Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Цвет сладкой крови нимф

Киндер-сюрприз

Поскольку рассказов, которые я собираюсь разбирать детально, в нынешнюю "Чепуху" выпало аж целых три, сделаю-ка я то, что называю внутренней рецензией, она же редакторский разбор. И все научатся на чужих ошибках. Никто не против? Ну вот и ладушки. Начну с рассказа "Гениусим".

Мария Ровная права, утверждая: первая фраза любого произведения должна быть сильной, ударной. Это хоть не обязательно (а что в литературе обязательно?), но желательно. Увы, фраза: "Однажды Мася уехал в отпуск", – не совсем ударная фраза. Над ней можно и поработать. Ну или на будущее учесть и делать первую фразу более интригующей, что ли.

"Масей Марка Яковлевича Длиннова обозвала бабушка при первом знакомстве, когда Мася уже вошел в солидный возраст приблизительно пяти дней отроду. Слов нет, имечко ему тогда подошло, и подходило еще лет семь, после чего Мася начал страдать. Страдал примерно девять классов, а потом как-то очень стремительно возмужал, обрел теоретическую (практиковаться ни бабушка, ни мама не позволяли) возможность давать сдачи тем, кто над ним смеялся, и начал относиться к своему имени философски".

Поскольку разбирать строчку за строчкой рассказ – это очень много текста, попробую, как всегда, обойтись экспресс-методом Макса Далина. Какие у нас претензии к этому абзацу?

Претензии есть:
а) бабушка внука не "обозвала", это же не оскорбление – быть масей в пятидневном возрасте, а "нарекла", "назвала", словом, поименовала;
б) "отроду" и "от роду" – разные выражения: "отроду" значит "сроду", с рождения ("Отроду не видел такой красоты"); "от роду" значит "от рождения" ("Пяти лет от роду");
в) "имечко" имеет пренебрежительный или оскорбительный оттенок, как будто героя обозвали – и за дело, сам виноват;
г) "подходило еще лет семь" – ну какой мальчишка семь лет безропотно будет зваться Масей, до самой школы? Скорее всего страдать он начал лет через пять;
д) "обрел теоретическую (практиковаться ни бабушка, ни мама не позволяли) возможность давать сдачи" – получается, что он не выходил из воли тетенек, запрещавших ему драться? Это не очень хорошая характеристика для мальчика, как и "теоретическая" возможность давать сдачи. Теоретической возможности такого рода не существует, ты либо научился давать сдачи, либо не научился, но веришь, что если что – отпиздишь любого. Самонадеянность игрока, наблатыкавшегося на симуляторах, что он может водить болид.

Эта общая для молодых авторов проблема: не всегда они понимают оттенок значения слова, ими употребляемого. Меж тем нюансы придают картине незапланированный вид. Авторам – всем – нужна точность каждого слова.

Затем – ритмика. Перечитывайте вслух, некоторые фразы на вид ничего, а на слух корявы.

"Только поэтому обычное нытье одного из своих бывших одноклассников, Юрика Орлова, и может выслушивать – тихо посмеиваясь в щетину или скрипя зубами." – Вариант "Только поэтому он и может выслушивать нытье одного из бывших одноклассников, Юрика Орлова, – тихо посмеиваясь в щетину или скрипя зубами". "Обычное", "своих" – лишние уточнения, утяжеляющие текст.

Или фраза: "Еще он отчаянно завидовал яхте (к которой Мася, вообще-то, имел отношение весьма косвенное) и постоянно норовил помериться с другом силами." – Не лучше ли написать: "Еще он отчаянно завидовал яхте (к которой Мася имел косвенное отношение) и постоянно норовил помериться силами с другом"?

Или вот: "Мася очень быстро освоил жанр похожей на книжки писанины Юрика и теперь иногда развлекался подобным образом. Юмористические похождения угрюмого гориллообразного пирата, похожего на персонажа одной из онлайн-бродилок, собрали кучу гомонящих, как чайки, читателей." – Не нужно уточнять, похожа писанина на книжки или не похожа, это немного странно звучит, особенно в наше время, когда в виде книжек выходит любая чозахерь. Просто "писанины" достаточно. Как и уточнение, на кого похож пират из Масиных книжек. И тавтология получается: два "похожих" в соседних фразах. Впрочем, похожесть пирата на перса бродилки можно оставить, если он – аллюзия на определенную игру (я-то в них не разбираюсь, так что не знаю, есть ли такой перс).

Отлавливать тавтологию надо, когда текст вылежится, в свежем ее глаз не различает. Например: "Утром четвертого дня Мася подскочил в неведомую рань без будильника и только после кофе вспомнил – на работу только послезавтра". Одно "только" всегда можно заменить на "лишь".

Больше проблем кроется в лишних словах: они усложняют рисунок фразы, ничего ей не добавляя, кроме громоздкости. Плюс порядок слов, который в русском языке прихотлив и сильно влияет как на ритмику, так и на восприятие. Последнее слово в предложении ударное, но порой имеет смысл выбрать самый простой порядок, чтобы фраза читалась легче и воспринималась легче.

Некоторые моменты в тексте греют писательскую душу:
"- Ну ты подумай все-таки, – нудел Юрик не реже раза в неделю. – Тираж-то минимум пять тыщ, за это ты получишь как минимум пять процентов от выручки! А если хорошо пойдет, то и допечатают, хорошо же!"

Здесь мы имеем вариант шутки для своих, для профессионалов (я такие очень люблю, но их невозможно объяснить широкой публике без обширнейших примечаний).

Юрик, если вообще издавался, должен знать: с допечаток хрена лысого получишь, а не "хорошо же". Допечатки – не что иное как способ украсть у автора потиражные: печатаются втихаря дополнительные экземпляры, которые нигде не проходят и автор ничего о них не знает. И продаются, а деньги – издателю, автор же может отсосать. У издателя. Если это "хорошо" – ирония, то ирония в отношении Юрика, который глуп, как пуп, вот и рекомендует другу один из способов быть обокраденным. И потиражные 5% от пятитысячника, и черные допечатки – это кабальные условия, копейки за работу, которая занимает несколько месяцев. Как тут не прельститься "медом юрикова нудежа"!

Кстати, отыменные прилагательные типа "Юриков", "Масин", "Сашин", "Витин" пишутся с большой буквы, а отфамильные – "орловские", "есенинские", "лазаревские", "сократовские" – с маленькой. Тонкость, которую и я довольно долго не замечала. Пока писать не начала.

Сразу узнала себя и друзей во фразе: "Вот прямо перед отъездом и просочился, вперемешку с жалобами на злобную гидру Жанну Курихину, ее дружка Вадима Горького и серпентария, состоящего из их хомяков". В свете покушения на депутата по фамилии Курихин, а также обещаний Щепетнова поломать мне, Горькому Далину и еще одной своей критикессе Диане Удовиченко много-много костей фамилия моей персонификации звучит еще смешнее.

Итак, Мася вырос, оброс мышцой, завел себе друга, над которым разве что смеяться хорошо (у кого из нас нет на контрасте-на подхвате таких Юриков?) – и ушел в отпуск. Возвращается – упс! – а Самиздат ИздайСам-то пустой. "Мой вагон пустой!"

"До масиного отъезда – а было это всего лишь три недели назад! – ИздайСам походил на несвежий труп, в котором копошатся килограммы личинок: Юрик вообще считал себя мастером метафор." – Здесь явно пропущено "по выражению Орлова", иначе непонятно, почему сравнение, пришедшее как бы на ум Масе, характеризует Юрика. И правда, только эльфоёблюб Юрик мог додуматься взвешивать личинки и считать их на килограммы. Человек пообразованней сказал бы "мириады". Хороший речевой ход. У Юрика вообще с речевыми характеристиками богато.

Словом, Мася прибыл и увидел, что это хорошо литресурс, главный рассадник графоманья молодых талантов переживает невиданный спад из-за... компьютерной игры. Называлась игра "ГениуСим", то есть "Симулятор Гениальности", если расшифровать нехитрый код. И была она... отвратна.

Присказка насчет литературного языка – то всё присказка была, чтобы автору было что шлифовать (не расслабляемся! шлифуем!). Сейчас сказка будет. Потому что игра мне показалась ахренительной. Эх, будь у меня лишние деньги в количестве, необходимом для запиливания новой игры, я бы Гениусим заказала. И пропиарила бы, и даже открыла срач комменты ради такого дела на СИ. Понятно, что эффекта вроде описанного Крис не добилась бы – но хотя бы показала младоаффтарам, на кого они все похожи и на что покупаются...

"Мася обалдело прокручивал возможные облики. Тела перенакачанные, как надутый бодибилдер, тела худющие – но зато с выпирающими во все стороны достоинствами, дикие, ядовитые расцветки глаз, волос и когтей, безобразные тряпки, которые изображают одежду... И все это великолепие дурно и неумело прорисовано в 2D. Кажется, это должно быть красиво – но на чей, черт возьми, взгляд?"

Мася, сразу поняв, что в игре долго не пробудет, выбрал персонаж попользоваться – сташненького мелкого гоблина (будучи в реале двумя метрами мужской красоты, знаешь, что красота отнюдь не столь полезна, как про нее думают), назвал Чувырлой и пошел, куда позвали. А позвали его в чертоги разума Юрика.

"- Добро пожаловать в мою Обитатель, – пафосно изрек Юрик. Его персонаж, тощий эльф с лицом манерной проститутки и волосами, волочащимися по полу, подмигнул и добавил, выпячивая губы:
- Проходи, лапочка. Я люблю гостей.
"

Йес, эльф с лицом манерной проститутки и повадками манерной пидовки, путающий "обитатель" и "обитель" – емкое отражение внутренней сути.

Хотя меня одолевают сомнения: нешто мужчины-игроки выбирают таких персонажей? Мне казалось, мужики в массе своей играют чем-то брутальным или комичным, или вообще девушками – но не пидовками-Адонисами. Хотя в играх я не разбираюсь, просто спрашиваю. Фразы, выдаваемые персонажами помимо воли игроков, великолепны. То манерная проститутка-ельф породит: "Грязные варвары. Надо вас отмыть", то Чувырла поддакнет: "Мое лицо осветило заходящее солнце, окрасив его в цвет сладкой крови нимф". В играх персонажи и правда мочат такие корки?

И я бы предложила автору пару-тройку примечаний в конце рассказа забубенить. Пояснить, что такое "суммон" и "ачив" для не-геймеров, значение "кг/ам" для лиц, не посещающих литресурсы. Так, для проформы, мы ведь вымирающая раса.

Признаю, для сюжета неважно, кем играют мужики в нашем, реальном мире. Ведь Гениусим выворачивает игроков сутью наружу. Кем бы себя ни ощущал Юрик в реале, а в литературе был он манерной проституткой, любящей безвкусные блестяшки и путающей не только обитель с обитателем, но и светское обращение с бордельным. А Мася был кривым уродцем, который тут, в краю Почти Изданных, оказался по недоразумению. Намеренно это сделано или случайно вышло – несущественно. Вышло хорошо.

Тем более лестно обнаружить себя с компанией в виде драконов Гениусима.

"Где-то посередине игрового мира, в огромной горе живут драконы. У них тьма-тьмущая каких-то очень ценных штук, каждая во много раз ценнее обычной блестяшки. Однако драконы никому никогда их не дают, украсть их нельзя, и вообще плевать те драконы хотели на Гениев. Огнем. Они никогда не устраивали налетов, не крушили Обители, и вообще просто занимались своими делами – правда, очень не любили, когда к ним кто-то приходил: у лазутчика просто не было никаких шансов.
Собственно легенда состояла в том, что драконов якобы можно победить – когда соберется сто тысяч Гениев с миллионом блестяшек каждый. Никому не было достоверно известно, так ли это, и вообще информация больше всего походила на утку. Однако игроки верили – и активно собирали ополчение.
Впрочем, драконьих блестяшек тоже никто никогда не видел. Но ведь не могут же драконы просто сидеть в горе? Они наверняка что-нибудь сторожат!
И это что-нибудь непременно надо отобрать.
Нормальному Гению без этого спокойной жизни не будет
".

Очень точное наблюдение. Мы, драконы, по мнению обитателей Обителей, не можем просто сидеть и заниматься делом. Мы то ли шпионим, то ли воюем, то ли жить мешаем, то ли ценности прячем. От народного ока, которому Сауроново в подглазные мешки не годится. Поэтому местное население должно неусыпно передавать из уст в уста легенду, как воевать драконов, плюющих на Гениев, что впаривают друг другу блестяшки.

Однако если Гении только болтали и стремались, то настырный гоблин Чувырла решил выяснить, что да как. Пошел и выяснил, на чем и гоблинская жизнь его в Гениусиме закончилась, и Мася закончился как писатель. "Достижение "Эпический драконоборец" получено". Через секунду оно сменилось тускло светящимся таймером: "До возрождения 71:59:46". Канун да ладан. После которого, сколь ни удивительно, всё только началось. Появились у Маси настоящие друзья и настоящие собеседники на литературной ниве. А это, если разобраться, ценней любых блестяшек и эпических достижений.

Также очень хорош пассаж об издательствах, выбирающих, кого им печатать, по количеству блестяшек у настырных Гениев в дурацкой игре. В точку!

А отсюда мораль: невзирая на недочеты, рассказ хороший и живой. Хорошо, что Крис его написала.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Финал "Дерьмового меча"

    Ну вот и все, родимые. Финал. "Дерьмовый меч" окончен. Но больше - ни-ког-да, всеми чертями всех преисподних клянусь. Потому что сколько ни…

  • Мать моя Ибена!

    Продолжение второй книги "Дерьмового меча". Скоро, очень скоро финал! И никаких больше Мурок, йухххууу!!! А на картинке - Софи Лорен и Джейн…

  • Больше никогда, клянусь мамой

    Продолжение второй книги забытого всеми (но только не мной) "Дерьмового меча". Финал, товарищи, финал уже близок. Видимо, еще пара фрагментов -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • Финал "Дерьмового меча"

    Ну вот и все, родимые. Финал. "Дерьмовый меч" окончен. Но больше - ни-ког-да, всеми чертями всех преисподних клянусь. Потому что сколько ни…

  • Мать моя Ибена!

    Продолжение второй книги "Дерьмового меча". Скоро, очень скоро финал! И никаких больше Мурок, йухххууу!!! А на картинке - Софи Лорен и Джейн…

  • Больше никогда, клянусь мамой

    Продолжение второй книги забытого всеми (но только не мной) "Дерьмового меча". Финал, товарищи, финал уже близок. Видимо, еще пара фрагментов -…