Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Божья кара наоборот

Under-the-Kilt-kilts

Приснилось под утро, что я стала мужчиной. Вот так внезапно - раз! - и я уже мужик без намека на какую бы то ни было харизму и блистательность хозяина жизни. Мужику тому под полтинник, у него сомнительная профессия фрилансера и темное прошлое, он, подлюка, даже в армии не служил. В общем, все родное, знакомое, но другого пола.

Божечки мои, сколько сразу проблем обрушилось на мою седую (краситься-то нельзя, неприлично мужику краситься) голову. Во-первых, пришлось пойти и коротко постричься, благо не впервой (хорошо хоть мужик оказался не лысый). А во-вторых, понеслась душа по кочкам... Поди объясни, что раньше тебе и Инэсой (да, в паспорте мое имя пишется так, спасибо прабабке-испанке) было неплохо, а теперь надо придумать себе имя, желательно на "И", а имена "Игорь" и "Иван" мне не нравятся - ну какой из меня Иван, вы на рожу мою посмотрите. А на "И", блин, ничего в голову не приходит, кроме Иммануила и Игната. Игнат из меня хуже Ивана, а Иммануил и вовсе никакой.

Ремонт вдруг оказался ближе, чем я думала... думал. Положено мужику делать ремонты своими руками! Конечно, ремонт я в своей жизни делала не раз, так что малярных и штукатурных работ не боюсь. Однако ремонт в ванной своими руками... Но перевернутому пространству сна плевать, что я не плиточник и не сантехник.

А кто я, спрашивается? Только писателем в наши дни быть смешно, мужик обязан зарабатывать деньги на регулярной основе, а не самовыражаться на спорадической. Так что пришлось искать работу. После без малого двух десятилетий фриланса, то бишь исполнения заказов всякого, прости господи, тусовочного криля, мечтающего выглядеть инженерами душ. Работа нашлась - и это было самое отвратительное на свете занятие, которое в реале подстерегало меня всю жизнь, словно гопник в подворотне. Поставили меня руководить отделом, в котором усердно пили чай с пастилой полдюжины ленивых баб и два пидораса (в плохом смысле этого слова). И вот с этим человеческим наземом нужно было наладить регулярный выпуск чего-то, что начальство рангом выше считало перспективняком.

Уйбля.

А еще несмотря на статус дауншифтера и, что греха таить, неудачника, на меня стали бросать заинтересованные взоры всякие бабы. На работе. В транспорте. В подъезде. В магазине. Пока не понял, дурак: без кольца на безымянном пальце я "интересный мужчина в полном расцвете сил". Читай: кусок лакомый, бесхозный.

Кольцо купил - себе - и сразу стало неловко перед БМ. Пошел, сделал предложение. Долго извинялся, что не сделал его раньше, по не зависящим от меня обстоятельствам. Дали по шее, но согласились и вышли за меня. Приехала теща - то есть мама - из своей заграницы. Оказывается, она милая бабуля, особенно когда уезжает, прослезившись, машет и приглашает приехать погостить. А живет она в Берлине, так что обязательно приедем, мама. Как евро упадет, так и приедем. Приехала свояченица с мужем. А вот она, оказывается, пакость еще та, не говоря уж о ее муже. Выпер обоих к чертям - но все-таки не так грубо, как в те времена, когда был женщиной. Женщиной я им вламывал и вламывать буду, чтоб лишний раз не возникали. Мужчиной был угрожающе-любезен.

Принес послесвадебных пироженок на работу. Спросили, кто готовил. Сказал честно: я. Пиздец, в каждом взоре сразу включился счетчик. И к гадалке не ходи: они все решили развести меня с БМ и женить на себе, включая пидорасов. Позвонил БМ, жалким голосом просил спасти. Приехали, навели страх и ужас, спасли. Теперь я подкаблучник, жизнь налаживается. Быть орлом в свободном полете в этом царстве баб, отравленных романтическими комедиями - самоубийство.

Навалился миллион ритуальных, дурацких, сугубо мужских дел. Это женщиной можно было плевать на полагающиеся нам, бабам, заморочки, типа шопинга и пилинга. Мужчины на свои сугубо мужские заморочки плюнуть не могут, наплевательское отношение к заморочкам понижает их статус в стае.

Надо завести мужской круг общения, сдружиться с несколькими унылыми дядьками, чтобы ездить с ними на шашлыки и посещать сауну. А там ссать друг другу в уши, пардон, изливать душу на те же темы, на которые мы беседуем с девочками над моими пироженками. Жизнь человека более чем средних лет не отличается разнообразием: либо он жалуется на тещу/свекровь/начальство, либо ругает правительство. Любящие родители могут погордиться детьми. Или не погордиться. Да, придется же машину купить. Это женщиной я могу ездить на метро, потому что оно за 15 минут привозит в центр. Мужчиной я должен по три часа в день стоять в пробках и отращивать пузо посредством гиподинамии. Это мужественно, как писать стоя. Мужчина, экономящий время и деньги посредством отсутствия тачки, не котируется у мужчин, стоящих в пробках.

Хотя если разобраться - вот на хрена мне у них котироваться? В бытность мою женщиной котировки меня не волновали аб-со-лют-но. Что происходит в моей новой психике?

И так же, как свояченица обшмонала всю квартиру на предмет будущих тем для сплетен и критики, мужики станут вертеть своего нового другана во все стороны, разъясняя его место в стае. Писькомерство куда более жесткое и скучное, чем в женском мире, накрыло меня унылым предчувствием. От ощущения, что мой уютный, заточенный под творчество и сибаритство мир больше не вернется, я проснулась в грусти и смятении. Хорошо хоть не в слезах.

Кстати, о наличии члена за весь сон не вспомнилось ни разу. Фрейд определенно что-то напутал про зависть женского пола к этому месту.
Tags: ни дня без ночи, сказки для очень взрослых, фигак!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments