Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Стерва в фэнтези

brom_234

После разбора (если не сказать раздербанивания) произведений Надежды Кузьминой меня в очередной раз заинтересовал вопрос: что происходит с понятием "стерва" в коллективном восприятии? Сколько ни ходят ко мне елейные тролли с нравоучительными цитатками, почерпнутыми из словарей девятнадцатого века, да только себя тешат, маленькие: общественное мнение века прошлого и нынешнего как восхищалось стервой, так и восхищается. Пусть это и идет вразрез с ценностями, декларируемыми социумом. Впрочем, это типично для общества - декларировать одно, а хотеть другого. Мораль и нравственность, увы, не поспевают за личными потребностями - равно как и за войной полов.

Стерва в наши дни есть лицо женского пола, которое знает, чего хочет. И что особенно неприятно окружению, добивается своего. Будь стерва мужчиной, попытки добиться своего тоже бы восторга не вызвали - окружение, причем любое, предпочитает виктимов постольку, поскольку те удобней в обращении. Однако целеустремленность мужчины хотя бы считается гендерно обусловленной. Для женщины чего-то хотеть и добиваться (если это не создание семьи) не кошерно по сей день. К тому же на реальных и виртуальных завалинках очень любят поговорить, какими именно методами действует та или иная конкретная стерва. А тем, у кого со стервой конфликт интересов, методы противницы кажутся отвратительными всегда. И, разумеется, неразборчивость в осуждении лишь провоцирует все новых и новых целеустремленных дам на неразборчивость в средствах.

Как знатный стерволог нашего вконец скурвившегося нон-фикшена, не могу отказать себе в удовольствии проанализировать проблему, о которой не писал только ленивый. Проблему остервенения отечественного - и не только отечественного - фэнтези.

Да, лейны отечественного разлива всего лишь инфантильные грубиянки, которым автор навязывает успех - добиться его своими дебильными выходками и школярскими хохмочками ни одно из лейнообразных не смогло бы. Да, читатель это понимает - включая того самого читателя, который пишет чмаффные отзывы: "Светлодобрая книжка, читается за сутки, аффтар, пеши исчо, мне нечем занять себя на лекциях!" Да, публика понемногу сжилась с утверждением: "Это же развлекательная литература, которой не требуется ни достоверность, ни обоснуй, ни идея". Да, средний эшелон руководства сплошь состоит из стерв, добившихся вожделенного кресла мелкого чиновника - и это бабье держится за свои синекуры мертвой хваткой. Да, все эти реалии удивительным образом сплавились в мечту о рождении в высоком кресле (в статусе королевской/герцогской/графской дочери) или о получении толики власти на халяву (избранность/попаданство/пророчество).

И вместе с тем удивляет одна тенденция, на первый взгляд, не имеющая отношения к женскому полу вообще. Излюбленная тематика фанфикшена - однополая мужская любовь - настолько явно склоняется в сторону жанра под названием омегаверс, что это не может не наводить на мысли определенного рода. В топе популярных фанфиков на фикбуке омегаверс встречается в семи фиках из десяти.

Идея омегаверса завязана на животных механизмах подбора пар: якобы у зверей имеется некая (не существующая в реальной дикой природе) Истинная пара. Запах ее таков, что связывает людей крепче кандальной цепи. Эта вещь покруче "Фауста" Гете зависимости с первого приема наркотика: ты еще ничего не принял, ты еще только учуял амбре - и все, твою жизнь можно выбрасывать на помойку. Ты раб, заложник собственной похоти, уж она-то заставит тебя совершить стопицот глупостей и как минимум полдюжины преступлений, чтобы обратить на себя внимание избранника! Который непременно начнет сучить и выделываться, дабы набить себе цену и нагнать объем фика.

Отправляйся за своим членом в преисподнюю, герой, и возвращайся с отчетом.

Омегаверс - история об избранности, от которой труселями не отмахаешься. Практически то же самое, что и попаданство: ты нужен нам, малыш, бросай учебу-карьеру-семью, для тебя здесь есть работа. Вот только избирают героя (который в омегаверсе считается самцом чисто по недоразумению) не на трон или там на спасение вселенной от НЁХ, а в супруги, рожать детей и щи варить данному конкретному альфе. Не пойдешь добром - отведут под гипнозом истинных феромонов. Такова избранность сексуальная, не допускающая возможности выбора.

А попаданство-пророчество повествует об избранности социальной. С нею хошь не хошь, а воевать пойдешь. С любой НЁХ, на которую укажет говорящий артефакт или фамилиар, неведома зверушка. Сильно напоминает императивные галлюцинации, отдающие повеления психу. Это они приказывают совершать поступки, опасные для больного и окружающих, доводят до суицидального или гомицидного поведения - хотя сам ГГ человек мирный, студент-бухгалтер-айтишник. Был. Но на данный момент сменил место работы и рубит в капусту орков/эльфов/некромантов.

Замечаете сходство? Невзирая на весь сучизм, вредность и ехидство героев-героинь, выбора у них нет, ибо все за них решено. Они не могут увильнуть или отказаться. Да и потом при выборе средств и обязанностей ни черта ГГ не свободен, никогда и не был.

Такова она, любовь сетевая, одно- и более-полая!

Притом, что условия существования в культовом фэнтези тоже свободой выбора не отличались - однако женские персонажи, которых авторы прошлого века создали стервами, обводили хитроумных интриганов вокруг пальца, отправляли честных воинов на смерть, завоевывали галактики и отрекались от престолов по своей воле. Нынешние Лейны-Вольхи им и шлейф носить недостойны.

Казалось бы, невиданный масштаб личности героини поневоле приведет к передозу пафоса. Или к блистательности, от которой глаза режет и все плывет, как при наркозе. А в результате получится очередная пышная, пустая мерисья. Ан нет, не все так просто и глупо, когда писатель умеет ставить себе задачи. Но сколько ни пиши о важности постановки задач, МТАшную породу в пользительности профессионального навыка не убедишь. Современный писатель-дилетант старается втянуться в процесс и втянуть в процесс читателя, изначально забив на результат. И не думает ни что хочет сказать книгой в целом, ни что хочет выразить отдельно взятым персонажем.

Живописуя конфликт личности и социума, автор может продемонстрировать множество стратегий: духовное противостояние, протестное поведение, хитроумные интриги и беззастенчивое использование других лиц для решения своих задач. Ну а задача женщины, наделенной характером, состоит не в том, чтобы насмешить любителя непритязательного "чисто женского юмора". В исторических условиях средневековья, которые так любит фэнтези, она состоит в том, чтобы выжить при так называемом настоящем мужчине.

Настоящий мужчина в фэнтези - раннем, классическом - настолько настоящ, что в реальном мире ему светил бы не секс с каждой встречной, но, словно Ржевскому в анекдоте, "бывало и по сусалам". Это по-своему оправдано: воители-правители, маги-колдуны, пираты-разбойники под любовный роман не заточены. Разве что под рыцарский. Средневековая литература, как и современный фанфикшен, любит описать невиданной силы страсть, возникшую вопреки законам чести и порядку клевания. Однако на вопрос: "Теперь, когда мой муж убит на турнире, кто сохранит мне жизнь и имущество?" - в рыцарском романе средневековая женщина неизменно отвечала: "Тот, кто убил моего мужа". Гертруд в те времена было предостаточно, не на одну сотню Гамлетов хватило.

Эпоха, когда у человека не было собственных интересов, их подменяли интересы рода, семьи, клана, земельных владений - или примитивного выживания в не самые благодатные времена, воспринимала любовь страстную как проклятье. Проклятье, которое делало из лояльного гражданина раба страстей не в рамках "Рыцарь своей дамы", но вообще без всяких рамок. Такой мог и жену сюзерена обесчестить, и помочь своей любовнице спастись от разоблачения во время ордалий. Ну а чувства женщины... Что средневековью ее чувства? Даже действия женщины вызывали у патриархального общества страх и отторжение, не говоря уж о ее эмоциональной сфере.

Средневековая литература, включая фольклор, богата коварными соблазнительницами, разрушительницами царств и разлучницами влюбленных. Этот образ близок к психологическому архетипу Ведьмы. В отношении мужчин и детей Ведьма ведет себя как захватчица, таков путь ее развития собственной женственности. Разовьет она его или нет, уподобится Вечной Матери или нет - уж как получится. Но и на пороге превращения в Вечную Мать женский образ, наделенный характером - это властолюбица.

Джинетт Парис пишет в книге "Мудрость психики: глубинная психология после наук о мозге": "Властные женщины часто отрицают предлагаемый материнством опыт неограниченного могущества, потому что они хотят видеть только свою любовь к ребенку. Характеризуют ли они эту власть позитивно (я дала тебе жизнь) или негативно (без меня ты умрешь), все равно это власть. В те первые мгновения жизни зависимость ребенка от матери дает ей абсолютную власть над жизнью и смертью – зелье, способное опьянить каждого. Можно было бы предположить, что женщины, которые посвящают себя исключительно детям, будут исцелены, когда дети вырастут, но практика показывает обратное. Конец материнства также означает окончание их упоения этой властью, и они возмущены этим". Неудивительно, что протест против властной женщины (особенно против собственной матери) неизменно прорывается в мужском творчестве. И прорывается примерно в одной и той же форме - в форме сексизма.

Глядя в глаза сексизму, который развели в фэнтези основоположники жанра с их Конанами-Картерами, понимаешь: рано или поздно должен был прийти откат, должен. Писатели пожилые (если не сказать старые) все пишут и пишут невиданной мужественности мужчин, рядом с которыми женщине остается, если разобраться, две модели поведения:
1) стать покорной куклой,
2) стать лживой стервой.
И неизвестно, что удобней, действенней, проще. Не говоря уж о том, что веселее. У каждой модели есть обратная сторона, однако суть проблемы не в этом.

Суть в том, что выбор всегда невелик. Его практически нет, поскольку поведение стервы обществом не одобрено и его придется маскировать. А значит, какая бы ты в душе ни была Серсея Ланнистер, лучше этого не показывать. Разве что в те моменты, когда твой предыдущий муж уже скопытился, а новый еще не наложил свои руки, мозолистые от меча, на всё, что у тебя есть. Коварные блондинки, потакающие своим порочным наклонностям, традиционно косят под добродетельных блондинок с их откровенно виктимным поведением. Так же, как злодейка из сказки надевает на себя личину чистой и кроткой возлюбленной героя, чтобы занять ее место.

Мне как-то довелось наткнуться на высказывание про ту самую Серсею, что она, мол, неэффективный лидер. А кто эффективный? Дейенерис, жена Дрого? Тот, кто читал Мартина или смотрел "Игру престолов", вспомнит: жизнь Дейенерис не только не текла медом и млеком, но все хуже становилась от того, какая она хорошая девочка, послушная сестричка, верная жена и т.п. Лишь превратившись в ходячий пиздец с драконами на поводке, кхалесси оказалась в относительной безопасности.

Обе эти блондинки из "Песен льда и пламени" формируют схему для полюсов банальности в представлениях о героине фэнтези. Образы Мартина банальными не назовешь - но именно из них путем упрощения лепятся образы всемогущих виктимов и беспомощных властолюбиц. В результате мы видим: ни у одного из полярных вариантов выбора нет и не предвидится. И та, кто хочет власти, достигнув своего, не будет знать, что делать с добычей - и та, кто власти не хотела, станет делать вещи, которыми не гордится, с людьми, на которых ей плевать.

А где-то посередине между полюсами обретается грубая сила, мужеподобное нечто в доспехах по имени Бриенна Тарт. Трансвестит средневековый, паладин-девица, отказавшаяся от своего гендера сознательно. То есть все-таки сделавшая выбор, практически невозможный для женщины в ее мире, уникальный. Образец невиданной свободы. Но... она же даже не хорошенькая! Как такую не распять на ареопаге общественного мнения, не унизить "чисто человеческой" жалостью, не поплясать на костях той, кто сделал свой выбор, а не социально-одобряемый?

Так оно обычно и случается с реальными людьми - особенно с женщинами, пока они не станут полновластными правительницами или хотя бы художественными образами: жизнь по своим правилам оборачивается маргинализацией. Цена, которую приходится платить за удовлетворение своих потребностей, а не потребностей огромных, неразличимых толп народу - наморщенный носик общественного мнения: ой фу-у-у, она даже не хорошенькая! и вдобавок стерва!
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, история солжет как всегда, ловушки психики, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 183 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →