Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Путь вахтеров и путь живых мертвецов. Часть вторая

Web

Итак, перед будущим Темным Властелином открываются два пути: путь вахтеров и путь живых мертвецов.

Путь вахтеров — это, сами понимаете, тащить и не пущать. Наслаждение властью, как правило, мизерной, не приносящей никакой особой выгоды, не позволяющей даже взятки брать. Зато позволяющей насладиться картиной того, как человек теряет время, нервы, шансы, деньги — всё по слову вахтерову. "У вас неправильно оформлен документ", "у нас рабочий день кончается", "к нам ничего не поступало", "выясняйте в головном офисе" — вот слова, произнося которые вахтеры буквально оргазмируют.

"Вахтерство" принимает разные формы: от сидения на стуле у входа с правом задавать вошедшим идиотские вопросы до крысиного шныряния там, где люди заняты чем-то интересным, непонятным и недоступным, а оттого особенно оскорбительным.

Это низовой уровень упыризма. Он вызван постоянным подтеканием тревоги в сознание вахтера. Сознательно или бессознательно индивид, измученный нарзаном тревожностью и фрустрацией, ищет разрядки. Разрядку вахтер представляет в двух формах:
а) он одолевает жертву и открямзывает от бьющегося тела кусок, после чего с наслаждением наблюдает за корчами боли и ярости;
б) жертва оказывается не так проста и открямзывает кусок вахтера, после чего тот доблестно оправляется от ран, то есть бегает кругами и кудахчет: "каквыможыти".

Нет, вы не вправе отказаться от общения с особью, неприятной во всех отношениях (по ее, особи, установкам). И в каком тоне оную особь ни посылай — в самом любезном или в самом уничижающем — никуда она не уйдет. Любые формы избавления от гили воспринимаются гилью как заговор (пунктуация-то какова! а орфография!): "После неё меня Далин забанил. Вот интересно, он-то за что? Явно не за комменты. С её подачи чтоли? Или за содержание моего журнала (основного, не того, где нехорошее)? Может именно там причина бана? Далину я повода у него в комментах не давал, и обнаружил что он ко мне после этого заходил. Я говорил, что явно не в комментах причина. А может, правда, что Ципоркина и Далин — одно лицо? Тогда насчёт двух банов всё сходится. Жду киллера :)" (цитата из рассуждений любителя ставить колы тем, кто у него, славатебебоже, не учится).

Простая истина: с тобой неприятно общаться, потому что ты глуп, безграмотен, бездарен, душевно болен, — в расчет не принимается. Должна же быть причина, по которой вахтеров, любителей выесть кому-нибудь мозг длинной ложкой, не любят жуткие снобы вроде нас, грешных? Нас в данном случае не трое, забанивших кого-либо с подачи злой Ципоркиной, "чтоли", а неисчислимое количество нормальных людей, которым не хочется читать про "дестигматизацию проституции на уровне принципа, ибо роль проституции — нечто сходным образом общепризнанно нехорошее". Не зря же каждая гиль так кипятится, тыкая в нос "снобам" свои косноязычные имхи и побрехушки.

Довести имху до ума, до приличного, читабельного уровня, да и вообще поработать над собой, чтобы не пришлось пробивать щиты окружающих, вахтер не в состоянии. Он не верит в то, что может быть интересен без назойливости. Такова его тактика — беспардонное впаривание себя. Маркетинг одобряет, чо.

При этом у вахтера недостаточно мозгов, чтобы приглядеться к результатам работы маркетологов и понять:
— если речь идет о тысячх или, паче того, миллионах осчастливленных спамной рассылкой и горячим холиваром, то нет проблем надоить из многотысячного множества десятки или даже сотни виктимов, покорившихся своей участи и купившихся, йессс;
— а если речь о единичных пользователях, подвергшихся обработки мозгослизнем, то надо быть готовым к тому, что все они тебя пошлют — закон больших чисел не сработает, ты не сыщешь и дюжины готовых тебя терпеть.

Здесь нужно сказать пару слов о том, что такое компенсация. Это защитный механизм психики, заключающийся в бессознательной попытке преодоления реальных и воображаемых недостатков. Обычно компенсация проявляется в виде усилий, которые индивид прикладывает к деятельности, как бы компенсирующей его недостатки. Если усилия, затрачиваемые на компенсацию, оказываются неадекватно большими, то это уже называется гиперкомпенсацией.

Жажда психологической компенсации есть тяга подсознательная, разуму неподконтрольная. Она буквально пронизывает поведение индивида и транслируемые им сигналы. Вахтерская компенсация, вернее, гиперкомпенсация — запредельный уровень контроля, который ему по чину не положен.

Не нужно быть эмпатом, чтобы ощущать стремление нагнуть оппонента. Дай им волю, нам, "снобам", дохнуть без их разрешения не довелось бы, не то что выбирать, чьи журналы читать и с какой аудиторией общаться. Высказывание насчет "анальной огороженности" в вирте почему-то считается негативным, но, следуя логике, сообщает лишь об одном: обладатель ануса не желает пускать в него мимохожих-мимоезжих. Он. Желает. Делать. Выбор. А вахтеры подобных вольностей не выносят.

И знаете, почему? Все просто — потому, что жизнь им самим выбора не оставила. Может, у них внешность подкачала, наследственность плохая, тяжело больны родственники и из нищеты никак не выбраться. А может, все сразу. Жизнь предсказуемо отвратительна и не собирается становиться лучше. Как человек в подобном состоянии должен относиться к тем, у кого есть выбор? Только отнять этот выбор. Хоть в малости, вроде премодерации комментов в блоге.

Впрочем, человек может относиться к своим проблемам по-разному. Он может относиться к ним как к своему личному делу, решить которое может он один. Он может относиться к ним как к последствиям социальной язвы, с которой можно и нужно бороться. Он может считать свою проблему позорной слабостью, о которой никто не должен знать. Он может даже считать ее божественной печатью, которую ему прилепили на лоб, не спросясь, и приходится с этим жить.

Зато вахтер считает свою проблему не своей, а нашей проблемой. Это мы, окружающие, должны компенсировать ему всплеск тревожности, да не один, а все. Он, может, и сам не понимает, как уменьшить чувство недовольства собой, однако его подсознание всё-о-о понимает. И переводит стрелки на тех, кто попадется в липкие вахтерские ручонки. Со всей своей мнимой свободой выбора. "Не потерплю! Разорю!" — и лихая понеслась.

Большинство больно стукнутых жизнью вахтеров так и остается на паразитарном уровне. Покусывания мягких мест тех людей, кто умеет сказать "нет" — и значит оно именно "нет", а не "да, но попозже" — приносят им неизъяснимое наслаждение. Правда, периодически приходится терпеть шлепки, подчас довольно сильные, банхаммером, газетой и просто могучей дланью. Но какие это мелочи по сравнению с упоительным чувством бестревожности, с наркотическим приходом после того, как удалось в кого-нибудь впиявиться и высосать из очередного "бурдюка с питательной смесью" дозу релаксанта!

Такова жизнь вахтерская: доставление неприятностей и насильственное совокупление с мозгом собеседника занимают большую ее часть, создавая впечатление контроля за другими людьми. Хотя контроля тут, если разобраться, не больше, чем у жвачки, прилипшей к подошве: пока тебя не заметили, можешь кататься. Заметили — счистят без всякой толерантности. И лежи, жди новых интересных знакомств.

Вахтеры не понимают, что интерес — вот самые крепкие цепи. Не понимают, что аудитория — существо ажурное, ее надо брать тонко. Некоторым, однако, мало вмазываться от случая к случаю. Они начинают хотеть больше внимания и больше власти. Качественный уровень еще не перейден, но тьма уже начинает нашептывать... всякое.

Почему-то вспомнился веселый молодой туристик в Венеции, у которого мы с Боевой Мышью спросили дорогу к палаццо Гварди. Мы еще не знали, что в Венеции такие расспросы бесполезны: указатели на Сан-Марко и Риальто есть на каждом столбе, а все остальные достопримечательности числом over 9000 жвачное по имени турист не интересуют. Как выяснилось, палаццо находилось метрах в пятидесяти от моста, горбом в три этажа поднимающегося над каналом. В руках у нас был чемодан килограмм на двадцать (семь из них — ноуты, взятые черт знает зачем, работать в Венеции было, мягко говоря, невместно).

Туристик хапнул карту и, не глядя, радостно махнул на ту сторону канала:
— Это там!
— На карте показано, что здесь, — все еще вежливо заметила я.
— Там-там, — радостно кивал не разбери поймешь, англичанин, американец ли. Карту он держал вверх ногами.
— Здесь написано: на одной стороне со станцией "Академия". Вот станция, — показала я на будку причала вапоретто. — Вот переулок, в котором находится палаццо. Он где-то здесь. Вы не знаете, справа или слева?
— Там! Ну что вы, не видите? Вам туда! — заорал, теряя терпение, советчик. Глаза его полыхнули темным азартом: получится ли у него заставить двух немолодых теток волочь свою кладь через мост, заточенный под высокие суда, да еще ночью, в кромешной тьме, под мокрым снегом? Прогуляются они по его милости до самого Сан-Марко, заглядывая во все подворотни-сотопортего?

Мой внутренний дракон заворчал, просыпаясь. Он хотел жрать. Я забрала у гаденка карту. Подняла чемоданище. И... описала отличный щитовой полукруг, вспомнив юные годы чудесные, упражнения с могучими историческими макетами мечей и щитов. Роль щита сыграл кофр, ударив доброхота в бок и повалив в грязь (а грязи в зимней Венеции после снегопада столько, что в ней можно утонуть куда верней, чем в канале). И мы ушли в ночь, слушая, как разочарованный темновластелиныш стонет за нашей спиной, барахтаясь в луже:
— Я просто хотел помочь!

Таков путь вахтеров, путеводная звезда на нем — мелкая пакость, выеденный из жизни ближнего кусок. ТВ с ноготок кусается, как вошь. Самые крупные из них — вошь разжиревшая.

Чтобы выйти с инсектоидного уровня, надо утратить и эту радость от компенсации, пусть крохотной, за личные невзгоды, прошлые и/или нынешние. Дальше все гораздо интересней, хоть и считается, будто пути мертвецов унылы и однообразны. Уверяю вас, когда утилитарная, прагматическая часть уходит из списка целей, все закручивается в узлы посложнее простого — телячьего или бабьего, как презрительно называют его моряки.

Живому мертвецу не требуется "власть над маленькой жизнью", он уже слышал, как тикают вселенские часы. И человеческие способы компенсации его больше не занимают. А те способы гиперкомпенсации, которые изобретет его не слишком здоровый ум, мы еще обсудим.

Окончание близко, крепитесь!
Tags: авада кедавра сильно изменилась, ловушки психики, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, философское, цирк уродов
Subscribe

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 250 comments

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…