Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Открытое письмо юному автору

От граммар-наци

Пришло письмо, автор которого так вежлив, любезен и искренне верит в то, что ему удалось написать нечто стоящее, что я в очередной раз чувствую себя пожирателем младенцев. Я не могу, просто-напросто не могу относиться к подобным ситуациям со спокойным пренебрежением. Я вообще не очень спокойный человек, если кто не заметил. И мне временами хочется объяснить не только данному автору, но и вообще всякому юному автору то, что им не объяснили, веря, будто "и так же ясно". Да ни хрена не ясно, объяснять надо, по пунктам, подробно и терпеливо. Как Макс. И как я совершенно не умею.

Но я попробую. Итак, отложу свой огнемет на полку и отвечу на письмо.

"Здравствуйте Инесса! Давно молча читаю ваш журнал, но писать и комментировать к сожалению смелости не хватает) Я конечно понимаю, что вас уже порядком достали посмотреть/прочитать/рецензировать свои романы. Как понимаю и самих авторов – очень сложно найти профессионалов в этом деле, к тому же в открытом доступе. Вы одна из немногих)) Мало надеюсь на успех, но все же... Набираюсь наглости и хочу тоже попросить посмотреть свой первый роман.
Я вижу свои некоторые ошибки, редко первый блин получается годным, да и объективности недостаточно. Мне бы просто понять – есть что-то в нем, идеи, сюжет, интересные герои? Стоит ли дальше писать или это абсолютно не мое...Даже нескольких строк от опытного автора будет достаточно))
Когда попросила посмотреть других, в частности критиков на СИ, отбраковали по жанру. Мол, ничего хорошего по определению в нем быть не может, даже на разгромный разбор. Хотя у них были разобраны и гораздо худшие вещи... К мужчинам соваться вообще не стоит – нет шансов уцелеть. А я начала писать именно из-за того, что считаю, что не жанр виноват и можно написать хорошую вещь по любой теме, было бы желание. А жанр – это только антураж для героя, среда в которой он может проявить себя и стать лучше.
С верой и надеждой, но отлично понимая, если не будет желания и времени, Эльвира.
Если все-таки заинтересует – http://samlib.ru/s/safarina_e/200.shtml
Заранее не обижаюсь на удаление и бан))
"

Проблема данного автора заключается в том, что роман написан в жанре омегаверс. Мир в таком жанре бывает одно-, дву- или трехполым, но общее для него правило неизменно: часть мужчин рождается со способностью к течке. И в состоянии течки эти несчастные беззащитны перед инстинктом размножения, каковой сами провоцируют со страшной силой. Собачья свадьба, но в исполнении людей.

Я не раз писала о том, каковы могут быть последствия такой оргазмической химии после того, как участники соития протрезвеют от химической атаки. Но все это слишком сложно для человека, написавшего свой первый роман и не понимающего, что с ним не так. А между тем все ошибки типичны. И я могу написать подобное письмо практически любому юному автору, который, уж извините, на деле Йуный Аффтар, король фикбука. Которого, замечу, и там высмеивают, хотя уж чья бы корова мычала...

Однако я согласна, что и в этом стремном жанре биохимической любви можно писать хорошим языком и даже создавать вполне жизненные ситуации – как, например, здесь: тоже строптивая, нестандартная омега, которой не нравится идея служить и ублажать. И альфа, готовый ради покорения этой омеги на все, хотя его система ценностей и его психологические установки протестуют против зова тела. Конечно, история, как всегда в омегаверсе, кружит вокруг неизменного "Кто кого трахнет", а конфликт только кажется таковым, поскольку альфа сам, гм, не без омежьих пристрастий, но это хоть какая-то попытка пойти другим путем, а не тем, который омегаверс прописал раз и навсегда совсем.

Но вернемся к первому роману нашего Йуного Аффтара.

Эльвира, первое, что скажу вам и всем остальным, начинающим писать свое: садитесь за изучение того, как расставляются запятые и приведите в порядок грамотность в тексте. Ваша пунктуация – то, что отпугивает сразу и сильнее собственно текста. Вы постоянно ставите запятые между подлежащим и сказуемым, от балды, зато ни вводные предложения, ни причастия-деепричастия, ни обращения запятыми не выделяете. Эта стремная особенность фикбучных текстов в сочетании с жанром омегаверса просто вышвыривает из текста и критика, и читателя.

"К черту этот дурацкий бал!" – подумал я, и в сотый раз поправил фильтры в носу. Те жутко чесались, и все время норовили выпасть... Подумать только, слово, какое мерзкое придумали – ублажать.

Буквально первые фразы, а читать уже в лом: пунктуация фандомная, жанр фандомный, первый бал омеги, которого вот-вот трахнут. То есть выдадут замуж. Такое читают только фикридеры. И дальше с грамотой не лучше:

Лишь несколько черных как ночь прядей выбились со строгой прически.

Не "со", а "из" – и таких нелепостей в тексте много. Надоевшее "попросить прощение" ("прощениЯ", запомните уже); "расслабленный мужчина" ("расслабленный" в старину означало "параличный", а безграмотному сленгу в тексте от автора не место); "это было похуже выстрела в упор" (а как? примерно как гранату в рот?) и тому подобное.

Я что собачка чтобы привыкать к нему? От гнева и смущения я стал задыхаться, а голове застучали молоточки.
- Но я не хочу быть с тобой! Мне вообще ни один альфа не нужен! Я учится пойду. – упрямо насупившись, заявил я. – Он лишь расхохотался на это.
– Опять запятые и "тся" вместо "ться".

Опечатки, так же, как на фикбуке, постоянно, горстями:

Вот ведь самоуверенные хам, я тут пыхчу как ежик, а ему хоть бы хны! – Вы самоуверенные хам! От так ота, милсдарь!

И через несколько строк:

- Нет, – буркнул я и совершенно случайно наступил ему на ноги. – Что, сразу на обе?

Почистите текст, может, критики и не будут разбегаться, как оглашенные. Хотя жанр как пугал, так и пугает.

Миры, в которых женщин нет, а есть только мужчины, половина которых репродуктивно функционирует по-женски, описаны не только в омегаверсе. Вы "Лестницу из терновника" Максима Далина читали? Конечно, тупость родимого критика и на ней оттаптывается, но это уже дело людей, у которых вместо мозгов вечное аниме. Почитайте и поймете: говорить о том, что вы меняете рамки жанра, можно лишь тогда, когда вы их действительно меняете. А что мы видим у вас?

Мы видим типичный омегаверс. Мир не продуман, а попросту взят из фандомного канона: все омеги – желанные альфам симпатяжкки, все они в 18 получают мужа на балу, потому что воняют сексом и альфам не устоять. Ни супрессантов, ни носовых фильтров, ни каких бы то ни было способов спасти мозги людей и не допускать их превращения в животных эта цивилизация (в которой есть роботы, звездолеты и развитая индустрия) до последнего времени не изобрела, фильтры и маски появились недавно. Так и жили люди (условно люди) тысячи лет от течки до течки омег. Подобное состояние, мягко говоря, попросту не дало бы им развиться из дикого состояния до цивилизованного общества – это сложно делать, не отвлекаясь от нимфомании и сексоголизма.

Ладно, смотрим, что у нас с сюжетом. Строптивый омега-карьерист, весь хитрый план которого сводится к фильтрам в носу и намерению пережить бал и сохранить свободу. Сотни раз было. И всегда чем заканчивалось? Тем, что строптивец немедля кому-то нравился, пытался отвадить кавалера, потом видел чью-то пылкую еблю, ему хотелось того же, он сдавался ухажеру... Что мы и видим.

Пока я себя разглядывал, дверь с грохотом ударилась об стену и комнату ввалились трое вцепившихся в друг друга мужчин. В разгоряченных альфах я узнал знакомых уже братьев блондинов. А между ними виднелась макушка какого-то светловолосого омеги. Альфы увлечено лапали и целовали паренька в рубиновой рубашке, а тот совсем им не сопротивлялся. Даже, наоборот, с силой гладил их по волосам, терся об их тела и тихонько стонал от непристойных ласк.

И вот уже главгерой сдается с потрохами своему фиолетовоглазому суженому.

Мужчина глубоко вдохнул. Потом еще раз. Зрачки его расширились и захватили почти всю радужку, оставив лишь тонкий фиолетовый ободок вокруг. Одна рука за талию прижала к его груди, а другая приподняла подбородок. Теплые губы на мгновение накрыли мой рот, и будто разряд тока промчался сквозь меня.
Он тут же отстранился, а я в смятении смотрел на него. И что и это было, поцелуй? Видимо мое недоумение отразилось на лице, так как Ольхан запустил одну руку в волосы и, сжав их, откинул мою голову как ему удобнее. А потом поцеловал по-настоящему. Жадный рот обрушился на мой, а наглый язык ворвался в рот. Его губы сминали и терзали, руки шарили по телу то, гладя, то сжимая меня. Вместо того чтобы испытать отвращение, я чувствовал как знакомое тепло собирается внизу живота, как дыхание перехватывает, а ноги подкашиваются. Я и не заметил, что стал отвечать бесцеремонному захватчику, как вцепился в лацканы его пиджака и прижался к явно возбужденному мужчине.
Он оторвался от моего рта и стал целовать и покусывать чувствительное местечко на шее, я чуть на пол не рухнул от приятной волны.
- Какой ты сладкий, – пробормотал Ольхан мне в ухо. Горячие руки пробрались под рубашку и теперь гладили напряженную спину. И лишь когда он огромными ручищами сжал мою попу, я очнулся. Что я делаю?


Начиная с фиолетовых глаз, все очень и очень стандартно. Фандомненько, я бы сказала. И даже ошибки типично фандомные: диковатые словечки и выражения...

Моя свобода сегодня точно бы закончилась. Этот альфа и так на меня зырит как на свою собственность.
...
- У тебя началась течка? – бесцеремонно рявкнул батя.
– И зачем это "зырит", "батя" – от персонажа, приглашенного на императорский бал? Чтобы текст выглядел по-пацански?

А потом добродушие и веселость слетели с его лица подобно старой коже, и обнажилось другое, настоящее лицо – властное, расчетливое и жестокое. – Старая кожа, слезающая с лица – кошмарный образ, не имеющий ничего общего с резкой переменой выражения.

Но вот мы добираемся до момента, когда конфликт разворачивается во всю ивановскую: бедному мечтателю-омеге достался, оказывается, муж-маньяк.

- А сейчас мы пойдем к твоим родителям, и ты им скажешь, что влюбился в меня с первого взгляда и хочешь поскорее жениться. А чтобы думал быстрее, представь, как им будет тяжело, когда твоего отца с позором выгонят со службы. – Все это он сказал спокойным, даже скучающим голосом.
Я в ужасе молчал и ничего перед собой не видел. Служба отца – его самая большая гордость. Без нее он возненавидит все на свете. Каким же низким человеком он должен быть, раз угрожает таким. И неужели у него есть такая власть? Получается, Ольхон уже знал обо мне...он что, следил за мной?
...
- Знаешь Томми, ты мне очень напоминаешь моего любимого папочку. Он тоже любил свободу, и хотел приносить пользу. Он был строителем, чертовски хорошим строителем! И возводил прекрасные мосты, – его глаза затуманились от воспоминаний. – А однажды, он просто не вернулся... Оказывается на него рухнула какая-то балка, и все...Он умер мгновенно. Но не это самое страшное, – он до боли сдавил мой подбородок пальцами. – Через месяц застрелился отец. Прямо на моих глазах. Он выстрелил себе в голову, ты это представляешь Томас?? – голос его дрожал, а лицо исказилось. – А мне было всего тринадцать... И тогда я поклялся, что если... когда у меня появиться муж, то я даже дышать ему не позволю без своего разрешения! – закончил он, весело улыбаясь.


Ну почему, почему вы все пытаетесь одним махом уконтрапупить вопросы насчет ядра характера персонажа расхожими фишками про маньяков? Через раз погибель родителей (сколько персонажей фикерских ррроманов растет сиротами), данные над гробом клятвы, которые через двадцать лет исполняются в точности...

Поверьте мне, для человека 34 лет, каковым является министр Ольхан (юный министр, прямо скажем), обещания, данные им в раннем пубертате, не так уж важны. Более того, в этом возрасте политик был бы уже женат. На дочке/сыне другого политика, а скорее всего, на дочке/сыне спонсора своей выборной кампании. Политика – это сфера сделок, а середина четвертого десятка – возраст сделок. Только в юности можно представлять себе сферического министра-богача-холостяка в вакууме, собирающегося жениться на сладком мальчонке, которого как-то увидел на вечерине и решил заполучить. Министр бы попытался заполучить мальчика в любовники, а женился на деньгах или на отпрыске полезного человека.

И никакие разъяснения, как министр дошел до жизни такой, через смерть родителей и войну в тамошнем Афганистане, не придают образу достоверности. Потому что постоянно какие-то противоречия:

Ох, Том, оказался ожившей мечтой... Мечтой о партнере равном, сильном и дерзком. Ольхан просто не мог позволить себе отпустить его. Только разве можно удержать мечту насильно? Мужчина даже предположить не мог, что все его планы пойдут насмарку. Он думал, что Томас, будет сопротивляется поначалу, а потом смирится. А если все-таки не смирится, у него есть сотня способов его уломать. Альфа он или нет? Оказавшись в его доме, ему придется уступить. Хотя некоторая ершистость парня даже нравилась мужчине. С этим омегой Ольхан не будет скучать, он был уверен.

Так он мечтал о равном партнере или о смирившейся рожалке? Верил или не верил, что можно удержать мечту насильно? Хотел не скучать или чтобы все было по его? В одном абзаце персонаж ухитряется перекинуться через себя раза три. Министр!

Странен и спаситель главгероя от суженого-маньяка – бывший уголовный авторитет, причем омега.

Омеге очень повезло – его первым альфой оказался неплохой парень, хоть и бандит. Он принял его в свою шайку, "Короли улиц" так они себя называли. С ним омега смог выжить там, где остальные не продержались бы и месяц. И даже если он не ел неделю, не спал столько же, а против него пятеро обезумевших мерзавцев, научил не сдаваться. А когда его альфу застрелили, на одной из глупых разборок за территорию ... – Зорат слепо уставился куда-то поверх моей головы. – Тогда омега сам возглавил шайку... Я же говорил, он был очень умным. А еще наглым, упрямым зверенышем, до смерти дравшимся за свое. Когда погиб главарь, началась грызня за власть и их всех чуть не поимели полицейские. И лишь омега смог их спасти от вечности на орбитальной тюрьме. Он еще много раз вытаскивал их неблагодарные шкуры из неприятностей. Только тогда бандиты признали его, и он стал их вожаком на целых десять лет. Но хоть он и не пачкал себя грязными делами, быть свидетелем, как его друзья погибают один за другим, ему надоело. Омега ушел с улицы и открыл себе дело, потом второе, рекой потекли деньги...

Это все какая-то надуманная фигня, извините. Либо омеги данного мира просто дырки, у которых – а главное, от которых – в течку сносит голову, либо есть и рабочие омеги, которые чем-то занимаются, а не только беспрерывно трахаются и рожают. Рабочие девушки в мире без девушек, у которых есть права и социальные роли, не только биологические. Ну и некоторые мафиями руководят, чо. И вроде сказано: да, есть и рабочие омеги, карьеристы, деятели – но мальчику-то упорно прочат роль дырки. А ведь он не из бедной семьи, так почему родной отец его продает, как кобылу, психу с манией, за повышение по службе?

Капитан, под началом которого омега-беглец начинает карьеру, тоже выглядит шаблонно, как персонаж компьютерной игры.

Впереди, будто бушприт старинного корабля, рассекал толпу накачанный альфа с выбеленным коротким ежиком на голове, и с самым жутким лицом, который я только видел. Сразу в глаза бросался огромный уродливый шрам на левой стороне лица. Он начинался у висков, и чудом не задев глаз, спускался вниз, скривив уголок губ в злой ухмылке. Светло-голубые глаза оставались холодными даже когда он смеялся. А надменное выражение на лице будто говорило, что ему на всех наплевать... Я поразился увиденному контрасту – обезображенное лицо и прекрасное загорелое тело. Которое, в данный момент, стремительно надвигалось ко мне. И что ему надо? – Того самого и надо. Пора взрослеть, мальчик, и перестать хлопать ресницами.

Однако странности продолжаются: перед нами вроде как жестокий и беспринципный негодяй, у которого на первом месте деньги. И что он делает, поняв, кто перед ним?

Хотя, за любую информацию о тебе, я слышал, назначили награду в пятьсот тысяч марок.
Черт возьми! Я ошарашено хлопал глазами. Да за такие деньги десяток Томасов купить можно, и еще останется. Недоверчиво покосился на развалившегося капитана – неужели его не прельщает возможность резко разбогатеть? Он только усмехнулся.
- Не дрейф, я своих не выдаю. А раз мы заключили сделку, значит ты уже в моей команде Максим. Или Томас? Вот что, буду звать тебя Томасом, люди на корабле не болтливые, а у меня нет времени играть в шпионов.
– Да какой этот Томас ему свой? Шрамоносный капитан знает мальчишку несколько минут, но не может не знать: министр его в блинчик раскатает за те же несколько минут, если узнает, кто вывез возлюбленного женишка с планеты. Какой деляга свяжется с таким геморроем и откажется от денег за слив данных?

Обоснуй дохнет и валяется по всему тексту трупом.

Да и омега, попавший на императорский бал – он кто? Автор вроде и рассказывает о мечтах парнишки, и об амбициях, и о семье, но это все производит впечатление пустых капризов. В принципе, молодняк так и выбирает себе "дело жизни": я хочу! И умри все живое.

- Максим, ты же не нашел себе пару на балу, так? А ведь ты красивый, умный и удивительный парень. И я еще никогда не встречал омегу так не хотящего жениться, – добродушно улыбнулся мне альфа, голубые глаза так и сияли от удовольствия. – А я люблю все экзотичное.

Пока никаких признаков ума герой не обнаружил (если только не сравнивать с существом, способных исключительно ноги раздвигать). Он упрямец, но это не признак ума. Он хочет иметь работу, ради своей мечты он кинул самого министра, дал в морду пирату, предложившему ему работу личной шлюхи, и собрался бегать от всесильного жениха вечно... Притом, что у героя еще не было течки. А она, по условиям, полностью меняет личность, если не сказать "уничтожает". Почему-то никаких идей насчет предотвращения своего личного пиздеца у "умного парня" нет и неизвестно.

ГГ устраивается-таки на космолет, но министр находит его и там. И оказывается, что капитан вовсе не такой смельчак, каким представлялся.

- Ох, Томас, да кто я такой, что бы стоять на пути всемогущего ужаса Империи? Я простой капитан маленького корабля и хочу оставаться им впредь. И каким бы ты не был хорошеньким омегой, мое место мне дороже, – он виновато развел руками. – А то еще на верфи отправят или на ближайшем астероиде прикопают – протянул он задумчиво. Хотя испуганным капитан не выглядел, скорее раздосадованным. – Стоп-стоп-стоп. Капитан же в курсе, от кого этот Томми бегал всю дорогу. И вот он уже вроде как не в курсе и весь их себя маленький человек на маленьком корабле. А раньше что это было?

Семь пятниц на неделе. У каждого в этой истории семь пятниц на неделе, каждый противоречит сам себе: любящий отец продает сына маньяку, маньяк мечтает о равноправном партнере, чтобы запереть его в спальне, капитан знает, с кем связался, и не знает одновременно, Томас видеть не желает своего женишка, но бесится, когда тот перестает за ним таскаться хвостом, оказавшись на одном с Томми космолете...

Но окончательно меня добила сцена спасения котят. На корабле, захваченном пиратами и разгерметизированном.

Первые три раза мне не везло, все три котенка, угольно черного цвета, оказались окончательно мертвы. Было до слез жалко эти мокрые комочки, еще недавно теплые и мерно спящие, а теперь холодные как лед. Лишь в четвертый раз, яркий как солнышко, тигренок в моей руке вздрогнул, чихнул и открыл янтарные глазки. Блиин, я как будто сам его родил! Так радостно и тепло стало на душе...

А дальше опять по накатанной: спасение едва не погибшего Томаса героическим министром (вот интересно, кто делал работу этого министра, пока он бегал за своим женишком по всей планете и за ее пределами?), рождение любви и первый секс (и всенепременное "ни одного места, которое он бы не попробовал", "обжигая друг друга до пепла" и "твердый и горячий, с бархатной головкой и перевитый пульсирующими синими венами").

Единственное, что выпадает из канона, это гениальное (по меркам фандома) озарение: а секс-то, оказывается, ничего в человеке не меняет! "Вот это номер, я чуть не помер".

Я думал – он изменился, раз он здесь, со мной. Он думал – изменился я, раз я с ним. Мы оба крупно ошибались...

Продолжать эту беготню по кругу, когда непонятно, кто за кем носится, можно было и три книги, и пять. Чем, собственно, и занимались Анна и Серж Голон в "Анжелике". Каковую Анжелику этот Томми изрядно напоминает, только Анжелика на порядок безнравственней.

Однако финал такой финал... От первого секса Томас родил сыночка, а министр подарил ему космолет и разрешил служить на космолете хоть капитаном, хоть носовым украшением. Удивительно, как раньше не додумался до такого простого решения: дать парню поучиться, поработать, побыть собой – а там уже заделать ребенка и посадить дите воспитывать. С родителями беглый омега помирился, а то нехорошо мучить батю, который тебя продал. И папочку, который внезапно понял, что просрал лучшие годы в домохозяйках.

Виктор ходил мрачнее тучи, даже не заметив, как резко поседели его виски. – Ох, аффтар, аффтар... Виктор в идеале что, должен был сидеть и наблюдать, как седеют его виски – резко или не резко?

Словом, хеппи-энд заключается в том, что министр полностью прогнулся под молодого мужа и отбросил свое маньячество, словно надоевшую придурь. Как будто такое вообще возможно.

Налицо проблема всех младоаффтаров, фикеры они или нет. Они пишут о любви не как об отношениях, а как о поединке: кто кому первым вынесет мозги. Потому что в самиздатовско-фикерской литературе давно сформировалась тенденция описывать, как "нижний" – омега это или женщина, неважно – выебет "верхнему" все содержимое черепа. Хамоватые попаданки, принцессы-пацанки, омеги-трудоголики... Все они одинаковы. И проблема у них одинаковая, средневековая, неактуальная со времен Веры Палны с ее фрейдистскими снами про алюминиевые колонны. Выдуманное срендивековье (с космолетами, роботами и бластерами) не делает эту проблему злободневной.

Современная женщина или ее омега-подобие может работать, хоть уработаться. Кстати, большинство родительниц охотно сидело бы дома и наслаждалось сериалами. Но мужики и альфы нередко успевают задушить диван первыми – и тетки со вздохом идут работать. Есть, конечно, сугубо мужские профессии, где женщины редкость. И то женщинам, как правило, ставят препоны не женихи и не родители, а вузы, куда сложно поступить, да предприятия, на которых тетеньки как работники не приветствуются. Поэтому истории про "пустите меня работать, а то никакого секса" воспринимаются не как роман/повесть с идеей, а как любовное чтиво: когда это шебутное существо уже трахнут? и кто будет первым – министр, кэп или вообще левый чувак?

Словом, литература на любителя. И все в ней какое-то стереотипно-картонное, читать и разбирать это всерьез не получается. Жанр действительно не виноват, виноват формат, которому, сам того не замечая, следует всякий молодой автор, собирая на себя все штампы и косяки жанра. До оригинальных идей и сеттингов надо дорасти. Можно, конечно, пробовать себя так и сяк, но работы, сами видите, – непочатый край.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Папуасы цифровой цивилизации

    Упомянули недавно в беседе с френдом традиционное и индустриальное общество: дескать, еще три десятка лет назад мы жили по законам первого, а…

  • Vendete ergo sum — "продаюсь, следовательно, существую"

    Вот так задумаешься над условностью в искусстве, а мысль сама раз — и перескакивает на всякую неприличность. И уже не в искусстве, а буквально во…

  • Внутре у русской интеллигенции

    Забавное существо этот наш современный интеллигент. Недавно на фейсбуке иносказательно описала случай, когда товарищ, читавший здесь мою статью для…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 481 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Папуасы цифровой цивилизации

    Упомянули недавно в беседе с френдом традиционное и индустриальное общество: дескать, еще три десятка лет назад мы жили по законам первого, а…

  • Vendete ergo sum — "продаюсь, следовательно, существую"

    Вот так задумаешься над условностью в искусстве, а мысль сама раз — и перескакивает на всякую неприличность. И уже не в искусстве, а буквально во…

  • Внутре у русской интеллигенции

    Забавное существо этот наш современный интеллигент. Недавно на фейсбуке иносказательно описала случай, когда товарищ, читавший здесь мою статью для…