Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Оргазмическая химия

Трофеи

Заговорили с френдом на тему расщепления сексуальности в искусстве на сопливые дрямы и мачистую брутальность. И подумала я: этим-то расщеплением и занимается самодеятельная литература. Как ни крути, а порно, которое есть про все, чувствительную аудиторию не удовлетворяет. Притом, что аудитория у того же фанфикшена в основном женская, чувствительная. Да и та, которая не женская, тоже чувствительная и утилитарного траха ей недостаточно. Хочется эмоций, отношений, страстей. Вот и рождаются в писательских умах всякие... рецепты оргазмической химии.

В реальной жизни пресловутая химия по большей части не выходит за рамки прикладной и безопасной. Без взрывов, излучения и смертельных ядов. Разве что накапливается постепенно какая-то пакость в организме, провоцирует заболевания, ослабляет наше корпоре сано и деформирует менс сана. Однако происходит это медленно и печально, и человек почти не замечает перемен. А однажды оглянется вокруг: все какое-то не такое и сам он уже другой, не тот и не торт.

Однако искусство, словно хроноворот из миров Джоан Роулинг, ускоряет и усугубляет любые процессы. Искусству необходимо ударными темпами продемонстрировать те самые изменения, на которые в мирной жизни уходят годы. А значит, надо превратить безобидную лабораторную по химии в смертельно опасный эксперимент, когда все вокруг в химзащите и при выходе из помещения проходят трехступенчатое обеззараживание. Соприкоснешься - смерть. Проболтаешься - смерть. Неверное движение - смерть. Нарушение техники безопасности - смерть. Смерть, смерть, смерть. Но народ так и тянет, так и тянет туда, где аршинными буквами написано: "УБЬЕТ!!!"

Описывать отношения такого накала с кем-то вполне рядовым, заурядным - обоснуй сдохнет на пороге. Это уже не повесть страстных лет получается, а одно из двух:
а) беседа адекватной подруги с влюбленной, когда первая недоумевает: и что ты в нем нашла? он же полное чмо! - и слышит в ответ: да ты что, он такой мачо!
б) психоаналитик лечит пациента от любовной зависимости, зная, что деформация психики воззванием к здравому смыслу не лечится - у пациента больше нет здравого смысла.
И если писатель не хочет писать про курс психоанализа, он идет другим путем, путем превращения обычного в экстремальное. Вопрос исключительно в том, что во что превращать.

Вариант первый. Можно превратить сеттинг во что-то такое, где любовь под запретом или под веществами. Здесь предмет страсти нежной надо брать с бою, похищать, выкупать, изымать из государственных программ или из лап мафии. Другой вариант - омегаверс, гон, течка, брачный бой и непреодолимая власть гормонов. Чем больше крови будущий партнер за любушку свою прольет, тем она, по логике вещей, ему дороже. И уж коли влюбленный своего добился, то проживут они долго и счастливо, даже если весь мир против, включая саму спасенную любушку.

Предпочитающие этот вариант забывают две очень неприятные закономерности.

После достижения целей может наступить не эйфория, а депрессия.

Во-первых, цель может оказаться чужда триумфатору. Мало ли мы целей ставим перед собой, себя не спросив? Хотим, чтобы нами гордились родители, чтобы завидовали однокашники, чтобы заткнулись сплетники-коллеги, чтобы общество заткнулось уже, язык проглотило от восхищения, нахрен. Поэтому и выбираем не свои цели, а общепризнанные, заимствуем образ успеха из чужих шаблонов. После достижения чужих высот нельзя не ощутить укол разочарования: столько усилий - и ради чего?

К тому же практически всегда обнаруживаешь, что всех проблем одним махом не решить. А ведь каждый из нас именно на это надеется: влюбиться/разбогатеть/похудеть - и зажить полной жизнью. Но потом вдруг обнаруживается, что есть жизнь и после свадьбы, и после похудания, и после округления счета в банке. Надо как-то всем этим управлять, если не хочешь просрать добытые полимеры: отношения с партнером строить, состояние охранять от воров и инфляции, фигуру беречь и поддерживать. То есть вместо почивания на лаврах тебя ждет новая пахота, много пахоты. Разочарование так и тянет выплеснуть. А на кого? Правильно, на предмет недавней страсти. Так и происходят скоропалительные разводы буквально через несколько месяцев после свадебки.

Во-вторых, даже если речь об омегаверсе, то есть о чувстве, усугубленном веществами, тут не все так просто, как фикеры описывают: нюхнул свою пару и заторчал на всю оставшуюся жизнь. Эволюция тоже не пальцем гормональную систему делала, подогнала ее для разных целей, не только для потрахушек. В дикой природе после брачного гона гормональный фон меняется и на место страстного любовника приходит неутомимый добытчик, способный позаботиться о потомстве. Естественно, через некоторое время потомство подрастает, все возвращается на круги своя, любовь проходит и остаются два незнакомца в одном гнезде. Моногамия в дикой природе - редкость, поскольку расточает биологический материал: если один из партнеров погиб, второй затоскует на несколько лет, а то и погибнет. Нерентабельно.

Разумеется, исключения встречаются везде - и в тоталитарном обществе, и в дикой природе. И животные гибнут от тоски по любимой паре, и люди идут наперекор законам божеским и человеческим, лишь бы быть вместе. Но возводить исключение в закон, как делают многие авторы? Включая маститых. Любовь вечная, зародившаяся в школьные годы и не угасшая десятилетия спустя, манит их, как никакие чудеса. Подумаешь, волшебная палочка низведет чудо до уровня бытового трюка, а вот любовь... Недаром Дамблдор всегда ставил на нее, даже когда у него у самого осталась только любовь к лимонным долькам. Притом, что ставить всё на уникальное, исключительное явление - поступок, достойный глупца, а не мудреца.

Что поделать, у творческих натур при мысли о любви сносит крышу - хочется использовать ее как ключ от всех замков и алохомору от всех дверей.

Читая такое, поневоле забываешь, что любовь, в сущности, недолговечное и хрупкое чувство. Стойкой бывает не любовь, а одержимость, деформация психики, при которой больному сознанию плевать на всех и вся, в том числе и на своего обже. У предмета страсти мнения вообще не спрашивают: его любят, добиваются и окружают заботой, сколько от той заботы ни бегай. Одержимый лелеет свою нездоровую тягу, позволяющую сбросить напряжение - и умри все живое.

Вариант второй. Превратить в нечто экстремальное не весь описываемый мир, а избранный объект.

Например, сделать из простого качка брутального самца - из тех, кто не просто двигается, а плавно перетекает, и если разговаривает, то непременно властно. Придать ему небывалые способности, невиданную красоту, сексапил неодолимый - и пусть перед ним не могут устоять самые отпетые циники и эгоисты. Эдакий эльфийский гламур, чарующий любую расу, включая гномов и орков, у которых, по идее, стандарты красоты, таланта и обаяния совершенно другие.

Конечно, в серой действительности у человека имеется что-то одно из трех - либо красота, либо сексапил, либо способности. Поскольку каждое из перечисленных свойств требует огромной работы, на остальные попросту не остается ни сил, ни времени. И чем одно из свойств больше, тем оно энергозатратней.

Топ-модель так пашет на свою внешность, что зажигать в кругу ученых умов или в ночном клубе ей невместно: завтра на кастинг, надо сделать маску, массаж, выспаться и проблеваться. Перспективный студент больше времени проводит в библиотеках, чем с сексуальными партнерами, ему надо впахивать на будущую карьеру, в сорок это делать поздно. Прославленному любовнику, наоборот, некогда стоять у станка и копаться в архивах, он в койке так наломается, что лишний раз ванну принять не в состоянии. Вот и получается, что богато одаренные личности вынуждены делать выбор в пользу чего-то одного, а остальное пускать по остаточному принципу.

Развивать всё разом могут только... средне одаренные. Если твои данные в любой области не слишком выдающиеся, ты вполне можешь распределить запасы времени и энергии между ними - так, чтобы ни одну не обидеть. И за собой следить, и романы заводить, и учиться ни шатко ни валко. Глядишь, со временем и выйдешь на уровень гармоничной личности. Хотя чаще это хочется назвать не "гармонизировать", а "разбрасываться": человек и поет, и пишет, и рисует, и танцует, и еще немножечко шьет. И всё - одинаково средне.

Но предположим, что уникумы, всесторонне гениальные, существуют. В конце концов, есть в искусстве такая вещь, как условность. Писатели отчего-то делают эту красоту несказанную охотником, а не добычей. Логичнее предположить обратное: за всяким священным Граалем в образе человеческом бегают толпы поклонников, а Грааль от толп прячется и никому в руки не дается. Так нет же, непременно найдется серая мышь, белая моль и противная задавака, которой пофигу уникум и все его запредельные уровни крутости. На нее-то наш Адонис и западает.

Такой подход изумляет обоснуя до смерти. По идее, любая выдающаяся личность встречает в своем окружении не только обожание, но и ненависть, и отчуждение. Для Граалей нормально видеть на лицах людей недоверие и антипатию: уж очень ты хорош... внешне - нет ли внутри червоточины? Знаем мы таких, как ты, смазливых на рожу и полных дерьма. К завистникам-ненавистникам постепенно привыкаешь, покрываешься броней, учишься не реагировать на шепотки за спиной, принимать как должное демонстрации в духе "А мне насрать на тебя, всего такого охрененного". Если каждому критикану собственную уникальность доказывать, вскоре от той уникальности ни синь-пороха не останется.

Брать с бою недоверчивых уникумы предпочитают, только если им это для дела нужно. Для отношений они выбирают менее сложную добычу, поскольку сами ни разу не охотники. Они добыча для других людей и скорее доверятся безопасному партнеру, такому, который исподтишка не ударит и вслед не плюнет. Переламывать негативное отношение и ждать подвоха в любой момент - тот еще экстрим. И нравится он прирожденным хэдхантерам, но никак не переходящим кубкам, вкусившим ядовитого меда славы.

Но внезапная влюбленность эдакой распуписьки в белую моль-серую мышь - то же чудо. И авторы удовлетворяют потребность публики в чуде, расписывая страдания гениальных Холмсов по неприметным Ватсонам и тысячелетних эльфов по инфантильным школярам. Реальным школярам, замечу, было бы полезней прочитать, как с минимальными потерями пережить влюбленность в недоступную звезду всего и вси - школы, вуза, Голливуда. Ан нет, истории о внезапной любви очередной королевы выпускного к зашуганному ботану рекой текут по Сети и становятся своеобразной приметой времени.

Формируя, как я не раз говорила, комплекс Золушки у невинных душ. Тем, собственно, и опасна самодеятельная литература - потакая не столько низменным, сколько неизменным потребностям публики, она вводит публику в заблуждение. И порой это заблуждение длится всю жизнь.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, ловушки психики, подкаблучник - поза камасутры, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…

  • Еще одна помешавшаяся на мне графоманка

    См. скриншот. И это всё — за последние сутки. Мое происхождение, мое умение работать руками, моя единственная вещь — жежешная пародия, которую…

  • Эффект Печорин.нет

    Итак, мой конфликт с порталом "Печорин", разгорается он или тихо тлеет, однако входит в терминальную фазу. Меня ужасно утомили эти обещания вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments

  • Ихневмон, убийца крокодилов

    Небольшая справка, о ком вообще речь в названии. Египетский мангуст, или фараонова крыса, или ихневмон (лат. Herpestes ichneumon) — вид животных…

  • Еще одна помешавшаяся на мне графоманка

    См. скриншот. И это всё — за последние сутки. Мое происхождение, мое умение работать руками, моя единственная вещь — жежешная пародия, которую…

  • Эффект Печорин.нет

    Итак, мой конфликт с порталом "Печорин", разгорается он или тихо тлеет, однако входит в терминальную фазу. Меня ужасно утомили эти обещания вот…