Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Знаете ли вы, что такое шибболет? Часть вторая

Внезапный вопрос

Продолжим разговор о мужской мерисье с историческим уклоном. Как бы историческим.

Не единожды доводилось читать, как ЖЮФописицы сетуют: не желают-де авторы-мужчины с ними, девушками, разговоры умные вести за искусство, культуру и заклепкометрию. Не ценят жанр ЖЮФ, не уважают. Я хоть и принадлежу к тем, кто не имеет привычки судить искусство жанрами, однако исключений, достойных прочтения, среди ЖЮФ не встречала - последние лет десять, по крайней мере. Вроде бы должна разделять мужское пренебрежение к женскому рукоделию в жанре юмористической фэнтези. От солидарности меня отвращает вопрос: а в чем разница-то? Она есть или ее нет?

Вот и сейчас среди не ценящих жанр ЖЮФ мелькнуло имя Буревого, и я в очередной раз задумалась: есть ли с чего чваниться подобным аффтарам?

Предположим, всякие Тупозвездные в качестве веселящего газа момента используют гэги. Их героиньки глупо шалят, подвергая опасности не только ближайшее окружение, но и ни в чем не повинных сограждан, а бывает, и одномирян. Игривость их носит взрывной и даже ядерный характер, а стопор в виде здравомыслия и ответственности отсутствует.

Тако же и у Буревого герой любит погонять по городу на чем бес послал:

— Не подлежит восстановлению шестнадцать чугунных фонарных столбов и пять фигурных гранитных тумб… полностью вытоптаны цветочные клумбы малого сквера… повреждена ограда восьми усадьб… покусан патруль городской стражи… разбужено и поднято средь ночи более десятка тысяч горожан… — вот что читал с листка высокопоставленный серомундирник!
Вздохнув, ас-тарх аккуратно отложил в сторонку этот листок. Помассировал большим и указательным пальцем правой руки переносицу. И только потом обратил свой взгляд на меня. Посмотрев грустно-грустно… А потом неожиданно бросил, явно в сердцах:
— Сэр Кэрридан, езжайте вы уже драконов бить, личей или ещё какую-нибудь погань изводить, а?..


Время от времени девАчки из ЖЮФ изображают из себя полководцев (полководиц?) и умелых воинов, ни к селу ни к городу употребляя военные термины. Они этими терминами, уж извините, шутят. И у Буревого аналогичненько:

Крайне своевременно предпринятое мной для передислокации сил стратегическое отступление, несмотря на внесённое им в стройные ряды противника замешательство, было пресечено в момент скрытого проникновения на конюшню с целью изъятия верхового транспортного средства. А проще говоря — нагнали меня посланные ди Мэнс слуги, когда я уже взбирался на своего геройского белого коня, намереваясь добраться таки наконец до своих друзей.

Очень любят ЖЮФицы, особенно из стана громыкоидов, столкнуть с ГГ некоторое количество гопоты. Чтобы гопы с нежной, хрупкой на вид мерисьею пободались и на земле лежать остались. В данном произведении А.Буревого, если вы помните, действуют всё аристократы да придворные. Но и им не чужды гопнические предъявы и стиль загаженных подворотен.

— Ба, какие люди! — радостно вскричал парень лет так двадцати пяти — двадцати семи, возглавлявший пробирающуюся нам навстречу немалую компанию.
— Ты прав, Клив — какие люди… — с некоторым, как мне показалось, умилением, поддержал его другой — долговязый, длиннорукий и с виду весьма крепкий физически молодой мужчина.
— Вам чего надо? — едва заметно поморщившись, с вызовом осведомился Карл. Обойдясь при этом без полагающихся по этикету приветствий в адрес как этих двоих, преградивших нам путь, так и остальных из их компании стоящих чуть позади, хотя там имелись и две девушки. Ну и мне никого не представил… Хотя в том и не имелось особой нужды — я уже опознал стоящих перед нами.
— От вас, баронет, абсолютно ничего, — немедля заверил его ди Браенс.
— Тогда с дороги! — нетерпеливо бросил Карл. И перед ним расступились… Чтоб, пропустив его, сомкнуть ряды передо мной.
— А ты, Стайни, погоди… — проникновенно попросил меня граф, резво преграждая своей грузной тушей путь. И, слащаво заулыбавшись, дурашливо выдал: — Дай нам хоть полюбоваться немного на эдакую знаменитость! На самого жениха Чёрной Розы Империи!
И вся их компашка громко заржала.


При этом замашки буревых "аристократов" - это замашки урожденцев помойки, пачкающих своим юморком женщин одного с ними круга. Знать не чужда ни сплетен, ни интриг, ни тех же пакостей, но, как сказал еще в XVIII веке Жорж Луи Леклерк Бюффон, "стиль - это человек". А у персонажей Буревого стиль и на уважающую себя матросню не тянет, и даже на поротое пиратское мясо - ведут придворные себя, словно последние сухопутные крысы.

— Так, значит, я не прав? И ты, без дураков, настоящий жених младшей ди Мэнс?
— А докажи!
— В качестве убедительного доказательства тебе достаточно будет привести свою невесту сегодня после бала по адресу — улица Шёлковая, сорок четыре…
А белобрысый маг добавил, давясь хохотом:
— Ага, а если и заплутаешь, так спросишь у любого прохожего бордель крошки Жужу — тебе всякий покажет!
...
— Да ты чего, Стайни?.. — на диво удачно разыграл непонимание причин вспышки моего гнева Клив, укрывшийся от справедливого возмездия за мерцающей пеленой защиты, являющейся одной из разновидностей кинетического щита. После чего, выдержав крохотную паузу, поспешил заверить меня: — Да ты не думай, мы ж без обману! Мы тебе даже заплатим! — И подтверждение своих слов сорвал с пояса замшевый кошель и бросил его мне. — Вот держи!


Да уж, познания в истории у Буревого, будто у мерзавца Якина, на уровне отдельных слов, употребляемых не к месту, для красивости: "Житие мое... - Какое житие твое, пес смердячий?" Со словами у данного мужчиноаффтара так же хреново, как у ЖЮФодевочек.

А в зеркале я увидел, что моя фигура не претерпела абсолютно никаких изменений. Просто под истончившейся кожей проступили очертания словно нарисованной перламутровой чешуи… как тогда, в подземелье, где мы схватились с мертвяками и личом…
Мощный такой у меня оказался чешуйчатый доспех… Я даже не удержался и с силой постучал кулаком по одной из двух самых крупных пластин — прикрывающих грудную клетку. И практически ничего не ощутил…
«Да, такая бронь если совсем рапиру и не остановит, то опасных ран уж точно не позволит нанести!»
- Бронь - это открепление от службы в армии в связи с востребованностью профессии. А защита от повреждений называется "броня".

И пресловутые мужские ахи-охи: "О, моя бронь, мои доспехи, моя крутизна, мои кубики на животе!" - уж поверьте, маскулинные мои, ни на йоту не отличаются от девачковых описаний хаера до попы, ляпис-лазуревых глазок, бронелифчиков и титановых шпилек, нарисовавшихся на Мэри нашей Сью через три минуты пребывания в иномирье.

Есть и некоторые отличия, разумеется. Вот только принципиальные ли они? Например, у всякого уважающего себя ГГ - ЖЮФового или МЮФового - должон быть враг. А лучше много. Эдакие завистники-презавистники, клеветники-злоумышленники повышенной подлючести. Чем их больше, тем, предположительно, зашибенней наша Сью, Мэри она или Марти. У красотуль из магокакадемий непременно наличествует врагиня, ябеда-корябеда, турецкий барабан, женский вариант Драко Малфоя. А у красотуль мужского пола?

— Ничего личного, ди Стайни. Только деньги…
— Вот как? — хмыкнул я, растерявшись.
— Именно так, — подтвердил Ральф.
А я опомнился. И подумав, что мне не помешает узнать, что ж за вражина такой заказал мою смерть столичному бретёру, быстро спросил у виконта:
— А не просветишь ли тогда, от кого тебе поступил заказ на меня? От твоего дохлого дружка Клива?
— Нет, ди Стайни, ты не угадал, — со всё той же самоуверенной ухмылочкой, покачал головой Ральф. — Клив сам, по сути, подсадной уткой был… Через что и пострадал. — И подмигнув, заявил: — А кто тебя заказал… Да всех и не перечесть!
— Да ладно! — сделал я вид, что не поверил ди Марсио.
— Точно тебе говорю! — хохотнул он. И, хлопнув от избытка чувств в ладоши, возбуждённо проговорил-поделился: — Я ведь, как только ты объявился в столице с младшей ди Мэнс, сразу смекнул, что на этом можно поднять приличные деньги! Проехался тут же по её воздыхателям, и веришь ли, нет — почти полтораста тысяч золотом с них собрал! На твоё изведение!
Я глухо выругался, потрясённо глядя на сияющего виконта. А тот, вновь подмигнув, повторился с ухмылкой: — Так что ничего личного ди Стайни — только деньги!
— Однако одного ты не учёл. Того что в ином мире деньги тебе будут без надобности… — опомнившись, хмуро буркнул я, не желая оставлять последнее слово за врагом.
— Зря хорохоришься — шансов у тебя против меня нет, — покровительственно улыбнулся Ральф. И, развернувшись, направился к своему краю арены.
- Столичный бретер, собирающий деньги за убийство на дуэли - это звездец, конечно. Звездец, достойный всех Звездных того Самиздата, вместе взятых.

И не надо стандартных оправданий: мол, в выдуманных мирах реалии могут отличаться от земных. Во всяком традиционном обществе, где граждане делятся на сословия, на низших и высших, поведение высших ограничено набором правил "для чистой публики". Среди этих правил всегда имеются законы чести: например, не молоть языком, словно портовая блядь, и честью своей, как та же блядь, не торговать. Разумеется, и аристократ может переметнуться от сюзерена к более сильному покровителю, но сделать надменную мину средь волн житейских и объяснить свое предательство идейными разногласиями - главное умение аристократа.

Эту породу воспитывают так, чтобы умели держать лицо. В любых обстоятельствах, которые, замечу, для знатного человека не всегда складываются удачно.

Екатерина Мещерская описывала, как ее мать, княгиня Мещерская, после революции 1917 года вынуждена была устроиться в рабочем поселке поварихой. Обе они жили в бараке, спали на голых досках. Однажды маленькая Катя занозила ухо и расплакалась – не столько от боли, сколько от отчаянья, ощущения нищеты и безнадежности. Мать тут же отреагировала в духе аристократического героизма: "Я не знала, что у меня дочь такая плакса, - почти равнодушно сказала мать. - Откуда такое малодушие?.. Чтобы я больше никогда не видела ни одной твоей слезы…" И потом, когда Екатерина знала, что мать не спит и "мучается воспоминаниями", девочка до боли кусала себе язык, "чтобы не заговорить и не расплакаться в жалобах".

Хохмачи, предлагающие сдать недоступную им светскую львицу в бордель, бретеры, собирающие бабло перед дуэлью, словно заказные убийцы, дворяне, устраивающие потасовки на балах - то есть существа не просто бесчестные и хамоватые, а декларативно бесчестные и хамоватые - весь этот сброд тянет максимум на раннее средневековье, а не на век этак XIX, до уровня которого описываемое общество якобы доперло. Не натягивается оно на разработанные и жесткие правила хорошего тона, точно сова на глобус.

Ну и главгерой, соответственно, у Буревого именно таков, каким предпочитает видеть мужчину средняя ЖЮФописица. То есть спонтанный романтический дурак. Причем запущенный, основательный дурак, неспособный даже спросить себя: и что я здесь делаю? Пару раз рискнув собой практически до смерти - как же, его девочку обидели словом плохие мальчики! - этот бедолага наконец-то осознает: кажется, девочка мне нравится.

— Сходите с ума по Кейт? — понимающе кивнула леди Каталина. Чем заставила меня смешаться, ведь прозвучало это как констатация факта, а не вопрос.
— Ну-у… — откровенно растерявшись, протянул я, подыскивая подходящие слова для возражения этому утверждению. И не находя их… — Ну-у…
Почесав в затылке, я смущённо умолк. Осознав, вдруг, что сестра Кейтлин в общем-то права. Следует признать, что я и в самом деле неравнодушен к одной умопомрачительно красивой и невероятно стервозной суккубе… Иначе давно бы попытался отделаться от неё, а не стремился бы свести всё к свадьбе…


А чем так хороша эта стервоза, аффтар рассказывает буквально через несколько абзацев. И тоже очень по-девичьи: все, стервец, перечислил, от цвета клеточек на курточке до высоты шляпной тульи. Не всякая аффтаресса с подобным тщанием расписывает, какое перо куда героине вставлено. Модельер, однако. Латентный Лагерфельд.

Вздохнув, я постарался отрешиться от забот телесных, с целью чего обратил взор на самое занятное зрелище из доступных мне. На несравненную ди Мэнс. Что чудо как хороша! В этом своём новеньком наряде… Состоящем из возмутительно откровенно обтягивающих её дивные ножки клетчатых штанишек; приталенной и выгодно подчёркивающей высокую девичью грудь курточки из той же материи в тёмную, светло-серую и бледно-рыжую клетку; шляпки с высокой, сходящейся чуть не на конус тульей, и практически отсутствующими полями, да с воткнутым в неё недлинным полосатым пером; средней длины практичных кожаных сапожек; ну и коротких лёгких перчаток само собой. И ко всему этому присовокуплялся узкий ремень, удерживающий длинную рапиру в серебрёных ножнах на поясе под левой рукой магессы и короткий пламенеющий жезл под правой.

Возлюбленная ГГ, как девАчки и любят, стервоза, которая сучит и мучит, шантажирует возможной свадьбой, но не дает, губки дует и носик морщит, намекая на нежелание выходить за это бревно с глазами. А бревно с глазами тем временем дерется на неравных дуэлях, выигрывает для зазнобы бешеные деньги в тотализаторе, собирается ради нее на дракона. Всё, как в лучших домах ЛондОна и Филадельфии любовно-юмористических девичьих потугах. Или в худших, поди разбери сортность этого писева...

С трудом продравшись сквозь первую часть с ее знатной гопотой, продажными светскими львами и невестой главгероя, усердно косящей под лесбиянку, ждешь, разумеется, хоть каких-нибудь сюжетных ходов. А вот фигвам, у протагониста и во второй части та же жопа, только в профиль. Да вдобавок косяком пошли детали насчет подготовки к героическому подвигу героя, долженствующему показать весь евонный героизм. А выражается подготовка... в смене нарядов. Главгерой такая девочка!

...ко мне вновь вернулось ощущение того, что я пребываю в душной печке! Доспех-то мой новый, потрясающий, за изготовление которого я шесть сотен золотых отвалил, в первый же день путешествия показал себя во всей красе! Чёрной!
С завистью покосившись на Кейтлин, облачённую в изумительной красоты алый доспех и нисколько не изнывающую от жары, я пообещал себе: «На привале сразу же сниму эту бронь! И облачусь в свой старый доспех! В нём хоть, несмотря на худшую защиту, не так жарко…»


Ну что тут скажешь? Этот тип постоянно ноет, словно свекруха на свадьбе сынули, присевшая на свободные уши. И невеста-то стервь, и родня у нее чванливая, и понтов-то, понтов, а угощение бедное, так что непонятно, с каких щей такое барство.

— Если мы справимся с поручением Его Величества и очистим хотя бы часть Палорских гор от драконов, то ко мне отойдёт маркизат Дерро…
— Ну да, это я понимаю, — согласно кивнул я. И спросил у примолкшей демоницы: — Ну и что?
— А то, что все здешние уделы относятся к нему. В том числе и тот, что выберешь себе ты… — пояснила Кейтлин. И обратила на меня свои бесподобные изумрудные очи, заставив утонуть в них… Отчего дальнейшие её слова доносились словно сквозь туманную пелену, издалека. — Вот я и подумала, что ты можешь уже сейчас признать меня своим сюзереном… Не откладывая…
— Что?! — опомнившись, разинул я рот.
— Я предлагаю тебе стать моим первым вассалом, ди Стайни! — торжественно и чуточку горделиво провозгласила ди Мэнс, вроде как и впрямь предлагая мне нечто весьма значимое.


Ощущение от второй части - точь-в-точь такое же, как от кузьминских трудов по просвещению читателя. Касаемо принципов действия магии-шмагии в выдуманном мире. Каковое Н.Кузьмина отчего-то почитает просвещением реальным, а не пустопорожними выдумками, утрамбованными в виде пустейшей книжицы. Здесь - тот же синдром: куча словес, за которыми никакой информации. Но просвещает, епт!

Я так вполне обошёлся бы и без ночлега, ибо нисколечко за день не устал. Скорей наоборот — был преисполнен бодрости. А всё благодаря нашей сверхсильной магессе, чрезмерно щедро истощающей в окружающее пространство стихиальные эманации… Заклинание-то это маскирующее без постоянной подпитки и минуты продержаться не могло — развеивалось как всамделишнее облако.
...
...к обозу завернул, чтоб вытребовать у Джозефа один из взятых нами в поход алхимических фонарей. Так, на всякий случай. Чтоб ни у кого в голове не возникало лишних мыслей касательно моих способностей. Ну и дабы можно было подсветить диковинные картины Ушедших, если таковые мне встретятся. А то вдруг магического сияния источаемого моими побрякушками будет недостаточно, чтоб разглядеть во всей красе эти самые растительные орнаменты?..
Фонарь я взял. И, убив минут с десять, примастырил его к поясному ремню слева. Чтоб не мешался он, и руки были у меня свободные. А вот когда разобрался с алхимическим светильником, уже и отправился на поиски приключений.
...
Ну да, не заметить, что подземный этаж возводился совсем другими строителями просто невозможно… Тут и иной материал использовался — отнюдь не серый гранит, да и качество кладки несопоставимое… Стыки заметны, только если хорошенько присмотреться… И меж камнями-глыбами, пожалуй, не всунуть даже волос, не то что лезвие ножа…
...
Невесть сколько бродил я как зачарованный по этому невероятному подземелью, стены и потолок которого расцветают изумительными красками близ тебя и медленно гаснут вдали… Даже на нытьё беса, требующего начать уже поиски местных сокровищ внимания не обращал.
- Хотелось бы и читателю перестать обращать внимание на твое нытье и занудство, ге-рой.

Тянет сказать ГГ: давай уже, сделай хоть что-то. Нарой сокровищ! Выеби невесту! Убей дракона! Или наоборот - выеби дракона, убей невесту, но делай, делай уже шаг вперед, хватит перечислять этапы героической подготовки.

А что, спрашивается, делает ЖЮФописица, когда у нее истощается котомка просвещающих занудств? Она раскрывает тайну рождения центрального персонажа. Вот и Буревой не отходит от девачковых канонов. Ни на дюйм, не говоря уж о целом шаге.

— Плод порочной связи ангела и демона ты и есть! Вот так! Самое бесправное во всех трёх мирах существо! И если в Верхнем или Нижнем мире тебя просто прибьют, едва увидев, то здесь… — Он аж мечтательно закатил глазки. — Ох, что с тобой сделают людишки… Ох, что сделают… Когда о твоей истинной сущности прознают…»
...
Тогда да — дело швах! Империя и Аквитания, да и другие страны тоже, враз все распри забудут и бросят объединённую армию под предводительством Церкви на меня! Никто ж и слушать не станет о том, что я совсем другой Тёмный Ангел… А не тот, прежний, принесший людям столько бед, возродившийся в новом теле…


Зато ведет себя этот Темный Ангел, как... ангел. Доказывая читателю и самому себе, что он какангел-бревно без единого недостатка, сколь ни добивайся от него невеста хоть сколько-нибудь мужской реакции. Типичный для ЖЮФ прием - вызвать у мужика проявление собственнических инстинктов, затем провокация на секс и утренние пиздострадания: ах, ты меня совсем не уважаешь!

И заявила она это, продолжая откровенно лапать Кейтлин! При явном потворстве и попустительстве последней! Ведь та не могла не чувствовать, сквозь тончайшую замшу облегающих штанов, так восхитительно чётко обрисовывающих-обтягивающих её зад, где находится в данный момент наглая ручонка подружки!
А пока я, ошарашенный, разевал рот, не зная, что на это и сказать, подружки развернулись и быстренько свинтили.
— Ну стервы… — вырвалось у меня потрясённое, едва дар речи вернулся ко мне.
Целое долгое мгновение я боролся с охватившим меня желанием двинуться следом за этими безмерно, просто невероятно наглыми и порочными особами, дабы затащить их в первую попавшуюся спальню и преподать им незабываемый урок. На который они прямо-таки напрашиваются! Воплотить, так сказать, в жизнь совет беса в отношении этих кошек… пока ещё не драных похоже ни разу, иначе бы они так вызывающе нагло себя не вели!
- Но вместо этого пошел спать и, будируемый бессонницей, в очередной раз пришел к выводу, что невеста-стерва-лесбиянка ему не безразлична, а то плевал бы он на ее шашни с подружкой.

Ангел!

Поверьте, проанализируй я этот опус до самого финала, там нашлись бы груды штампов, типичных для ЖЮФ из ЖЮФов. Но самомнение пишущего мужчины непробиваемо. "Там груды золота лежат и мне они принадлежат". Какая еще критика, о чем вы? Мужское юмористическое фэнтези отнюдь не то же, что женское! И вообще они во всем согласны с Кеннетом Армбристером (известным только тем, что был он демократ из Техаса), сказавшим: "Господь создал женщин, потому что овцы не умеют печатать на машинке".
Tags: авада кедавра сильно изменилась, история солжет как всегда, литературная премия Дарвина, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!
Subscribe

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…

  • К разговору о "щах с горкой"

    На фейсбуке почему-то моя последняя статья вызвала вдумчивые и/или страстные обсуждения фразы из романа "Бывшая Ленина" Шамиля Идиатуллина про чью-то…

  • Вегетарианские бискотти без яиц

    О том, что такое бискотти, я писала неоднократно. Но как-то не довелось рассказать, какие именно сложности могут быть у тех, кто готовит это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 105 comments

  • Салат из курицы с радиккьо

    К итальянскому цикорию радиккьо я пристрастилась в Риме. Он был мне в новинку, но его красные кочаны лежали везде - и на рынках, и в магазинах, на…

  • К разговору о "щах с горкой"

    На фейсбуке почему-то моя последняя статья вызвала вдумчивые и/или страстные обсуждения фразы из романа "Бывшая Ленина" Шамиля Идиатуллина про чью-то…

  • Вегетарианские бискотти без яиц

    О том, что такое бискотти, я писала неоднократно. Но как-то не довелось рассказать, какие именно сложности могут быть у тех, кто готовит это…