Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Художник вправе быть идиотом

a_maaarrrmaid_by_ce_rap-d3fyz80

Мне часто кажется: люди, считающие себя нашими друзьями, а себя - творческими натурами, ищут стыков в нашей броне, чтобы угробить нам рабочий настрой к чертям собачьим и перевести стрелки на себя, на свои интересы, на свое простигосподитворчество. Даже если они якобы всё про себя поняли и им стукнули по рукам, они не могут заткнуться и упоминают бесперечь, как они всё поняли и как им по рукам стукнули, да причем незаслуженно, незаслуженно жестоко. Яженихател! А чего ты хотел? А я скажу чего.

По большей части творческий друг - это креативщик, любящий покреативить на досуге и мечтающий делать это с таким же безграмотным раздолбаем, как он сам. "Демиург на полставки" не понимает: не каждый писатель - безграмотный раздолбай. Не от каждого можно получить то, о чем он, креативненький, мечтает. Однако художник не думает о последствиях своего яженихатения, напрашиваясь на похвалу, на развлекуху, на симпафку. Взрослые люди, далеко не дети, ведут себя так, словно ты поклялась им в вечном восхищении, а также в том, что только смерть разлучит вас и оторвет от дела всей вашей жизни - лепить куличики в одной песочнице. Даебтвоюмать, деточка! Сколько повторять уже: в искусстве каждый сам за себя?

У каждого из творцов своя задача, которую люди добросовестные решают на пределе возможностей, а халтурщик - в порядке самоувеселения. Но почему-то аплодисментов и похвал жаждет, как никакой творец и мастер.

Например, одно яженихатело от доброты душевной предложило мне обложку для "Мира без лица" в духе обложек "Альфы": у героини-морской девы из башки лезли тентакли с присосками, напоминающими гигантские назревшие прыщи, над головой этой несчастной по волнам привольно плыл кованый сундук, приятно ассоциируясь с говном в проруби, а в руке пловчихи, издеваясь над законами физики, светила керосиновая лампа. Под водой. И вдобавок ко всему прочему русалка была в футболке. Сказать, что я взбеленилась, значит ничего не сказать. Для того, чтобы навалять нечто подобное, надо принципиально не читать книгу и игнорировать облик ее персонажей. Как, впрочем, издательские оформители и делают. Я уже привыкла к подобному подходу - в издательствах.

Вот только в данном конкретном случае это был не издательский оформитель, а друг меня. Каковой друг:
а) не понял, что проблема не только и не столько в неумелом рисунке, но в первую очередь - в невыразимом идиотизме замысла (художники любят "творчески осмыслить" обложку так, что хоть стой, хоть падай, хоть оставайся стоять в глубоком обмороке),
б) не счел нужным ни прочесть книгу, которую вздумал оформлять (внезапно!), ни сколько-нибудь продумать изображенную сцену (да что тут думать? трясти рисовать надо!),
в) не удовлетворился быстрым и жестоким обломом своих амбиций и через некоторое время пошел на второй круг (по-прежнему не считая нужным узнать, каков все-таки облик центрального персонажа).

Следующей жертвой идеей доморощенного гения стала всё та же злосчастная русалка - только теперь из ее башки торчали не тентакли, а сухопутные змеи в чешуе, расцвеченной во все цвета аспидности. И отчетливо напоминавшие конскую колбасу с зубами, колечками висящую в сушильне. Я сперва решила, что передо мной попытка слабать обложку к "Дамело", поскольку здесь какая-никакая, а Медуза Горгона имеется. Нет, оказывается, то были все еще попытки создать обложку к "Миру без лица". А точнее, продемонстрировать мне бездну креативного мышления. Сколько нужно креативности, чтобы прочесть: у центральных героев книги, народа фоморов волосы серебристо-белого цвета и напоминают щупальца актиний, посмотреть в гугле картинки про актинию - и не совать мне больше плодов своего воображения, не имеющих никакого отношения к книге?

Дорогие друзья-жежисты! Если среди вас есть (а среди вас есть) оформители книг, заклинаю вас: удержите себя от творческого порыва в форме психоза, сатори и незатейливого желания чем-то занять руки. Ничем хорошим состояние "наши руки не для скуки" не кончится, да и любой инсайт сперва надо воплотить и отшлифовать. Также вспомните народную поговорку, что дураку полработы не показывают, и учтите: писатель в ваших художнических делах дурак, он видит то, что видит он, а не ваше "аятаквижу".

Вы, в частности, полагаете, что со временем сможете довести картинку до ума, поменять цвет-форму-фактуру-позу персонажа, превратить изображение в стильный, лаконичный, полный скрытого смысла посыл. Даром что сейчас это препошлейшая херь в цветочек-стразик и с сиськами. Но автор видит херь - и автор херь пленил заранее ненавидит, представляя, как читатель будет судить его книги по этому.

Сейчас публике не больно-то объяснишь: обложка - одно, книга - другое. Писатель оказывается заложником:
- бездарного оформителя, не читавшего текст и рисующего всякую шопопалу,
- дурака-составителя анонсов, неспособного найти в книге центральную линию,
- кретина-маркетолога, запускающего в производство пародию как ЖЮФ, а психологическую драму как любовное чтиво.

Публика ухитряется верить, что ворованные из Сети картинки, приляпанные к файлам моих книг (так же ворованных) - чуть ли не выражение главной мысли произведения. Хотя я понятия не имею, что, куда и под какими картинками у меня растащили. Я никогда не руководила воровством моих текстов, как это делали непримиримые борцы с электронным пиратством. А, видимо, стоило принять их тактику: днем бороться с пиратами, а ночью заливать тексты на Либрусек и Флибусту.

Публика верит оформителю еще до того, как откроет собственно текст. Между тем оформителя не хватает даже на такую малость, как изображение внешнего вида героев. Их облик вам, художникам, деликатно говоря, похую.

О да-а-а, писатели обожают, они обожают, когда созданный ими персонаж теряет все свои характерные черты. Когда от ГГ не остается ни черта, кроме вопроса: это кто такой, ваще? Иллюстратор в этом плане невыразимо добр и прекрасен - и всегда готов помочь. Например, представить Гарри Поттера высоким черноглазым шатеном с классическими чертами лица и орлиным зрением. Так же намного красивше! И маме моей понравилось. И френдам вконтактике. Художник, если так выразиться, легальный фикер наших трудов. Он перерабатывает наши вербальные грезы в визуальный образ. И старается, разумеется, сделать красиво - в первую очередь себе, не нам. Поэтому мы, авторы, не удивляемся, коли главгеры сами на себя не похожи. В конце концов в куче фиков тот же Гарри Поттер - могучий плечистый жеребец, жилистый и брутальный. Ломавший, как в одном фанфике говорилось, древко метлы анальным жомом усилием бедер. И не спрашивайте меня, зачем ему это понадобилось.

В то же время оформитель еще не дошел до последней степени синдрома под названием "аятаквижу". Он пытается сохранить хотя бы видимость приятельских отношений с писателем. Он даже готов признать, что рисует плохо. Хотя он не столько рисует плохо, сколько придумывает всякую дрянь, не относящуюся к книге и к авторскому замыслу. А всё потому, что наплевательски относится к оформляемому тексту. Халтура начинается здесь.

Могу дать пару-тройку советов тому, кто надумает что-либо когда-либо оформлять.

Первое: прежде чем пугать автора вашим видением героя, найдите описание внешности оного. И попытайтесь коррелировать свое воображение, хай йому грець, с тем, что создал автор. Не так сложно нарисовать персонажа хотя бы с тем цветом волос и кожи, с тем телосложением, что упомянуты в книге. С нынешними системами поиска вам не придется даже перечитывать весь текст. Введите в поиск по файлу поочередно имя персонажа или слова "волосы", "глаза", "кожа". В начале текста наверняка обнаружатся три-пять абзацев, посвященных сабжу. Это так трудно - прочесть одну страницу и отфотошопить то, что вы себе накреативили?

Кстати, особенно противно и обидно получать подобные эскизы от тех, кто старательно делает вид, будто книгу читал. А на деле и отыскать страницу с описанием внешности персонажа поленился. И на твои объяснения относительно того, как персонаж должен выглядеть, забил болт раньше, чем ты закончила гигантское письмо с разъяснениями.

Второе: не пытайтесь списать ужас от кошмарного замысла на технику исполнения - чаще всего это два разных ужаса. Свое "аятаквижу", дорогие оформители, юзайте дозированно. Прислушайтесь к авторскому слову хотя бы формально, попытайтесь включить логику, согласно которой корабли по морю ходят, сундуки с сокровищами тонут, а плавает говно. Если вам лень поработать над идеей рисунка - попробуйте отшлифовать ее совместно с автором. Это он как раз может - додумать содержимое картинки.

Я, например, никогда не отказываюсь придумать сюжет иллюстрации или обложки. Я писала эти сюжеты всем художникам, оформлявшим мои книги, десять лет писала, потому что оформительские находки ввергают меня в шок. Попробуйте поговорить с писателем на тему того, какую сцену/отдельную фигуру/набор предметов/черта лысого он мечтает, прямо мечтает узреть на обложке.

Третье: не упускайте из виду одну серьезную особенность образного мышления. А именно то, что практически каждый художник считает, будто он вправе быть идиотом. Он себе это позволяет, едва ли не кичится тем, что мысль, заключенную в его опусах, уловить невозможно. И не потому, что она выше вербализации, а потому что отсутствует в принципе. Оформление литературного произведения должно содержать весьма определенную мысль и определенное настроение. Это не только ваш креативчик, это символ, прилагаемый к чужому творчеству.

Символ трудно, а вернее, невозможно создать (как и требуемое настроение), если ты из всей книги прочел только анонс. Да к тому же написанный таким же распиздяем, как ты сам. Даже фанарт на презираемом профессионалами фанфикшене создает свои коллажи после прочтения всего фанфика - а здесь, казалось бы, уровню падать некуда. Поэтому не надо считать, оформители, будто вы всё просекли по нескольким корявым фразам аннотации, чего время зря терять, улыбаемся и машем. Можно так промахнуться, что проблем не оберешься.

Особенно если писатель попадется раздражительный и к реверансам не склонный. Знаете, дорогие мои, как заебывает срыв рабочего настроя посреди трудной сцены? Для меня трррагедь в исполнении обиженного мною оформителя пришлась на середину написания первой сцены третьего тома "Дамело". То есть сижу это я (вторую неделю сижу), ищу в душе особо точных слов (вторую, повторяю, неделю), дабы первая сцена книги заставила читателя понять то, чего он не понял во второй книге, но что бы хотел понять из книги третьей. Представляете масштаб задачи? И каждый день меня дергают в почте те, у кого охуеть какие проблемы. Главная из которых состоит в том, что им скучно. Скучно, блядь!

Они не понимают, что попытка извлечь из меня толику внимания может стоить им нескольких месяцев, а то и лет разлуки. Я вообще скорый на разлуку человек. Поэтому никому не следует думать, будто моя жизнь на нем, малипусечке, сосредоточена. Да усвоит всякая малипусечка: мой путь буквально устлан трупами и полутрупами малипусечек!

Ан нет, люди, которым нечем себя занять, подчас выбирают в качестве развлечения экстрим, рядом с которым сплав по горным рекам на байдарке что купание в джакузи...
Tags: авада кедавра сильно изменилась, искусство для неграмотных, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments