Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Лихие и придурковатые

Хорошая книга

"Ты мудак, сынок". Мне всегда нравилась фраза незабвенного Папаши Мюллера - и вот, представился случай произнести ее в впервые (раньше-то я обходилась своими аналогами). А тут прямо яичко Христову дню: действительно, записной мудак, сам пришел, сам признался - весь такой, как в указе Петра I: "Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство". А то разумение у мудаков такого сорта, что и не захочешь, а спросишь: это чозахерь? Чозахерское разумениеТМ.

Ну да шут с ним, с очередным полуебнутым, верящим, будто писателю ценен всякий читатель, даже такой, как он. Мало ли толсто троллящих по Сети летает, банхаммера ищет. Однако некую проблему мелкое насекомое на грязненьких крылышках и заразных лапках принесло. Я бы даже сказала, занесло, словно инфекцию. И об этой проблеме приходится говорить и размышлять, даже когда ее рупором служит ноль под номером вместо ника.

Начнем, пожалуй. Поговорим о гребаной интуитивной культурологии и гребаном интуитивном искусствоведении, которые прут из ширнармасс, будто гной из чирея. Изливается этот гнойник в нескольких областях, объединенных одним вопросом - и вопрос этот что тролли, что феечки камуфлируют одинаково: тем, что вопрос, дескать, риторический. Но скажите мне, дорогие, как можно риторически задавать вопрос: "Нахуя вы это делаете?"?

В ответ хочется спросить: если вас даже не интересует ответ, как вы смеете требовать отчета и предъявлять претензии мне, быдлецо вы залетное? Однако дело не в тупизне очередного залетного, а в том, что существуют вопросы, которые не позволяют представить их риторическими, как бы некоторые юзера ни старались. Можно шлепать ебущие мозг подмигивающие, дружелюбные и задорные смайлики - что ж, вы просто начинаете выглядеть подмигивающим, дружелюбным и задорным хамом. Почему бы не отнестись к подобным вопросам миролюбиво? - спрашивают меня пострадавшие. Да все потому же. Потому что они хамские по сути.

Сколько раз я (да и не только я) писала о смене отношения к искусству, в частности, к литературе, в новом тысячелетии? Много. А все без толку. Ибо свежевыведенная порода чейтателей через "ей" в упор не видит: речь-то о них, о них, родимых, не о неведомом диком быдле, бушующем в этих ваших энторнетах. Есть у людей такое свойство - не замечать, когда речь идет о них. О том, что отнюдь не неведомое чмо, а они сами пытаются приспособить искусство, фигурально выражаясь, подпирать ножку их кривого стола. "От этой картины большая польза, она пятно на обоях прикрывает". Залетит такое, побздит маленько ни об чем и рано или поздно выдаст: если литература очередным произведением не избавит нас, чейтателей, от плохих людей или от пятна на обоях, то произведение - фтопку.

Книги должны иметь цель и задачу, должны. Вот только задача эта - художественная, а не бытовая и не социальная, компрене? В первую очередь произведение должно отражать мысль автора и наводить на мысль читателя. Книги не должны писаться ни для убийства времени, ни для подпирания ножки стола - это, между прочим, одна и та же задача: решение бытовых и социальных проблем аккуратным, исполнительным манагером. Что говорите? Оно творец? Да похуй. Пусть зовет себя творцом, лишь бы функционировал исправно. Существо, демонстрирующее такого рода отношение (не замечая и не признаваясь), не в курсе, что вместо мозгов у него совковая идеологическая жопа, которая в свое время так же требовала от книги воспитательно-терминаторского эффекта: воспитываем хороших, уничтожаем плохих, айн-цвай-драй, цигель-цигель, ай-лю-лю. Надо сказать, когда эта жопа царила и рулила, она хотя бы возносила аккуратных и исполнительных на вершину писательского Олимпа. Тот, кто продавался, знал, что получит взамен своего скурвившегося таланта.

Как это часто возникает семо и овамо: поддержим национальные ценности! поддержим семейные ценности! творческие личности, вливайтесь в поддержание - пока на добровольных началах, но власти предержащие заметят вас и непременно отблагодарят! "Моральные ценности не продаются, Банев. Их можно разрушить, купить их нельзя. Каждая моральная данная ценность нужна только одной стороне, красть или покупать ее не имеет смысла. Господин президент считает, что купил живописца Р. Квадригу. Это ошибка. Он купил халтурщика Р. Квадригу, а живописец протек между пальцами и умер". Самопродажа превращает творца не в учителя-наставника-воспитателя. Она превращает творца в блядь. А ждать от бляди любви, ждать от нее верности, ждать от нее порядочности... До такой наивности даже совок не опускался.

Нули под номерами, весь этот сетевой гнус и мошка требуют от нас блядства - и в ходе блядок исполнения невиданных по сложности задач: должна ваша книжка сработать? Вот я от феечек пострадал (так его, мудилу!) - доколе? Уберите эту категорию населения с пути моего. Оперативненько и результативненько.

И на Самиздат, и в ЖЖ ко мне регулярно ходят граждане с аналогичным вопросом: зачем вы громите графоманское писево? Графоманы-то писать не перестанут! Ну и заткнитесь уже. Котиков постите, цветочки, хэнд-мейд. Делайте нам красиво. После чего получают жестокое, категоричное и матерное "нет". Им, разумеется, непонятно, почему нет и за что так матерно. За то, что затыкать мне рот не позволено никому. Люди, безграмотные в отношении искусства, искусствоведения и критики, должны знать свое место - и место это не в моем окружении. Поскольку втолковать им разницу между критикой и претензиями бытового-социального порядка - невозможно. Мне мое время дорого, я персональных ликбезов не провожу.

Если кто уполитизировался-упоролся вусмерть и решил: теперь любая творческая личность должна работать на режим/бороться с режимом - тоже нахуй и сразу. У меня есть политические убеждения, я о них говорила не раз. Но работать на какой бы то ни было режим своим писательским даром я не буду никогда. Делающий нечто подобное рискует проснуться бездарным. Искусство выше политики, даже если обдолбанные политикой в это не верят. Так что пусть переживают свой наркоманский приход вдали от меня.

Помещать в центр вселенной художника себя, воображать себя мерилом всего сущего в искусстве есть жлобство и быдлизм. Человека как такового, человека как часть мира счесть мерилом можно. Многие теоретики искусства так и делают. Но не лично себя, невбубенного. И за подобные проявления я буду изничтожать невбубенных всеми имеющимися у меня средствами.

Ну а теперь немного о критике, как я ее вижу.

Критика занимается поиском и разбором задач, поставленных автором. Порой это бывают задачи, поставленные за пределами деятельности автора - временем, эпохой. Здесь критика смыкается с историей искусства и культурологией. Наполнение понятия критики отличается от интуитивистского говна, нанесенного приливами-отливами вирта и также подающегося как критика. Существа, в открытую заявляющие: "Цель писателя - заработать славу и многаденег", попросту смешны. Какие многаденег, убогие вы мои? Каким местом вы собираетесь их у издателя отжать, коли он не стремился платить охеренные гонорары и в лучшие времена книгоиздата? Вы надеетесь поживиться на развале книжного рынка, как ваши кумиры-олигархи поживились на развале СССР? "Седалища не хватит".

Можно и нужно задавать вопрос, о чем написано то или иное произведение. Какие идеи выражает и на какие мысли наводит. Можно и нужно оценивать, как написано, сработали или не сработали заявленные литературные "технологии", решены или не решены обозначенные проблемы. А вот требовать, чтобы литература подтерла вам задницу и помыла квартиру - нельзя. Для подобных вещей существуют медицинские сиделки и клининговые фирмы.

Идеи интеллектуального плана могут быть выражены более или менее четко, они могут подвергаться различной интерпретации, они могут, наконец, игнорироваться публикой просто потому, что время их еще не настало. Подчас автор и сам не замечает, как всем своим нутром выворачивается в руки читателю, проговаривается, сбрасывает маску - а ведь не собирался. Наоборот, хотел выглядеть покрасивше, поумнее себя настоящего. Став свидетелем нечаянного разоблачения, можно в писателе разочароваться, можно отравиться его трудами - да на всю жизнь сразу.

Заговорили однажды с френдами о том, как кто из нас травился разными авторами - и по большей части талантливыми, сильными авторами, такими, как Толстой, Фейхтвангер, Ремизов. Причем то были в первую очередь наши ощущения, и только потом - наши интерпретации авторского замысла.

Порой оценка текста может быть очень высокой, а вот моральность оного - вернее, аморальность по средствам воздействия на сознание - может вызвать отторжение. Неприятно, когда тебя пытаются дергать за веревочки и вагу, будто куклу. И все равно в мозгу нормального читателя формируется оценка не утилитарной, а художественной задачи. Умный читатель может понять, что им манипулируют, что под декларируемой идеей кроется второй смысл, не настолько прозрачный и человечный, как писатель пытается представить декорациями первого плана.

И всё это - анализ литературных характеристик, а не утилитарно-бытовых или прагматически-социальных. Конкретную пользу книга может принести, только помогая разобраться в себе или в другом, в отвлеченном или практическом вопросе. Книга не обязана делать читателю удобно, держать ему штаны или усмирять его тещу/начальство/наехавшую на читателя феечку. Либо ты это делаешь сам, либо смирись: ты мудак, сынок.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments