Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Психоанализ себя дает плоды - к сожалению, ядовитые...


Разобралась-таки, откуда настоение лирически-мерзопакостное накатило... Маман же ж позвонила. Типа "Ну как у тебя дела, доченька?" Впрочем, доченькой (а также дочкой, дочуркой, дочей и прочими словами на "д", обозначающими родство по прямой линии) у нас в семье называть было не принято - впрочем, так же не в ходу было и прозвание "внучка". Итак, как у тебя дела, Инесса?

Я сказала: ничего. Ничего? - удивилась она. Ничего! - твердо ответила я. Если хочешь, приезжай, - сказала она. Нет, мне, как всегда, не хочется и я, как всегда, не поеду, - ответила я. А я строюсь, - туманно заметила она. Ну и ты не приезжай, - откликнулась я. Ну пока! Пока.

Разговор в привычном формате. В формате, неизменно портящем настроение.

Раньше она еще произносила "Ятебялюблюятобойгоржусь" на прощание. Это портило настроение настолько, что я попросила исключить оную фразу из техобслуживания родительско-дочерних отношений. Она исключила. Очень мило с ее стороны.

И всякий, кто подумает: стерва, не хочет приехать к старушке-матери! - пусть осознает: ей всего на 20 лет больше, чем мне. Ее муж - почти мой ровесник. Он зарабатывает пару-тройку тыщ у.е. в месяц и ни в чем моей матери не отказывает. Даже в ее желании построить не дом, а дворец в Подмосковье. В 3 этажа и уж не помню, скока квадратов площадью. Потому что число квадратов непрерывно растет и скоро достигнет площади государства Лихтенштейн.

Перекрытием площади Лихтенштейна площадью своей фазенды маман занимается больше 10 лет. За это время мой отчим нажил язву, а мать - прекрасный цвет лица. Борьба с далеким Лихтенштейном придает ее жизни смысл и стройность.

Но не езжу я к ней не поэтому. В смысле, не потому, что моя мать счастлива своей героической стройкой.

Вам известно, что существуют дворцы на двоих? Когда ни в какой комнате нельзя поместить третьего, чтоб он тоже насладился местной аурой роскоши - или хотя бы уюта? Так вот, маман построила дом, в котором мне нет места. Даже разок переночевать. Даже на полдня. Даже на пару часов. Потому что это дом на двоих. И узнала я об этом - когда-то - катастрофически поздно.

Однажды, ведомая этим самым дочерним долгом, я сдуру приехала "помочь по хозяйству". Ну, а поскольку ехать до маменькина "хозяйства" было часа 4 на ВСЕХ видах транспорта, я прибыла вымотанная, мокрая и жаждущая хотя бы краткого отдыха среди зеленей.

Из зеленей в хозяйстве имелась жиденькая лесополоса с гигантскими, поистине неукротимыми комарами, торфяное поле в буграх и норах неизведанной глубины и грязючести, ароматное местечко под названием Блядово Болото и деревня, некогда, очевидно, носившая то же благозвучное имя, но когда-то из картографической скромности переименованная в Капустино.

Там можно было погулять. В сопровождении нескольких мамашиных дворняг - якобы сторожевых псов. Если им и стоило от чего сторожиться, тем сторожевым, так это от мамашиной стряпни. У собак была такая диарея, что под каждым им кустом... В общем, метан и аммиак почти сжижались в воздухе.

Бегая от страдающих метеоризмом собак, от одержимых маниакальным упорством комаров, от мамашиных предложений поесть супчику (знаю я тот супчик! это остатки того, что не съели собачки - мамуля у меня женщина запасливая) я провела незабываемый вечер. А потом... меня уложили спать. В 9 вечера. Потому как телевизор не работал, вставать завтра рано, хоть и выходной, все вокруг при деле, кроме тебя, до... Инесса. Словом, колыбельная типа "Не в городе, небось!"

Странно... Будь у маман корова дойная или куры яйценоские какие - тада, канешна, кормить-доить живность надо каждый день... Но кроме собак, ужаснутых одной мыслью, что им опять надо будет ЧТО-ТО есть, никого в округе не наблюдалось. Словом, со своей совьей натурой я до 4 утра слушала, как перетикиваются три пары ходиков. Шум охеренный. Будто три ученика барабанщика настраивают ритм. На плацу. К тому же, лежа на полу на одеяле (да, на ватном одеяле, матрасов для всяких тут, хоть и припершихся по приглашению, не напасешься!) в ПРИХОЖЕЙ (а как назвать комнату, через которую вынужден пройти любой, направляющийся к выходу?) я не могла отделаться от смутного подозрения, что мне тут не слишком-то рады...

Бывает так: вроде бы все в восторге от твоего приезда. И вроде как ждали тебя и по приезду приветствовали всем сердцем. А потом на стол подаются позавчерашние стылые помои, на полпальчика покрытые горьковатым жиром; тебя полдня мотают по каким-то неведомым "делам", во время которых приходится тупо месить ногами грязь в непонятном направлении и подолгу переминаться все на тех же ногах (уже довольно усталых) где-то на расстоянии 5-10 метров от диалога ваших занятых по самую шейку гостеприимцев; ввечеру на пол в проходной комнате кидается "зипун" на полметра уже и на треть метра короче, чем требуется, дабы заслужить звание постели; а поутру все обитатели дома каждые 3 минуты шумно перепрыгивают через твое невыспавшееся скрюченное тело с громкой присказкой "Спи-спи, рано еще!" - и как тогда реагировать? Продолжать свято верить этому самому "ждем-ждем, приезжай"? Или все-таки не быть легковерным идиотом?

В общем, наутро я не стала слушать предложений еще помочь мамуле, выгуливая вместе с нею скорбящих животом собак. Собралась - и убыла.

Конечно, маме обидно. Обидно, что тогда в фазенде было всего-то 2 этажа. Сейчас, если верить маменькиным рассказам, в нем мог бы потеряться Людовик - и не один, а с Версалем. Но я-то знаю: стоит мне приехать, и опять зипун сам собою сползет с антресолей - и прямо на пол прихожей. И опять мое время пожрут собаки. А ночной сон - ходики.

Этот дом, как и его хозяйка, желает похвастать, поврать, побздеть о своей крутости. И мое присутствие не обязательно. Как не обязателен ревизор в гоголевском городе H. Вот если бы можно было сделать так, чтоб я издали полюбовалась на надстроенные этажи, поахала бы, обзавидовалась - и не заходя, бегом на электричку. "И в дальний путь, на долгие года..."

"Мы так близки, что слов не нужно", - я знаю свою мать, она - меня. Знает, что мне неинтересны ее "достижения" - так же, как ей - мои. Когда я ей еще дарила свои книги - из авторских экземпляров, она их однажды собрала и отнесла лоточнице у метро. Дескать, попробуйте это продать, а я как-нибудь зайду за деньгами и новых принесу. После чего рассказала мне об этом как о пиарной акции...

Не знаю, отчего мне это вспомнилось. Таких вот квипрокво в истории моих взаимоотношений с матерью - тысячи. Ну, сотни как минимум. Потому что в скверный анекдот - совершенно по Достоевскому - обращается ЛЮБАЯ наша встреча.

Мелочи, мелочи, мелочи. Мелкие абордажные крючья, рвущие пресловутое дочернее чувство до тех пор, пока эта часть отношений не отомрет. И не напишет на подкорке, словно на борту Летучего Голландца: "ОТЦЕПИСЬ ОТ МЕНЯ, ДУРА! ТЫ ДЛЯ МЕНЯ ДАВНО УМЕРЛА!"
Tags: галерея предков, мир за вычетом меня, монументы на колесиках
Subscribe

  • Родовое проклятие подлости

    Рассказывают, Жучкова со своими говорящими глистами (какой-то Филипп Хорват, он же Гор Потоков, он же Прорыв Унитазов, он же Гнусный Ублюдок, он…

  • Вслед недавнему посту

    В недавнем посте я описала, как старуха Скади зазывает на "аффтар-тудеи" писателей-"боллитровцев" — то есть людей, которым эгалитарность и…

  • Сто лет переходного возраста

    Вышла моя статья в "Камертоне", на нее наверняка обидится недавно упомянутая критикесса, не желающая иметь со мною "деловых дел" — я ведь даю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments

  • Родовое проклятие подлости

    Рассказывают, Жучкова со своими говорящими глистами (какой-то Филипп Хорват, он же Гор Потоков, он же Прорыв Унитазов, он же Гнусный Ублюдок, он…

  • Вслед недавнему посту

    В недавнем посте я описала, как старуха Скади зазывает на "аффтар-тудеи" писателей-"боллитровцев" — то есть людей, которым эгалитарность и…

  • Сто лет переходного возраста

    Вышла моя статья в "Камертоне", на нее наверняка обидится недавно упомянутая критикесса, не желающая иметь со мною "деловых дел" — я ведь даю…