Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Бабье лето на Москве

Троицкая башня на ремонте

На московских улицах бабье лето и новые тротуары. Широкие. Гулять по ним одно удовольствие. Сразу вспоминаются прекрасные променады в Берлине, выложенные, как назло, мелкой въедливой плиткой "под камушек" — от ее ожогов даже мужские берцы не спасают. Хорошо, что у нас отринули тлетворные дизайнерские веяния и плитку положили гладкую. И сразу откуда-то взялась разница между улицами, до того почти одинаковыми. Как будто из старых времен, миновавших, проклятых, воспетых, снова проклятых, снова воспетых, выплыли слободские границы и различия.

Прошли с Боевой Мышью пешим ходом от Александровского сада через Никольскую и Мясницкую до Чистых прудов и обратно Бульварным кольцом, Покровкой и Маросейкой. Посмотрели на новые прелести (от слова "прельстить"), начиная с удивительного вида Троицкой башни, до конца года упакованной на реставрацию. Реставрация дело хорошее, хотя башня в таком виде и напоминает гигантскую печь. Вот сейчас, сейчас откроются кованые ворота, и полетят оттуда стаей куря верченые, осетры печеные и кулебяки на четыре угла.

"Предчувствие ее не обмануло".

Охотный ряд в кои веки раз пах именно тем, чем ему и положено — мясом, щами, пирогами. У гостиницы "Москва", гальванизированного трупа сталинской прихоти, приземлилась дюжина избушек — точно стая перелетных киосков покинула рождественский базар где-нито в Европе и прилетела летовать к нам, в Россию. А под католическое Рождество опять улетит — кормить тамошних птенцов. И сколько б ни вопияло с грифельных досок: "Киш-лорен-печеные каштаны", пахло из кишных-лорешных простенько, котлетами да капустой квашеной. Как аромат печеных каштанов мутировал в капустно-котлетный, неведомо. Сие есть обычная московская тайна — из тех, что никогда не будут разгаданы.

Никольская с чередой лавок посередке и непривычным отсутствием матрешечников порадовала.

Никольская

И поприветствовала радугой, притом, что дождя третий день не было. Просто в вечереющем небе зажглась радуга — небольшая, словно кистью махнули. Маленькое природное чудо.

Радуга без дождя

А дальше был едален долгий ряд. Улицы, которые я полвека помню непрохожей проезжей частью, примерили на себя новый имидж — многокилометровой закусочной-распивочной. Из подворотни, аки тать, выскочил зазывала и затряс флаерами: "ДАМЫ!!! ПРИГЛАШАЕМ В НАШ РЕСТОРАН АВТОРСКОЙ КУХНИ!!!" Авторской. Кухни. Еще небось и здоровой?! — вскинулся мой внутренний параноик. А как же! — ответил его собрат, циник. Здоровой, сезонной, авторской, молекулярной. В рот не возьмешь, зато стоит, как позолоченная. Знаем мы вас, зазывалы-надувалы.

Впрочем, ресторанов было мало, а вот кафе и пабов прибавилось. Мясницкая нынче сплошная Аппиева дорога для печени. В каждом заведении в нее так и норовят вбить кол. Ну хотя бы гвоздь. За магазином "Анализы во имя розы"...

Анализы во имя розы

...мы сдались. И вошли в пончиковую, привлеченные мыслью выпить кофе в мягких креслах, на вид прямо старбаксовских: потертый плюш и пологая спинка, чтобы откормленный живот умостить.

На Западе "Старбакс" — это мягкие кресла и маленькие столики, сладкое со сладким, вороха газет и ненавязчивая музыка, народ-аутист, погруженный в свои нетбуки. Первопрестольная переменила тихие кафе на свой безумный лад: "Старбаксы" в центре гудят, точно пчелиный рой, людскими голосами, взрываются злым привизгом то рока, то блатного шансона (который преследует законопослушного московского жителя, словно тюремное memento mori). И тут же вкрадчиво предложила опечаленным любителям выпить сладкого кофе со сладким тортом новое прельщение — пончиковые!

Кто из нас не любит пончиков! Но тестяные покрышки, знакомые по фильмам с бравыми копами, в глазури и ядовито-разноцветной обсыпке, на здешний взгляд и пончиками-то не назовешь. Dunkin’ Donuts, не прижившиеся в 1990-е, вернулись через четверть века. И пытаются растлить гуляющих семью изделиями по цене пяти. Отвратили лице свое, взяли два скромных фруктовых милкшейка (освежить блеклую память о молочных коктейлях нашего детства) и пошли на улицу любоваться проезжей частью.

А через некоторое время за соседний столик, будто птички на ветку, присели несколько стройных девушек. Очень стройных. Открыли пару коробок с донатсами в сахарной мастике, во фруктовой мастике, в шоколаде, в хреноладе, сделали селфи себя на фоне пончиков, похихикали над откликом: "Только посмей!" — и ка-ак ВПИЯВИЛИСЬ, откусывая от двух глазированных монстров сразу. Поневоле вспомнишь: "Бегемот — мифологическое существо, демон плотских желаний (в особенности обжорства и чревоугодия), демон, дающий людям «звериные наклонности» («Молот ведьм»), он нападает на людей, используя «обольщение сладострастия, которое ощущается в области чресл и пупа» и может сам принимать женский образ, чтобы ввести человека в соблазн".

Тихо-тихо, не привлекая к себе внимания демонов, допили свои милкшейки и пошли себе с миром.

Вот и кончилась Мясницкая, за нею сворачиваешь к Чистым прудам и — о чудо! — оказываешься в объятьях демократичной, неистребимой, ядовитой мусорной снеди. Шаурма-шаверама, чебуреки-самса, пита-лаваш с рубленым овощОм и фаршЁм, клубящиеся ароматы и волнующиеся едоки.

И снова столичные проказы: пока шли через толпу (густая ночная толпа на бульварах — признак уходящего тепла, все пытаются нагуляться впрок на долгую сырую осень, зиму, нераннюю весну), взор мой привлекла картина, пристойной трактовке никак не поддающаяся. Трое мужчин — двое тесно сидели на скамейке, слегка повернувшись друг к другу и склонив головы, точно над шахматной доской или над нардами, третий устроился перед ними на корточках. Вроде как втроем в одну игру играют. Но почему-то сидящий на корточках низко склонил голову, уткнувшись носом во... что-то, и приподымался на носочках, длинным томным движением, в медленном, неприличном ритме. Шумно сглатывая при этом.

Меньше слэша читать надо! — откомментировал мой внутренний голос. Не может этот пофигистски настроенный город стать настолько пофигистским, чтобы в нем трое геев предавалось групповухе прямо на бульваре. Они и не предавались. Все трое что-то ели из обширной тарелки, стоящей на скамейке — что-то рубленое и требующее большой концентрации при поедании. Но сбоку и в сумерках это смотрелось... как наваждение Бегемота.

Бульварное кольцо — разлом, межмирная трещина, через которую протекает ручеек сюра. Время от времени здесь попадаются удивительные места и названия.

Вот дом, полосою в три этажа покрытый барельефом из средневековых мифических чудовищ. Белые на выцветше-голубом, в темноте они слабо шевелятся. Грифон пытается отъесть хвост мантикоре, Алконост строит куры Семарглу. Настенный бестиариум, а внизу — зоомагазин. В нем определенно должны продаваться яйца Алконоста и детеныши мантикоры.

Через несколько шагов — пятачок, где всех пробивает на никотин. "Айн момент, разочек курну", как говорил Савва Игнатьич. За стеклянной дверцей открывается приют не то кальянщика, не то курильщика опиума: ниша с микроскопической стойкой, напротив — диванчик в подушках и пледах. Названия нет, ценника нет, ощущение такое, будто и двери этой только что не было. Рядом с заведеньицем — обычная вроде толпа молодежи, дымит цигарками и дымится спорами. Откуда-то вышли? Куда-то не дошли? Ждут трамвая? А вот и он.

Мимо куряг с упорством засыпающей на зиму гусеницы ползет по укороченным путям "Аннушка", трамвай-ресторан, тащит в себе орды пораженных Бегемотовым соблазном. Всем ли из "Аннушки" видать кривоватую вывеску "Укулелешная" и то, как две копии Монро крутят попками у фонаря, кося на проходящих нехорошим, русалочьим взглядом?

Уходим от греха подальше на Покровку. Ее тоже причепурили, расширили тротуары, хотя всё здесь попроще, чем на Мясницкой — магазины, едальни, даже одежка на прохожих — и та проще. Расстояние между улицами — несколько сот метров и несколько сот зеленых в месяц. Мясницкая-сибаритская, Покровка-хитровка. Прежней Хитровки давно нет, но дух ее никуда не делся, ползет из-под земли, овевает, морочит голову офисному племени. Выпускает, как щупальца, наваждение деловитости.

По Покровке, по Маросейке все идут бодрым, целеустремленным шагом. Никто не делает селфи на фоне пончиков и не остановится поглазеть на трех мнимых геев в апофеозе оральной оргии. Все куда-то спешат. Куда? Ночь на дворе! Но и в подвальчиках, где на столах вино и свечи, народ сосредоточенно метет с тарелок и выбегает во тьму сытый, готовый к великим делам.

Москвичи на две трети ночные твари. В Европе после восьми вечера улицы вымирают. Темень, только фонари горят, почти ничего не освещая. По Москве в наступившей ночи катится вал огня: улицы зажигаются такой иллюминацией, точно здесь каждый день Рождество. Люди, специально выходящие в ночь, чтобы не попасть в час пик, переполняют метро, автобусы, троллейбусы. Их машины сбиваются в ночные пробки. У поваров наступает жаркая ночная смена. Деловитые свидания, двусторонний процесс соблазнения, срочно, очень срочно, надо обеспечить себе секс на уикенд!

Ближе к Александровскому саду бешеная ночная активность замирает, хотя народ и не собирается уходить с улиц, все так же сидит на скамейках по всей Никольской, словно ждет чего-то. Чего-то давно обещанного, не наверняка, но уже скоро, скоро.

Странный, странный город Москва. Правда, если глянуть мельком — ничего странного и даже таинственного.
Tags: красота как обещание счастья, монументы на колесиках, ни дня без ночи, уголок гуманиста, философское, ходите и кадите
Subscribe

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Макаронные россыпи

    Френдесса призналась мне, что макаронные изделия для нее все на одно лицо: "Для меня всю жизнь оно делилось на макароны (трубочки), вермишель…

  • Капустный салат с соусом табаско

    Очень удобный салат для пикника, шведского стола, приема гостей. Особенно хорош тем, что его можно приготовить зара­нее и оставить на ночь в…

  • Рыба в сливках и хрене

    Сочетание хрена и сливок на первый взгляд кажется странноватым. На самом деле острота одного компонента прекрасно сглаживается мягкостью другого. А…