Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Кукла неблагодарная

DollDreamin_by_cypherx

Занялась сбором материала для следующей книги. Сейчас как раз время - середина последнего тома "Дамело", все сюжетные линии-идеи понемногу сходятся в фокус, а меня то и дело пробивает озарениями насчет того, что я еще только собираюсь написать. Да, хорошо бы перед этим отредактировать второй и третий том "Дамело", выложить его там и сям, повертеть тухесом, гордясь собой... Но трудоголизм сильнее жажды себя показать и поздравления принять. Трудоголизм - мое сильное слабое место.

Так вышло, что героиню следующей книги мне подсунул вирт. Это хорошо вам знакомое феечко, носитель позитива в острой и хронической форме, поборница идеалов и приличий, проповедница соционики, вегетарианства, христианства, буддизма и викканства - одновременно и на одном уровне понимания. А по жизни девочка как девочка, с прыщиками на лбу и на попе, с ушками на бедрах, с жидковатыми волосами и овечьими глазами. Может, с годами оно во что-нибудь и развернется, а может, таким, жидко-овечьим, и останется. Но ждать так долго и ску-у-учно... И где, спрашивается, эта фрустрирующая героиня нашего времени сможет себя проявить - вот прямо сейчас?

Разумеется, все они проявляют себя в компьютерных играх и фанарте, где любой овце дозволено стать богиней - прекрасной, многорукой, многоликой, разнообразно вооруженной и разнообразно украшенной - и в этом офигенном многообразии себя двинуться на завоевание того единственного, чего феечке не хватает, то бишь внимания. В вирте глупое дитя человеческой расы может вообразить себя любой НЁХ в меру своей начитанности. Кстати, среди феечек имеются обалденно начитанные. Правда, не знаю, извлекают ли они из прочитанного хоть какой-то прок, хоть какую-то мысль - или просто медитируют на красивые фразы.

Потому как образ мира у феечек, даже начитанных, складывается из киношек и сериалов. Они не могут проникнуться сложным миром описанного. Словно рыбы об лед, бьются они о сухие прозаические строчки. Зато достаточно тексту, упрощенному и опрощенному, лечь на теле- и киноэкраны, как в феечках взрывается сверхновая чувств.

Узрев воочию (ну почти что воочию), они полюбят главгероя (сладкий! няшка! котик-пупсик!), которого не понимали в книге в силу отсутствия стимуляции центра перекавая в мозгу. Они наделают гифок-манипок с главгероем в объятиях второстепенного героя, главного противника главгероя, непосредственного начальства главгероя и старшего брата главгероя. Они тщательно растушуют тени на его бицепсах, трицепсах, квадрицепсах и прорисуют ареолы сосков. Они придадут его лицам выражение животно-гормональной глупости и назовут это дикой страстью. Они поймают мгновения, когда исполнитель главной роли набычится в кадре - и будут долго-долго обсуждать, какого рода пиздец смотрит из этих глубоких глаз.

Словом, они будут делать все, что делают адоратрисы всех времен - обожать, неистово и глупо.

А как же быть с их собственной жизнью? Как описать не грезы, а жизнь феечки-адоратрисы, да еще подать ее на контрасте с виртуальной Страной чудес вкупе с Зазеркальем, куда уходят все перекаваившиеся?

Проблема автора состоит в том, что лучше всего образ раскрывается в той среде, которая данному герою чужда. В родном болотце-песочнице-фандоме, где в порядке вещей ставить по пять фоток в день: отпечаток руки обожаемого в грязище, отпечаток губ обожаемого на стакане с пивом, зрелище того, как обожаемый срется с продюсером, как обожаемый выглядит, напялив шапочку и кеды, как обожаемый ковыряет в носу и, рассмотрев добытое, сует козявки в рот - тут вы феечку не подловите, она в своей стихии. И там, где ее стихию презирают за передоз няшности, но по-прежнему не требуют выхода на реал - тоже.

Реал - агрессивная для феечек среда. Сумевшие выжить в реале обретают сверхспособности - если не в плане гипомании и гиперактивности, то в плане неудержимого, неостановимого и непрошибаемого вранья. То есть это уже не жалкое, рассыпающееся, словно карточный домик, желание приукрасить себя вне личного общения. Не попытка занавеситься пиздежом, ретуширующим истинное положение дел. Это стена, сложенная из защитных механизмов, понизу и поверху укрепленная рогатками отрицания и вытеснения любых фактов, включая неоспоримые. Не вранье, а мифомания. В апофигее такого состояния феечка, достигшая вершин самоотречения, может отречься от части собственного тела, не то что от фактов собственной биографии.

Так в недавнем посте очень старое феечко, лезущее с советами ко всем и вся, попыталось отречься от собственного лица (см. апдейт).

Довелось мне встречать феечек восьмидесятого левела, чья жажда совершенства таки нашла выход не в гифках-манипках-дрочерстве, а оказалась перенаправлена на себя любимую. Кем они только не оказывались - и флай-леди, и ЗОЖницами, и филистерами, и сектантками. Неизменным оказывалось лишь одно: сила веры творила с их телами такое, что цирк Барнума с руками бы оторвал эти чудеса самоистязания под видом самосовершенствования.

Что ж, стремление к совершенству всегда соседствует с самоистязанием и самоотречением. Но еще большее влияние на умы имеет стремление доказать миру свою успешность. Невыносимо хочется предъявить окружающему миру список достижений, когда себе ты ничего предъявить не в силах - внутренний молох перемалывает твои жалкие списки в труху.

И посему феечек, даже сумевших вырваться из состояния лузерши-адоратрисы, как будто гонит что-то, безжалостно хлеща по ногам и крупам. Они бегут, пока не упадут на бегу, но и лежа продолжают перебирать ногами. По сравнению с такими сетевые мечтательницы, конечно, не более чем нижний уровень и полный назём, зато у них остается шанс с годами вырасти в не-феечку. Небольшой шанс, прямо скажем: по мере серфинга среди днявочек мечтательных дев я обнаруживаю, что возрастная планка поднимается. Читаешь кого-нибудь, полагая, будто автор сего - молодайка в возрасте кризиса амбиций, то есть 23-25 лет от роду, а там...

Нет, я не из тех, кто ратует за растворение женщины старше тридцатника в муже-детях-хозяйстве. Я из тех, кто делит чувства на зрелые и инфантильные. Среди испытывающих инфантильные чувства немало лириков, пишущих красиво и поэтично, но мало пишущих умнО. После чтения их произведений (постов, статей, эссе и очерков) ощущение двоякое: ты как будто проглотил ком сахарной ваты или сожрал ослепительно яркое мороженое из воды и краски - в животе пусто, зато в голове все слиплось, причем не только во рту. Но читать надо, поскольку именно сетевая исповедальная проза (и стЕхи, о эти стЕхи!) есть отражение идеала. Непричесанного такого идеала, глазки вытаращены, лапы заплетаются, шерсть дыбом и клоками... Дворняга. Но идеал. Берите какой есть, писатели! Скоро и такого не будет.

Особенно забавной на фоне этих наблюдений кажется мысль: а ведь гендерные идеалы опять расщепило на декларируемые и реальные. Декларируем-то мы идеал женщины, достойный древних легенд, Брунгильды и мадам Цзин нервно курят бамбук в коридоре - а что преподносит публике искусство, особенно массовое, выразитель чаяний? Преподносит оно чаще всего два варианта: просто куклу и куклу неблагодарную. К ним и стремится феечное поголовье.

Кукла - покорное, нежное, ведомое существо, которое, тем не менее, неплохо устраивается в жизни. Что-то вроде великих красавиц Китая: в какую бы жопу ни послали роняющую гусей Ван Чжаоцзюнь, она и там станет фавориткой с королевскими правами, нарожает детишек, имеющих влияние на исторический процесс. А потом заживет нормальной придворной жизнью, время от времени впутываясь в заговоры и провоцируя бунты, чтобы папочке отцу народов было зачем вылезать из ее постели.

Кукла неблагодарная - всё та же роняющая гусей, топящая рыб и призывающая экологические и экономические катаклизмы красота. Но с уклоном в капризность и задавакость. Что-то вроде "Как умеем, так и развлекаемся!" - бунтами так бунтами, заговорами так заговорами, фанфиками так фанфиками. Причем не ради стимуляции простаты господина и повелителя для внепостельной активности, а для себя лично. Это почти мадам Цзин, но... почти. Потому что другие цели, другие ценности, другие чувства - детские, уморительные, задавако-капризные.

О чем тут писать, господи боже присномудрый? Как извлечь из этого идеала старчески-младенческое личико эпохи? Как вывести на идею, а не на панику и не на агитку? Пока не знаю. Понимаю, что "выходить на космос" придется, не тонуть же в наблюдательности-описательности-узнаваемости, но как - придется поломать голову.

Что-то я очень резкий переход планирую: от красавца-мужчины Дамело, который отродясь не комплексовал, ни по какому поводу, только знай себе бегал от предложений секса и любви (сильно превышающих спрос) - к вот этому, феечно-уморительному, внушаемому, невостребованному и в себе не уверенному. Заглядывать под самонадеянность мелкой врушки, открывая всё новые бездны страхов и комплексов. Охохо мне.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, искусство для неграмотных, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 116 comments