Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Слова грата

Позитивно мыслящая дева

Полоний. Что вы читаете, принц?
Гамлет. Слова, слова, слова.
Полоний. И что говорится, принц?
Гамлет. Про кого?
Полоний. Я хочу сказать: что говорится в том, что вы читаете?
Гамлет. Клевета, сударь мой; потому что этот сатирический плут говорит здесь, что у старых людей седые бороды, что лица их сморщенны, глаза источают густую камедь и сливовую смолу и что у них полнейшее отсутствие ума и крайне слабые поджилки; всему этому, сударь мой, я хоть и верю весьма могуче и властно, однако же считаю непристойностью взять это и написать; потому что и сами вы, сударь мой, были бы так же стары, как я, если бы могли, подобно
раку, идти задом наперед.
Полоний (в сторону). Хоть это и безумие, но в нем есть последовательность.

На тему так называемых "слов нон грата", коих нельзя употреблять в литературном тексте, я писала не раз, но тема, определенно, бесконечна. Хотя есть у нее недлинный и несложный принцип, обидный для современного писателя: современный писатель привык обращаться только со средними словами. Со словами редкими или запретными он обращаться не умеет в принципе. Поэтому и бьется в истерике, завидя их в чужом тексте, и лажает непомерно, ставя их в свой.
Есть слова, которые, как некоторые буквы алфавита, употребляются с завидной регулярностью и располагаются в мозгу, как те же буквы на клавиатуре — в активной зоне, чтобы все время под рукой. Есть слова, которые употребляются реже, однако мы постоянно отыскиваем их на краях нашей ментальной клавиатуры, даже если употребляем с ошибками. А есть слова, которые, как письменная буква "ё", в тексте скорее мертвы, чем живы, потому что при письме привычно заменяются абсолютно левыми "е". Что не делает их менее употребительными в устной речи. Это феномен, господа, воистину наш, славянский феномен. О нем мы тоже поговорим. Но сначала — о словах грата, которыми употребляющий их всячески гордится.

Предмет гордости всегда редкость. Невозможно гордиться тем, что есть у всех, если только ты не унтерменш, что и признаешь с поистине рабским смирением. Тогда сравняться со всеми для тебя радостно и почетно. Но мы все-таки говорим о тех, кто хочет выделиться творческим путем, а потому ищет нечто редкое, чем можно было бы погордиться перед публикой и выделиться из общей массы.

Общеупотребительные, в зубах навязшие слова выскакивают первыми и требуют своей доли во фразе, которую человек собирается произнести или написать. И приходится буквально делать над собой усилие, чтобы отодвинуть в сторонку эту сво... этот наволок и поискать менее тривиальных слов и выражений. А желательно и вовсе раритетных, чтоб восчувствовал читатель, какая радость пришла в его аул!

Казалось бы, чего проще? Вот пишешь ты фразу, пытаясь не повторяться. Раз употребил расхожее слово, другой... Тавтология, не тем будь помянута! А в голову синонимы не приходят. Да открой ты словарь или сайт синонимов, самонадеянное ты МТА! Выучишь новое слово, а то и несколько, от этого еще никто не умирал! Хорош слушать, как разговаривает народ вокруг и телеведущие в передачах, их речь на 99,99% состоит из общеупотребительных слов, использованных в извращенной форме. Чтобы работать с этим материалом, исправляя его или, наоборот, усиливая характерные признаки, надо быть мастером и знатоком. Надо быть Зощенко.

Причем сладкие сказки про творцов-самородков, коих сама жизнь всему научила, в результате рождают не самородков, а мхец выродков-сетеельфов.

"— Привел Аштарт златовласку в дом отчий, — продолжил хозяин тихим голосом, — стала дева али жить с мужем своим. Прошло некоторое время, и перестала дева грустить-та! Видать, прошла тоска ее по свободе. Вишь ты, как оно повернулось, а? И вскоре не отличалась уже она ничем от обычной дочери человеческой. Красивая, веселая, смеется так заразительно. Добрая, ребятишек любила сильно... Не нарадовался Аштарт на молодую жену. Да и отец его, гамгеон, полюбил невестку всем сердцем. Прошло девять месяцев, и родила златовласка близнецов — мальчика и девочку, таких же золотоволосых, как и она сама. Девочку назвали Нази, а мальчика — Светиком...
— Дева али стала человеком? — покачал головой Зезва. — Как же так? Речной злой дух?
— Пока спрятана прядь ее волос, — пояснил тихо Ваадж, — али будет тем, кем наречил похитивший её
".

Кем надо быть, чтобы не уточнить, как будет прошлое время от глагола "наречь" — а вот так, в силу самородочности своей, шопопалу безграмотную в текст ляпать? Кем надо быть, чтобы не знать разницы между "не нарадовался" (то есть рано помер) и "нарадоваться не мог" (то есть радовался много)? Аффтаром. И нечего обижаться, когда я дарую визитерам это неприятное и одновременно нелицеприятное звание.

Погоня за нестандартными словами напоминает погоню за раритетами. Среди слов роль раритетов играют архаические, а также пафосные слова и выражения. Профессиональные термины, жаргонизмы, диалектизмы. Ну и так называемые "умные слова".

Некоторые агнонимы умирают у нас на глазах. Очень основательно умирают, бывало, и концов в Сети не найдешь. Так, на протяжении столетия мы чаще говорим "туча", чем "наволок". Теперь и в словарях-то не сыщешь столь редкого значения слова "наволок", там указаны совсем другие значения отглагольного существительного от слова "волочь" — луг, мыс, пойма и проч. "Умные", а потому изрядно затасканные слова могут приобрести вид интеллектуального маркера (о несчастные "нелицеприятный" и "неприкасаемый", утратившие свое истинное значение в речах богомерзких безграмотных людишек!). Жаргонизмы отчего-то по большей части относятся к уголовному миру, как будто полстраны сидело, а вторая половина носила первой передачи — но по стилю ты видишь: это болботание презираемой всеми гопоты, а вовсе не отточенная речь приличных у́рок.

Градиент активности слова — штука довольно сложная. Как и шкала его агрессивности. Слово или словосочетание может поменять стиль текста одним своим присутствием, как перец чили меняет вкус блюда. И нужно хорошо понимать, сколько чили класть в одно блюдо, сколько — в другое, да какой сорт чили, какой обработки — с семенами или без, печеный или свежий, хлопьями и мякоткой... Не понимая, что же ты такое творишь со словом, оказывающим сильнейшее влияние на стиль, ты этот стиль угробишь к чертям. Передозом остроты.

Подобное нередко происходит с теми авторами, кто хочет привнести в текст щепотку пафоса — и привносит. Аж целую горсть! Все оттого, что пишущие люди, как дети, гордятся, когда им удается сыскать словечко поинтереснее, дабы выразить свою мысль. Они искренне уверены, что хрустальные строки — не что иное, как фразы вроде: "Город, где надменная чопорность и хрустящий белоснежными манжетами аристократизм сочетается с порочностью и необузданной страстью к наслаждениям. Матёрая барменша Великобритания за столетия приготовила уникальный коктейль изощрённого богемного порока, приправленный ультрасовременной дымкой" (цитата, между прочим).

А?! Во дает фикер, в бога душу мать Британика! В двух фразах — Credo фикерской веры:
— аристократизм неизменно связан с чопорностью (йес, риалли), а чопорность — с белыми манжетами;
— но он же не противостоит необузданной (йес!) страсти к наслаждениям (это чисто сословное свойство, йес-йес!);
— а самый качественный порок — богемный, с дымком дымкой. Ирландское рагу, а не порок, джентльмены.

Осторожности в обращении со словами у аффтаров никакой. Им кажется, что ультрасовременность с необузданностью, как и манжеты с чопорностью, не относятся к разряду слов, меняющих стиль предложения. А значит, вали кулем, после разберем. В результате получается коктейль с такой ультрасовременной дымкой, что вся архаическая наволочь нервно курит в коридоре.

"Унылый день с изматывающей сменой в больнице подошёл к концу, и мужчина от души радовался тому, что в очередной раз проведёт его окончание в увлекательном месте, на этот раз среди сдержанной роскоши и утончённого стиля Королевского Национального Театра. Отставной капитан не являлся ярым поклонником театрального искусства, и по большому счёту ему было плевать, на какую пьесу они идут, но перспектива провести вечер, не тупо уставившись в очередное бездумное шоу или телефильм, чрезвычайно его прельщала. Тем более что дело Эммануэля Вернье, ведущего актёра Национального театра, придавала вечеру дополнительный драматический штрих. Собственно, оно и было причиной поездки. Два дня назад Вернье обратился к консультирующему детективу Шерлоку Холмсу, отчаянно прося помощи и защиты от безумного фаната, достающего театральную звезду письмами с угрозами. Детектив обещал ему вычислить и прижать фаната".

В очередной раз процитирую Романа Шмаракова, писавшего о подобном миксе из архаизмов и современных слов на материале букеровской нашей коляди́ны: "Как всякий нынешний дилетант, Колядина отождествляет стиль с маркированной лексикой, с мешком «особых слов», которых чем гуще, тем лучше, а что касается синтаксиса и даже сочетания «особых» слов с «неособыми», это уже как кривая вывезет; и когда ее «виталища» и «носопырки» со специфически омерзительным звуком наталкиваются на «инициативу» и «мифологию», она глядит на это из окошка с блаженной улыбкой глухого. Она элементарно не знает значения слов, ею употребляемых, – ее героини имеют «межножные лядвия», ее пьяницы пьют «хмельную сулему»".

Человек не глухой услышал бы этот "специфически омерзительный звук" от столкновения "сдержанной роскоши", "утончённого стиля", "драматических штрихов", "прельщала" с "не тупо уставившись", "достающего", "прижать". Вошедший в препорцию сибаритствования доктор Ватсон, внезапно перекинувшийся через пень себя и обернувшийся незатейливым кокни — не образ, а какофония.

Проблема в том, что мы-то не глухие — но сколько же их кругом, глухих на оба уха и на всю голову в придачу! Они убеждены, что критика с нашей стороны в их адрес есть проявление личной неприязни; что все мы врем насчет стиля, равно как и насчет необходимости грамоту учить; что можно и даже нужно воровать у старших коллег, даже если не имеешь чем наполнить реминисценцию и как ее трактовать, отчего реминисценция неминуемо превратится в плагиат... Попытки доказать младоаффтарской массе, что она, конечно, может задавить литературу числом, но никогда не войдет в нее уменьем, утомляют не только младоаффтаров, поверьте.

Однако попробую посоветовать кое-что господам МТА в их долгой погоне за красивостями с блошиного рынка литературы.

Как и все, приобретенное на рынке, это, скорее всего, ничего не стоит. Хотя исключения бывают. На всякий случай попробуйте очистить и отреставрировать - вещица может оказаться не раритетной, но красивой.

Слово представляет ценность само по себе, а не только для того, чтобы им хвалиться. Пока вы не научитесь ценить слово, писателем вам не бывать, в каких бы "Вафлях" вам не дали отсосать серию.

Хотите украсить свой текст красивыми предметами? Не надо его захламлять. Если у вас с каждой полки фальшивые фаберже сыплются, это производит впечатление декораций к сюрреалистическому кино, а не дома, в котором живут и живут неплохо.

Вам нравится пафос, и кто вам запретит его использовать? Но знайте: пафос — среда настолько агрессивная, что и входить в нее надо в скафандре, и выходить осторожно. Иначе потравите все повествование стекающим с вас пафосом.

Часть ваших приобретений небезопасна, чего только на тех восточных/блошиных/стихийных рынках не продают. Вместе со специями вы запросто прикупите асафетиду и проклянете тот миг, когда решили добавить ее в блюдо, не зная, в чем особенность этой пряности. А особенность ее в летучести запаха и въедливости вкуса. Даже через несколько часов мир для вас будет на вкус и на нюх как дерьмо самого дьявола.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!
Subscribe

  • Маффины на яблочном сидре

    Это маффины на том самом сидре, который я изготовила из яблочек, собранных под яблонями Филевского парка. До дорог, по которым ходят машины,…

  • Яблочный сидр

    Этот сидр я затеяла не для питья, а для выпечки. Дело в том, что лить в бисквитное тесто воду - плохая идея. Из этого теста пышного бисквита не…

  • Чебуреки с сыром, грибами и овощами

    Чебуреки делают на так называемом заварном тесте, то есть на тесте, замешанном не на холодной или теплой воде, а на кипятке. А сама по себе сырная…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 301 comments

  • Маффины на яблочном сидре

    Это маффины на том самом сидре, который я изготовила из яблочек, собранных под яблонями Филевского парка. До дорог, по которым ходят машины,…

  • Яблочный сидр

    Этот сидр я затеяла не для питья, а для выпечки. Дело в том, что лить в бисквитное тесто воду - плохая идея. Из этого теста пышного бисквита не…

  • Чебуреки с сыром, грибами и овощами

    Чебуреки делают на так называемом заварном тесте, то есть на тесте, замешанном не на холодной или теплой воде, а на кипятке. А сама по себе сырная…