Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Ходоки за дофаминчиком

Оргазм мозга

Я обожаю писателей, женщин понимают только они…
Марсель Пруст "По направлению к Свану"

В ходе приватных бесед мы с Максом Далиным годами поражаемся многоцветью и разнотравью "интеллигентных дамочек", посещающих его блог (мущщина! умный! тонкий! писатель!). Они ходят сюда, как на панель подиум, демонстрировать красоту души своей. И это настолько ужасающее зрелище, что глаза на лоб лезут, буквально. Но несмотря на странность со зрением, я могу категоризировать сих душевно прекрасных существ одной левой.

Есть в Сети грубое, но емкое выражение "Да ты хуй!", означающее: с тобой, мил человек, обсуждать нечего, бесполезное дело даже срач затевать, настолько ты предсказуем и безнадежен. Его не принято применять к женщинам, а также к существам, залетевшим, гм, на огонек и ищущим общения. Хотя если ради общения визитер не желает мозгами шевелить, читать сабж, понимать мысль, в него вложенную – как его вообще назвать? Летающий хуй и есть. Налетит, всего тебя обкончает и будет ждать ответной услуги. Клубный разврат в сетевом варианте.

Но почему-то ходоки за серотонином, дофамином и окситоцином не понимают подоплеки своих действий. Они искренне полагают, что думать над комментами не обязательно, зато всё, что мозг перед оргазмом метет, можно слить в окошечко и будет хорошо. Причем обоим, и сливающему, и принимающему. Послушайте, мы живем в XXI веке, они что, про телефонный секс не слышали? Даже если не слышали, то повторяют, как по нотам.

Для начала надо найти абонента собеседника с бархатным голосом, у которого, по выражению Романа Шмаракова, правая грудь совершенно такая, как вам нравится. Потом заставить своего избранника, не мытьем, так катаньем, говорить вам всякие приятные вещи, называя их то критикой, то полемикой, при этот усердно наглаживая мозолистое тело – то, которое в мозгу. Вот это истинная критика, а вовсе не то высокомерие, что вы тут себе позволяете!

О чем и вещает у Макса очередная гуманистка, с ножом к горлу подбираясь: "высокомерие по отношению к тем, у кого "нет интеллекта и аналитического мышления" считаю вредным и неуместным. Как и позицию "в литературе нужно либо молчать, либо искать верные слова вопреки всему". Вернее, искать-то – нужно, согласна. Но когда человек начинает искать не с вашей стартовой позиции, а с позиции среднего 15 или 20-летнего, стОит ли оплёвывать ядом промежуточные результаты этого поиска? А дальше тому, кто берётся учить, на мой взгляд, нужна деликатность... я считаю, что жёсткая критика или попытка учить без запроса – неэтичны. Является ли публикация чего-нибудь в блоге или личном разделе СИ подобным запросом ко всем мимо проходящим? Мне кажется, скорее, нет, чем да".

И это оно – Максу. Который по чужим разделам-блогам с имхой на лопате (в отличие от записной гуманистки) не шастает, мнение свое высказывает у себя и холиваров не обожает. Максу, который бережно-внимателен и с существами, кхм, самого скромного интеллектуального уровня. Причем глянешь орлиным взором: эгегей, а поучающая-то особа здесь не первый раз цыганочку с выходом танцует! Я ведь ее помню, упитанную тетеньку в цветочек. И подозреваю, что ее чистые мотивации сомнительны. "Он сомнителен! О, он сомнителен!"

Помню, нечто подобное приходило учить все того же Макса, а там и меня, грешную, как критиковать отборное СИшное графоманьё. И очень быстро выяснилось: их говнолордие само пишет на СИ мутные, безграмотные опусы. Публика насладилась фразами типа: "Солнечный диск лениво двигался на запад. Сегодня дневное светило преодолевало свой путь по океану небесной синевы в гордом одиночестве. Лишь изредка стайки перистых облаков пытались встать на его пути, однако их потуги воспрепятствовать десанту воинства световых лучей были столь жалкими, что даже не заслуживали отдельного упоминания. Господина Рейнольда Рейнольдса, некроманта из Щитового королевства, который прокладывал свой путь через лесную чащобу, впрочем, борьба в небесной выси не касалась. То, что на первый взгляд, представлялось ему легкой прогулкой, на самом деле оказалось путешествием в недра того сакраментального места, где солнце не светит". Перловар едреный, фэнтези-прода по нему плачет. С такими талантами, разумеется, только и остается, что умолять критиков мягше быть с йуным толандом, напевнее.

На сей раз перед нами художница, весьма и весьма перезрелых лет, с могучими эстетическими находками. Ссылок, как водится, давать не буду – много чести. Я раскручивать бездарности не нанималась. Почему бездарности? А что это, по-вашему?

Цвиточег-3 Пызаж-1 Пызаж-3 Пызаж-4

Весь Арбат подобной живопи́сью утыкан, неразличимой в своей банальности. Пятачок за пучок, рукоделье дамское, даже если аффтар мужчина.

Так, смотрим дальше. Художница еще и фикерша с раздельчиком на СИ, со стыдливым объяснением: своего нет, поэтому порчу чужое. "Время и место действия "Истории с фотографией", самого крупного произведения раздела – Москва середины 90-х и её волшебная "изнанка", где обитают древние нечеловеческие расы: навы, шасы, люды, чуды, масаны. Мир, созданный В. Ю. Пановым и описанный в цикле "Тайный город". Основные события "Истории с фотографией" происходят на пару лет раньше первой книги о Тайном Городе: "Войны начинают неудачники". Автор привнёс в чужую вселенную не слишком много. Нескольких персонажей вместе с их частной историей, которая почти не пересекается с событиями книг Панова. Те, кто ещё не читал о Тайном Городе, могут получить от текста отдельное удовольствие, постепенно открывая для себя новый мир".

Фэнтезятинка с фандомных битв, как же без нее: "Услышав первые известия о войне, они смеялись и не верили, что это всерьёз. Кто-то бросает им вызов? Совершенным творениям Спящего, обитателям самого прекрасного из миров? Боль первых потерь заставила поверить: да. Поражения, одно за другим, научили стискивать зубы и сражаться в полную силу. Они никогда не были беззащитными неженками. Они создавали совершенное оружие и достигали немыслимого совершенства в боевых искусствах. Но мастерство, отточенное на тренировках и турнирах, пасовало перед диким, яростным напором тварей Тьмы. Один светлый воин стоил в бою десятка врагов, но он берёг себя, они – нет, и одолевали числом. Свет терял своих воинов одного за другим, но так и не смог остановить вторжение. Теперь гнев и ярость вели в бой тех, кто прежде не брал в руки оружие. Мастера, поэты, музыканты защищали свои дома, своих близких, свой мир, уже понимая: мир не останется прежним". Горе-то како, како горе! Совершенным творениям Спящего бросили вызов, они посмеялись, но недолго и не последними. Пассионарности на долгое зубоскальство не хватило, варвары дикостью задавили поэтов и музыкантов, немыслимо совершенных в боевых искусствах.

Вторичка. Вот как называется это блудорукоделие – вторичка. Ничего своего, всюду за кем-то, след в след, самоутешение на уровне: "Если вы не читали оригинал, вам мое подражание, может, даже и понравится". Некому было сказать в свое время тетеньке с акварельками и пописульками: ищи свое или нахуй с пляжа, пописушница. Весь Арбат своими избушками загадила, искательница себя до седого лобка.

Ну и, признаюсь, не верится в чистоту помыслов немолодой и отнюдь не талантливой дамы, которая раз за разом приходит к настоящему писателю и недюжинному, внимательному критику, готовому работать с молодежью, – учить его, как эту молодежь ласкать без мыла. Чувствуется, что порота критиками, порота. Но упрямо держится мнения, будто творчество – это ее. Знаете, есть у немолодых грудастых дам такая привычка: ручонки к бюсту прижать, вздохнуть, закативши глазки и промолвить: "И я поняла – это мое!"

Создатели вторички, банальщины боятся: не дай бог найдется сволочной, беспощадный критик, после чьих слов ручонки опустятся, – и придется заняться делом, а не акварельками-фиками-диськюйссиями. Оттого и бегают не только к таким же, как они сами, самозваным лордикам, в экстазах сливаться, но и к нам – деликатность проповедовать. А результат? Ну, превентивный бан от меня – само собой, этот бонус даже не обсуждается. Однако они ухитряются довести до бана всех, кто мог бы – теоретически – научить их чему-то, несмотря на старость и ригидность мышления визитера. Потому что учить можно лишь желающих учиться, но не ходоков за дофаминчиком.

И все к юной поросли апеллируют. К детишечкам, к деткам-малолеткам. Педофилию мозга проповедуют – вранье, основательно разбодяженное утипутеньками. Ребенок же такая хлипкая фигня, что разъяснение ошибок, критика, а то и отведение за ухо от опасной стези блудорукоделия его уничтожит. Хотя на деле решают эти доброхоты не детские, а свои проблемы. Застарелые и неприглядные. Чем детей только портят.

Умиленно-придурковатое отношение к детям – ноу-хау конца XIX-начала XX столетия. Человечество с трудом и перегибами осваивало индивидуальное, не родовое и не кастовое отношение к личности. Еще дедушка Фрейд масла в огонь подлил, рассказав кучу страшилок о том, как детская психотравма или недостаток теплоты и ласки оставляют на всю жизнь рубцы на психике в виде истерии, шизофрении, фобии и недержания.

До сего всплеска гуманизма родители и слыхом не слыхивали, чтобы тащить гостей в детскую и демонстрировать визитерам своих многоталантливых чад. Было неприлично для дамы, "качаясь на ветке, пикать: «Милые детки!»", словно персонаж из стихотворения Саши Черного "Сиропчик". Подростков, кстати, взращивали по так называемому нормативному принципу: не заморачиваясь раскрытием личных талантов воспитанника, гувернеры без особой деликатности обтесывали юное созданье согласно нормам светского поведения.

Это было немалым испытанием для любого ребенка. Если ученик стеснялся, наставники не давали возможности постепенно перебороть обычный для тинейджеров зажим, а заставляли управлять собой и контролировать собственные комплексы. В.А.Жуковский, воспитывавший наследника престола, вспоминал: "Нынче на бале императрица послала великого князя вальсировать. Он вальсирует дурно оттого, что, чувствуя неловкость, до сих пор не имел над собою довольно сил, чтобы победить эту неловкость и выучиться вальсировать как должно. Будучи принужден вальсировать и чувствуя, как смешно быть неловким, он в первый раз вальсировал порядочно, потому что взял над собою верх и себя к тому принудил. Самолюбие помогло". Кабы маменька великого князя в вальс, словно в бой, не посылала, жалела бы его, лелеяла детские-юношеские комплексы сына, как свои, – скажите, лучше бы было?

Девицам прошлого тоже, в отличие от нынешних, не полагалось глупо жеманничать и выказывать слабость. Екатерина Мещерская описывала, как ее мать, княгиня Мещерская, после революции вынуждена была устроиться в рабочем поселке поварихой. Обе они жили в бараке, спали на голых досках. Однажды маленькая Катя занозила ухо и расплакалась – не столько от боли, сколько от отчаянья, ощущения нищеты и безнадежности. Мать тут же отреагировала в духе светского героизма: "Я не знала, что у меня дочь такая плакса, – почти равнодушно сказала мать. – Откуда такое малодушие?.. Чтобы я больше никогда не видела ни одной твоей слезы…" И потом, когда Екатерина знала, что мать не спит и "мучается воспоминаниями", девочка до боли кусала себе язык, "чтобы не заговорить и не расплакаться в жалобах".

Жестоко? Да. Так ведь и время было неласковое, горькое время. Сейчас ведь все иначе?

Иначе. Однако давайте взглянем результатам в лицо. Раскрывать таланты, учить их азам не только светского поведения, но и творческого мышления, безусловно, полезная новация в детском воспитании. Так почему нам столь блестяще удается растить серых подражателей, а вовсе не выдающихся деятелей науки и культуры?

Мне кажется, дело именно в ней, в утраченной самодисциплине, в выживаемости. Ведь чтобы творить, нужно мужество и трудолюбие. О каком мужестве речь, если ты тепличное растеньице, привыкшее к неустанной заботе, а единственная протестная реакция, которую ты можешь выдать, – немного поистериковать и зачахнуть? Тебя не хватает ни на работу над собой, ни на работу над собственными творениями, ты предпочитаешь искать "свою аудиторию" – ту, которая не будет замечать твоих ошибок или станет говорить о них так, словно ошибки и есть твоя сильная сторона. Что с тобой станется как с творческой единицей? Скорее всего, ты начнешь бегать по блогам критиков, стыдя их и требуя изменить подход с критического на утипутенькающий. А в ответ услышишь: "Да на тебе пахать надо!"

Впрочем, об этом типе бесполезных истериков, взращенных гуманистками, в другой раз. Крепись, Макс, эдак я всех твоих поклонниц разгоню.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, дети уже люди, история солжет как всегда, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, философское, цирк уродов
Subscribe

  • Внутре у русской интеллигенции

    Забавное существо этот наш современный интеллигент. Недавно на фейсбуке иносказательно описала случай, когда товарищ, читавший здесь мою статью для…

  • Убить нельзя воспитывать

    Еще одна моя статья на «Альтерлите» — на сей раз о положительных и отрицательных подкреплениях в критических статьях наших назначенных критиков,…

  • Этот дрыщ считает себя Ктулху?

    Вот представьте себе, дорогие друзья, графомана, который лет надцать назад "по фантастике пошел". Буратинистый такой понтаст, чьи мозги навек…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Внутре у русской интеллигенции

    Забавное существо этот наш современный интеллигент. Недавно на фейсбуке иносказательно описала случай, когда товарищ, читавший здесь мою статью для…

  • Убить нельзя воспитывать

    Еще одна моя статья на «Альтерлите» — на сей раз о положительных и отрицательных подкреплениях в критических статьях наших назначенных критиков,…

  • Этот дрыщ считает себя Ктулху?

    Вот представьте себе, дорогие друзья, графомана, который лет надцать назад "по фантастике пошел". Буратинистый такой понтаст, чьи мозги навек…