Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Трехголовый и гарем

red_dragon_and_princess_green_by_webang111-d48ezro

Давненько я не брал в руки сказок! Да и вы, наверное, не против, чтобы я взялась, наконец, за сказки. За свои сказки для очень взрослых. Ну что, сердца мои, как говорил Шекспир, видели вы вывеску "Три осла"? Вот как эта вывеска, мой герой и выглядел в начале истории, которую я собираюсь рассказать.

Старшая голова проснулась от того, что ее зверски укусили за гребень. То есть чуть с корнем не отхватили главное драконье украшение. Старший взвился, будучи твердо уверен: в логово пробрались вороги. Ворогов у дракона было много, на трех бы хватило - ну так на то он и Трехголовый. Всем насолить успел.

Однако на сей раз не рыцарь с мечом и не электрик с кусачками пришли по гребень Старшего. Это младшей голове ни с того ни с сего вздумалось пожевать старшую.

- Ты что, спятил? - поинтересовалась старшая голова, аккуратно отнимая у младшей обмусоленный гребень. - Сон кошмарный приснился?
- Яв-вь, - икнул Младший. - Нам гарем прислали.
- Чего прислали? - уточнил Старший, неэстетично поковыряв в ухе.
- ГАРЕМ!!! - проорали с двух сторон. - Читай!

И перед глазами старшей головы появился огрызок пергамента.

"Дорогой мой Дракон. Был в ваших краях по делу и мимоходом. Дела, к сожалению, не позволили дождаться твоего пробуждения. Впрочем, нет, это я соврал. Просто не хочется слушать твое нытье, которое ты всегда разводишь перед тем, как уступить моим просьбам. А просьба у меня к тебе будет - и немаленькая.

Мне нужно, чтобы ты взял на передержку небольшой гарем небольшого царька, убитого не то старшим сыном, не то младшим братом, не то строптивой женой. Меня угораздило оказаться рядом в момент смерти этого несчастного и стать его душеприказчиком против собственной воли. Повинуясь тому, что на Востоке зовется "кисмет", я решил исполнить последнюю просьбу покойного - позаботиться о его женах и отдать их в хорошие руки. Думаю, ты знаешь: хороших рук в моем окружении немного, а если быть честным, то вовсе нет - считая мои собственные.

Неотложные проблемы призывают меня в такие края, где бедные женщины будут в еще большей опасности, чем во дворце их внезапно почившего супруга. Лучше вдовушкам отсидеться под твоим крылышком, даже если тебе и взбредет в голову сожрать парочку. Ха-ха.

Вернусь, как только смогу, заберу тех, что останутся в живых.

Всегда твой,
Герой".

- Убить его, что ли... - простонал Старший, хватаясь за голову. - Что мне делать с этими бабами? Чем кормить? Где уложить? Они же не смогут спать на земле! Им же, небось, подавай приличную кровать или эти... оттоманки!
- А еще рахат-лукум и пахлаву! - мечтательно закатив глаза, брякнул Младший.
- Ходить с ними по рынкам! - прошипел Средний. - Навевать прохладу опахалами!
- Уж прохлады-то в моей пещере хоть жопой ешь, - рыкнула старшая голова. - Чего-чего, а этого добра здесь хватит на всех.
- Пошли посмотрим на тот гарем, - подытожила младшая. - В крайнем случае прогоним его с глаз долой и скажем, что съели всех вдовиц в первый же день. Очень кушать хотелось.
- Не поверит, - резонно заметила средняя. - Герой нас знает, как облупленных.

И они пошли.

Гарем сидел на камушке перед входом и выглядел очень, очень грязным. Такого знатно прокопченного гарема не сыскать ни на одном рынке рабов - свалявшиеся косы, порванные шальвары и жилеты, криво сидящие на замызганных телах. Никакой восточной роскоши, одна восточная замурзанность.

При виде дракона гарем отреагировал, как хорошая боевая единица: вскочил на ноги, сбился в кучу, прикрывшись самой старой и костлявой из жен, немедленно принявшей угрожающую позу.

- Кха, - смущенно прочистил глотки Трехголовый. Гарем в ответ ощетинился ятаганами и шамширами. - Ну что, барышни... Не помешало бы принять ванну, э?
- Мы не станем предаваться с тобой противоестественному разврату, тварь! - выкрикнула из-за спины старшей султанши молоденькая одалиска. И возмущенно пискнула, явно получив болезненный щипок от боевых... гаремных подруг.
- Любопытная мысль! - оживилась младшая голова. - Вы думаете, что можете ставить условия МНЕ?
- Мы можем умереть, защищая свою честь, - мрачно сообщила султанша. - Искупая свою вину.
- Вину перед кем, простите? - деликатно осведомился Средний.
- Перед нашими законами, - буркнула предводительница гарема. - Если уж мы поверили этой белой собаке, а он привел нас прямо к тебе в пасть...
- В три пасти, на минуточку, - ехидно поправил Старший. - И не такой уж мой герой белый. Я бы сказал, он скорее кремовый.

Увы, шутка не разрядила атмосферу. Наоборот, в рядах гарема произошло нечто вроде рокировки боевого строя и перед Трехголовым стоял практически готовый отряд пехоты. Брать на передержку отряд пехоты дракон герою не обещал. Захотелось решить проблему одним махом: плюнуть на всё. Напалмом.

- Эх, Сухов, Сухов... - печально вздохнул Средний. Он среди драконьих альтер-эго был самый культурный и стремился учиться на чужих ошибках. Чаще всего на ошибках Младшего и Старшего, хотя учиться на ошибках тех, с кем у тебя общее тело... Что-то в этой системе было не доработано.
- Напра... За мной, барышни! - неожиданно припомнила не свое воспоминание младшая голова. И, не втягиваясь в дискуссии, вся туша Трехголового бодро пошагала к каменной ванне.

Верней, для дракона это была не более чем ванна, причем с водой не той температуры, не того цвета и не того химического состава - Трехголовый был сибарит, а перед гаремом открылся целый бассейн, выдолбленный в скале. В каковой бассейн дракон всех героевых баб и свалил, слегка плюнув на воду огнем для сугреву, свалил прямо в одежках. А чего церемониться-то? Заодно и постирушки устроят. Визгу было! Младший ржал, Старший ржал, Средний тоже... милостиво улыбался.

Как же трудно дружить с людьми! Но совместное мытье объединяет. Все эти "поддай парку", "эй, тут был мой мыльный камень!", "а гребенка у тебя найдется? а кондиционер? а фен?"... Женщина никогда не довольствуется тем, что ей предложено.

Насколько это верная мысль, дракон понял на второй день пребывания гарема в его пенатах. Когда отмытые вдовушки выспались и защебетали. С утра пораньше Трехголовый, ощутив невиданной силы голод, метнулся в леса. Собирался-то, как всегда, за кабаном, но культурная парадигма категорически отмела свинину - во избежание культурного конфликта. Пришлось, чертыхнувшись, искать благородных оленей. Голодный дракон - очень ловкий дракон, неудивительно, что Трехголовый практически мгновенно отыскал самого крупного самца на всю округу и обездолил самый крупный олений гарем, дабы накормить свой. Сожрав большую часть туши на завтрак в награду за собственную добычливость, дракон уселся на скальной полке, ковыряя отростком рога в зубах, поджидая, пока всех этих женщин вытянет из сна и притянет на запах мяса. Уж пятидесяти кило оленьей вырезки им хватит, чтобы наесться?

А вот не хватило. Не хватило!

- А соль? А зелень? А специи? А соус? А гарнир?
- ГАРНИР?! - не выдержал Трехголовый. - Это кому тут в восемь утра гарнир понадобился? А-А-А?!!
- Мама меня учила все есть с хлебом! - мужественно пискнула (sic!) одна из жен, явно не восточного происхождения. Иначе мама бы ее учила все есть с чуреком.
- Спокойно! - четко скомандовал Средний пылающей гневом старшей голове. - Я разберусь. Детка, - елейным голосом обратился он к не-восточной вдове: - Детка! Ты знаешь, что обнаружили ученые одной далекой, но очень развитой страны на Острове-который-нельзя-называть? Что поедание мяса с хлебом способствует прибавке веса!
- Правда? - радостно спросила и без того не худенькая любительница есть с хлебом. - Мама, значит, была права!
- Идио-о-от, - прошипел Старший, отвесив себе со всей силы фейспалм и нечаянно попадая по Среднему. - Ты что, никогда не слышал поговорки "Восток - дело тонкое"? У людей разные стандарты красоты!
- Сам идиот, - буркнула средняя голова, потирая нос, глаз, щеку и осторожно проверяя состояние челюсти. - Вот увидишь, сейчас сработает.

И ведь сработало же!

- Ну и будешь похожа на свою маму! - неожиданно взвилась другая жена, наверняка соперница этой... с гарниром. - Да ты уже сейчас вылитая мамаша!
- Что-о-о? - заблажила любительница нераздельного питания (у нее получалось "чтэ-э-э"). - Кто бы говорил! Женщины моего народа до старости прекрасны! А женщины твоего народа - первые пятнадцать минут после рождения, пока на них не выросли густые черные усы!
- Девочки, девочки, не ссорьтесь! - захихикал Трехголовый. Оппонентка почтительной дочери действительно отличалась... легкой небритостью.
- Еще бы не прекрасны! Как поросята, которых вы едите, вырезав из утробы матери их, - разразилась обличительной метафорой Усатая.

Дракон хохотал, уже не сдерживаясь: курносая белокожая не-восточная вдовушка поистине напоминала молочного поросенка. Слегка подрумяненного. А что? Очень аппетитное зрелище. Дракон счел бы это высказывание комплиментом. Но поклонница углеводов так не считала. Она немедля налилась багрянцем, словно клен по осени:

- Да ты... да я... Кобыла!
- Хрюшка!
- Плебейка!
- Тупая пе...
- А ну цыц, - вмешалась пожилая султанша. Пожилая настолько, что было вообще непонятно, как ее в гареме-то держат. - Не позорьте моего покойного супруга.
- Он и наш покойный супруг! - немедля объединились Поросенок и Усатая.
- Я была его женой, когда вы еще под стол пешком ходили, - не самым удачным образом парировала жена-старожилка.
- И что он только в тебе нашел? - угрюмо пробормотала не-восточная жена. Ее соперница согласно закивала.
- Происхождение. Воспитание. Женственность. Всё, чего вам так не хватает, - сказала, как отрезала Старожилка.

Трехголовый млел, наблюдая за срыванием покровов с гаремных тайн и разоблачением магии полигамии. Младожены, кружа воронами над старой совой, так и норовили указать на истинное место жен-первонахов при муже (ввиду своей смерти права голоса лишенном). Старая сова не упускала возможности проредить воронью оперение и доказать, что истинная женственность не стареет.

Пожалуй, Трехголовый был склонен согласиться со старушенцией: в пожилом возрасте недостатки ума видней, чем недостатки внешности. И женственность, коли изначально имелась, расцветает пышным цветом. Женственности в дряхлеющем теле становится столько, что старая перечница готова делиться и делиться ее секретами с молодежью - да вот беда-то, у молодых уже свой образ женственности. Новая, усовершенствованная модель. Больше не принято мазать ладони хной, а усы пергидролем, не говоря уж о том, чтобы окуривать зону бикини черной амброй, добиваясь тонкого, изысканного аромата из всех срамных мест. Старые перечницы скучают по долгим, утомительным и неказистым процедурам, поглотившим большую часть их жизни - и ради чего? А ради того, чтобы продемонстрировать господину и повелителю ударную дозу женственности!

И вот заявляется на все готовенькое новое поколение жен, племя младое-незнакомое, тащит с собой баулы странных жужжащих машинок, бреет тело до гладкости, использует дезодорант и зубную нить, в молоке с утра до вечера валяться отказывается, от амбры чихает, косы не маслит, взаимный груминг презирает. Ну никакого почтения к священным традициям!

Дракон и не заметил, как ударился в воспоминания о священных традициях. Причем вслух.

- Помню я, - откашлявшись, да так, что все кругом дымом заволокло, изрек Старший, - как в старину звезды гарема добивались благосклонности господина, не щадя себя...

Вдовы, разогнав дым, навострили уши.

- Вот это была женственность так женственность! - поцокала языком старшая голова. - Помните, какой длины у них были волосы? Стелились по полу, словно ковер, служанки втроем одну косу плели.
- А какая кожа? - закатил глаза Средний. - Перламутр, чистый перламутр! Звезд гарема никогда не выпускали днем на солнце, даже под зонтиками, выносили на прогулку глубокой ночью. Это называлось "лунный загар".
- Почему выносили-то? - осторожно поинтересовалась Старожилка, в кои веки почувствовав себя юным несмышленышем.
- А потому что ног у них не было, - любезно пояснила средняя голова. - И рук тоже. Истинная женственность беспомощна и хрупка, без воли господина и повелителя не сделает и шага, не выпьет и глотка - просто не сможет. Поэтому тем, кто годился в звезды гарема, ампутировали стопы и кисти рук, сперва без наркоза, а потом правила смягчились - уж слишком много девок помирало.
- Зато из тех, кто выжил, такие красавицы выходили! - продолжал нагнетать Старший. - Нежные, покорные, вечно в полуобморочном состоянии, гни как хочешь...
- Почему в полуобморочном? - шепотом спросила Усатая. Поросенок только сглотнула, мертвой хваткой вцепившись в подругу по гарему.
- Их держали на зельях. Наркотических, - поддал парку Средний. - Без этих зелий они не могли ни спать, ни бодрствовать, только кричали истошно, пока в сердце не лопнет - или в мозгу, а потом умирали. Такой уж побочный эффект.
- От ампутации?! - пискнула, собрав все свое мужество, любительница гарнира.
- Ну-у-у, не только. Это не все операции, которые со звездами проделывали, - задумчиво побарабанила когтями по зубам старшая голова. - Оставшиеся кости тоже несколько видоизменяли. Вывихивали бедра, чтобы повелителю было удобней... вы понимаете. Языки надвое разрезали, чтобы... это вы, наверное, тоже понимаете. Еще кое-что вырезали, ушивали, растягивали...
- Меня сейчас вырвет, - прошептала Усатая.
- Пошли-пошли-пошли, - засуетились остальные жены, отводя бедняжку подальше от жареной оленины и от ванной-бассейна.

Трехголовый проводил процессию взглядом. Тремя взглядами, в каждом из которых читалось самодовольство.

- Что-то не помню я таких страстей в гаремах, - тихо-тихо выдохнул Младший. - Ты ведь все наврал, да?
- Ничего. - Старший усмехнулся и подмигнул Среднему. - Им полезно поменять приоритеты. Впереди долгая жизнь. В счастливом вдовстве.
Tags: Трехголовый, сказки для очень взрослых, фигак!, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 134 comments