".
— молодняк, уверенный: если в прыжке достать повыше и опи́сать автора покрупней, то и сам как-то зрительно увеличишься. Один такой "критиковал" дефисы и тире в моих книгах — дескать, почему все черточки в тексте одной длины? Где длинные тире? Другой требовал вымарать из текстов весь гомосексуализм и намекал на наказание свыше. *образ Милонова, врывающегося в мою квартиру в кевларе и с автоматом*
— вечные — до седых мудей — маленькие обиженные мальчики, ведущие себя совсем как тетеньки-феечки. Их тактикой было: прийти с глупостями, из коих невозможно извлечь ничего, кроме оскорбительного подтекста; получить по шее; побежать ябедничать ко всем, кто знает обидчика мальчика-мудозвончика и кто не знает; стать посмешищем и хейтером по собственной глупости; перенести свое отношение к автору на его тексты.

Из этого можно было бы сделать сверхвывод: все мужчины грязны духовно презирают произведения, написанные женщинами. Все мужчины не способны выразить свое презрение без грамматических ошибок. У всех мужчин причиной такого поведения поведения служит проживание с властной мамой, начальница-сука и бывшая жена с весьма невысоким мнением о достоинствах "объективного критика". Вот они глядят через плечо эксперта в напечатанный им комментарий с глубоким пренебрежением, да еще и переговариваются: "Опять он какую-то херню несет. И опять с ошибками. Огребет ведь. Да пусть его. Может, поумнеет наконец. Да нет, вряд ли..."

Критик, у которого в голове не умолкает психологический экзаменатор, разговаривающий женским голосом — такая же мерзость, как тетка, у которой в башке живет экзаменатор-мужчина. Мужчина подсознательно или сознательно стремится обвинить, а буде понадобится, и оклеветать женщину, которая талантливее него и значительнее как личность. Это помогает пережить маленькое гаденькое разочарование: надо же, яйца есть у меня, а лучше пишет она. Тетка же делает сверхвыводы, причем на чей угодно счет. У нее все мужики козлы, а все бабы грязны духовно. Поэтому (здесь логика каридей делает лихой пируэт) надо позволить мужикам себя презирать, а самим с упоением кропать порнуху, чтобы уж не зря презирали. И верить, что "написанное одним местом всегда совершенно", как говорил персонаж фильма "Убить Фрейда". Персонаж, сидящий в дурке.

Не спорю, гормональный фон играет в творчестве немалую роль, причем не первый век. Есть книги, написанные в викторианскую эпоху женщинами и для женщин, хотя впоследствии их перечитали миллионы мужчин. Есть войнушка-боевушка, написанная из расчета на мальчиков. Однако ее с интересом читают и девочки, которым нравятся приключения, — а у девочек "опасные романы" отнимают мамы, напуганные влиянием, якобы оказываемым на девичий гендер Скоттом и Сабатини. Есть книги, которые не отнесешь к какой-либо ЦА, их читали все, кто вообще имел привычку читать.

И есть фикопорево, написанное настолько извращенно, что гендерных эмоций там и на гулькин нос не сыщешь — вместо них фикуха затапливает читателя так называемыми "эротическими перлами". Под коими подразумеваются разные отклонения и извращения, нечто вроде категорий порнороликов: анал, двойное проникновение, групповуха, связывание, чернокожие, азиаты, малолетние. Есть бессмысленная и беспощадная ЖЮФень, где студентка-манагерша-попаданка качается на волнах гэгов и гыгыгов, вызывая раздражение и скуку у всех, у кого есть мозг. Скука и раздражение переходят в морскую болезнь, но ЖЮФоделицы верят: больше шюток, гуще петросянство — и публика тебя полюбит. Есть мерисьютина, в которой страшненькая бухгалтерша из Укурийска воображает себя то магом хренпоймичего, то космическим ревизором-детективом, то прекрасной невестой прекрасного принца-ловеласа. Или еще чем-то таким, чем воображают себя маленькие девочки, насмотревшиеся аниме, а отнюдь не тетки лет сорока. Есть "женскопроза", в которой гинекологические откровения сменяются длиннейшими историями "из жызне", напоминающими монолог провинциальной сплетницы, выжившей из ума, — бабка даже не замечает, что собеседник давно ушел. Она и умрет — не заметит, продолжая рассказывать никому не нужные, мизерные секреты дней минувших. Это, как вы понимаете, и есть литература, которую пишет женщина "в среднем", если верить каридям. Чувствуете разницу?

Когда и как от авторов психологических драм и мелодрам мы перешли в разряд "пишбарышень", что пописывают и почитывают бред с извращениями, а потом с блудливой лыбой предлагают мужчинам не искать в бабских пописульках ни мысли, ни перлов? И что это за новый ритуал: значитца, я подлизываюсь мужчине-профессионалу путем признания себя безвкусной грязной графоманкой, а он похлопывает меня по холке, как собаку, приговаривая: ничего, это у тебя женская проза? Вам самим-то от себя не противно, кем бы из участников ритуала вы себя ни вообразили?

Впрочем, я понимаю: особи, играющие между собой в подобные игры, не в силах не то что понять, но и представить себе образ мышления свободных людей. Как некая Попова, подлещиваясь к власть имущим (а хоть бы и в форме доноса), не верит в писателей без политической ангажированности. Так же и тетка, делящая пишущих по тому, что у них между ног находится, не в силах понять: есть критики, которые не смотрят автору между ног. То есть совсем. И качественный текст — вот все, что им нужно от автора.

Притом, что литература тонет в критиках, неспособных ни проанализировать, ни оценить текст. Они высасывают из наших слов что угодно: якобы латентный гомосексуализм/недоебит/сексоголизм автора; пропаганду всё того же гомосексуализма (или духовных скреп — не знаю, что хуже); светлые-добрые фантазии или гадкий-злой реализм; патриотическую/антипатриотическую идеологию... Но не мысль. Не мысль. И уж конечно, не стиль, не мастерство, не качество. Их они не заметят, даже если те укусят "критика" за задницу.

Разумеется, таким любое лыко в строку, лишь бы не заниматься тем, чем, собственно, и занимается критик без кавычек — разбором текста.

Я — человек, которому пытались приписать в качестве причин писать так, как он пишет:
а) отсутствие мужа и хронический недоеб;
б) патологический сексоголизм и просто блядство;
в) быдлизм и нищебродство;
г) снобизм и элитарность;
д) мизогинизм и мужененавистничество;
е) зависть к фикоперам, включая малолетнее школоло;
ё) порнофилию явную и тайную;
ж) ханжество совка и развращенность богемы;
з) персональную поименную ненависть к безымянным и неразличимым в гомогенной массе "авторкам" (фублядь, ну и слово-прыщ, достойный тех, кого он обозначает).
И я скажу: критики, оперирующие подобными обвинениями, таки породили себе клиентуру.

В наши дни своеобычная тактика графоманки — перевести стрелки, используя принцип "Мужчине не понять женского творчества". Как будто ее книга написана не словами, а генитальными выделениями. В ответ таким подстрахушкам графоманок слышится: "Дооо, это книга для женщин и девушек". И никто не замечает, что внутрь подобного заявления вкладывается смысл: "Да этим тупым мандам любая чушь сойдет, лишь бы сладко". В ответ очередная каридя призывает помягче относиться к ЖЮФомусору, любовному чтиву, псевдодетективу, мерисьютине, феечным сказулькам и фикопореву. Это все такое женственное! Где уж мужчине понять!

Как говорит одна моя грубая, но близкая народу подруга, это называется "пизду на уши надеть".

Поливание любого, женского или мужского бреда сиропом или спермой, кровью или кетчупом не добавляет в него ни грана мысли, ни капли стиля, ни промилле чувства. Чтиво, на какую бы ЦА его ни разбодяжили, остается некачественным текстом, кому его ни впиндюривай. Если дать умелому редактору невыразимо эстрогеновый текстик про принцессу даждя в сиребрином платьице, едущую на идинароге, тот запросто превратит слащавую девочковую муть в развеселое сексплуатейшн для мальчиков вроде незабвенной "Барбареллы". Но чтобы сделать на этот мотивчик хотя бы приемлемую, среднего уровня историю, ее придется переписать до самого донышка, до самой последней фишечки в принцессиной причОске.

Вот и пытаются и аффтарши, и их читатели отыскать у себя между ног причину, по которой некоторым людям не нравится подобное вторчество. И укрепляют шаблоны, связанные с традициями порицания "женской прозы", включая шедевры, а не только отвалы дамского писева. Это же так удобно — прийти и с доброй улыбкой покаяться в том, что ты женского пола. Как будто именно это — нечто гадкое, а не твоя привычка делиться своим внутренним дерьмом, которым якобы богаты все.

И никакого понимания, что ты, как и всякий глупый, малограмотный человечишко, развлекаешься проекцией, перенося на умных, образованных людей свои мракобесные установки. И даже не свои, а самиздатовские, массовые, стереотипные. Приглашать после такого вернуться на СИ и нюхать, чем благоухают толпы бездарей, которые и в благодарность нечувствительно пару говняшек заворачивают... Вы в своем уме, феечки неумытые?
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 173 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →