Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Музы по имени Copy и Paste

Эклз и Падалеки в старинных костюмах

Необходимость этого поста назрела эдак примерно года два назад. Когда в комментах к первому же моему посту о фанфикшене сразу несколько товарищей затребовали четко изложить, что я считаю плагиатом, а что не считаю. Как будто мои границы понятия имеют решающее значение. Как будто литературоведение вручило мне штандарт и эгиду в войне с литературным воровством. А я-то и не знала, что меня назначили Орлеанской девственницей по этому вопросу! И успешно посылала настойчиво вопрошающих по разным интересным адресам. Но они не отставали, пока ваша вся из себя не совсем Орлеанская и уж конечно не девственница не сдалась. Ладно, сказала она (то есть я). Я расскажу вам, что такое плагиат. Хотя даже в википедии есть вполне приличная статья на эту тему.

Итак, я регулярно сталкиваюсь с личностями (в основном причастными к фанфикшену), которые требуют от меня составить сетку с разметкой, где что. То есть от сих до сих еще интертекст, а после сих уже плагиат и фармазонство, пожалте бриться. И не объяснишь ведь болезным, что подобным темам посвящена целая наука. Литературоведение называется. И еще один раздел науки юриспруденции - авторское право.

Что ж, начнем изложение ажно двух наук с высказывания Чарльза Калеба Колтона: "Если вы крадете у современников, вас обругают за плагиат, а если у древних - похвалят за эрудицию". Отчего так? Оттого, что для превращения плагиата в предмет претензий требуется хотя бы одно из двух условий: коммерческий успех ворованного и оскорбленный создатель источника - или держатель прав. Живой и очень, очень разозленный. Однако и при отсутствии этих условий можно получить обвинение в плагиате, хотя на деле вы позволили себе всего лишь подражание. Каковое формально представляет собой непочтенное, но и неподсудное деяние.

Ведь плагиат есть умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, технических решений или изобретений. Плагиат может быть нарушением авторско-правового законодательства и патентного законодательства и в качестве таковых может повлечь за собой юридическую ответственность. С другой стороны, плагиат возможен и в областях, на которые не распространяется действие каких-либо видов интеллектуальной собственности, например, в математике и других фундаментальных научных дисциплинах.

Плагиат выражается в публикации под своим именем чужого произведения, а также в заимствовании фрагментов чужих произведений без указания источника заимствования. Обязательным признаком плагиата является присвоение авторства, так как неправомерное использование, опубликование, копирование и т. п. произведения, охраняемого авторским правом, само по себе является не плагиатом, а другим видом нарушения авторского права, так называемым пиратством. Пиратство становится плагиатом при неправомерном использовании результатов интеллектуального труда и присвоении публикующим лицом авторства.

Вроде все ясно? Разумеется, нет. Иначе не существовало бы целой области авторского права, не рвали бы друг друга в клочья юристы, выясняя, имеет ли право человек назвать собственный магазинчик "Дядя Федор", если это не только персонаж любимого народом мультфильма, но и прозвище владельца магазина с младых ногтей. Порой плагиатом, а то и просто недозволенным коммерческим использованием считается употребление названия чужой торговой марки, одного-двух слов - а порой целый сеттинг используется для написания книги или сценария без всяких отчислений его создателю. Потому что не с чего отчислять. Книга, сценарий, ремейк не превратились в источник дохода, создатель первоисточника спит себе спокойным сном, а может, помер давно.

Но всегда найдется злобный критик, который усмотрит плагиат там, где юрист ничего подсудного не видит. Юристы - народ меркантильный. Судиться с фикрайтерами им неинтересно. Вот если фикрайтер пробился в писатели и наваял целую франшизу в духе "Тани Гроттер" - они тут как тут и пыхают огнем.

Между тем подражание, пародия, заимствование идей (сами по себе идеи не могут являться объектом авторского права: согласно статье 1259.5 ГК РФ на идеи произведений авторские права не распространяются; так что если издательству понравится какая-то идея, но не понравится исполнение, издатели могут попросить одного из своих авторов написать роман с нуля - но права исполнителя при этом не считаются нарушенными), эмуляция и цитирование плагиатом с юридической точки зрения не являются. А порой и с искусствоведческой точки зрения тоже.

Так же от плагиата следует отличать соблюдение канонов и традиций, работу в рамках стилистических стандартов и использование шаблонов. С плагиатом не следует путать идейную, художественную или научную преемственность, развитие или интерпретацию произведений творчества или интеллектуальной деятельности. Следует понимать, что все произведения науки и искусства в той или иной степени основаны на ранее созданных произведениях.

Такова юридическая сторона вопроса (в более чем общих чертах).

Однако дровишек в топку подражания-заимствования подкидывает такое явление культуры, как постмодернизм. Рассмотрим это порождение прошлого века - постмодернизм. Он, можно сказать, наш главный подозреваемый, промывший людям мозги до того, что они перестали видеть разницу между художественным приемом и примитивным воровством.

Постмодернизм обращается к уже состоявшемуся в искусстве с целью восполнить недостаток собственного содержания. Б. Гройс писал: "Художник наших дней - это не производитель, а апроприатор (присвоитель)… со времен Дюшана мы знаем, что современный художник не производит, а отбирает, комбинирует, переносит и размещает на новом месте… Культурная инновация осуществляется сегодня как приспособление культурной традиции к новым жизненным обстоятельствам, новым технологиям презентации и дистрибуции, или новым стереотипам восприятия". Использование готовых форм - основополагающий признак такого искусства. Происхождение этих готовых форм не имеет принципиального значения: от утилитарных предметов быта, выброшенных на помойку или купленных в магазине, до шедевров мирового искусства.

Постмодернизм легализовал использование чужих сюжетов, образов и даже прямых цитат (без указания источника) из текста или изображения. Вплетенные в контекст чужих идей, в руках умелого творца они играют новыми красками и обретают новую жизнь, так что можно счесть эту тенденцию полезной для той же классики - использование цитат из нее привлекает к ней внимание. Или хотя бы обогащает произведение постмодерниста мыслью, коли сам автор мыслями небогат. Правда, все эти положительные стороны приема реализуются лишь при одном условии: если идейный контекст существует.

Так же, как у плагиата, подсудного юридически, у плагиата, подсудного в плане критики, есть необходимые и достаточные условия. Вернее, условие - одно. Отсутствие у заимствующего автора собственной идеи. Ну или отсутствие хотя бы новой интерпретации идеи первоисточника.

Заимствование чужой идеи и выворачивание оной так и эдак есть годный, интересный художественный или научный прием. Несть числа авторам, размышлявшим над чужой идеей, ищущим в ней новых смыслов и современного звучания. Обычно, когда начинается холивар на тему плагиата, в качестве примера приводятся именно такие авторы - позаимствовавшие что-то у предшественников, чтобы изложить на готовом материале собственные мысли. Хотя никакой перед нами не плагиат. Перед нами реминисценция.

Реминисценция есть неявная цитата, цитирование без кавычек. Реминисценция - элемент художественной системы, заключающийся в использовании общей структуры, отдельных элементов или мотивов ранее известных произведений искусства на ту же или близкую тематику. Одним из главных методов реминисценции является аллюзия и ретроспекция.

Аллюзия - стилистическая фигура, содержащая указание на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закрепленный в текстовой культуре или в разговорной речи. Материалом часто служит общеизвестное историческое высказывание или какая-либо крылатая фраза. В том числе могут использоваться библейские сюжеты. Например, название фильма «В. Давыдов и Голиаф» отсылает к широко известному библейскому сюжету про Давида и Голиафа. В отличие от реминисценции, аллюзия чаще используется в качестве риторической фигуры, требующей однозначного понимания и прочтения. Суть аллюзии - шутка, отсылка, намек.

По своей природе реминисценция всегда производна или вторична, это мысленная отсылка, сравнение с неким образцом, сознательное или неосознанное сопоставление, взгляд назад или в прошлое. Однако сам по себе способ реминисцирования всегда носит интеллектуальный и творческий характер, этим он отличается от обыкновенного копирования, компиляции или, тем более, плагиата. По той же причине необходимо разграничивать реминисценцию и цитату.

Наиболее древними реминисценциями следует признать силуэты, пропорции и сюжеты древних наскальных изображений, повторяемые в "зверином стиле" скифов или в творчестве мастеров современной эпохи (живописцы, ювелиры, дизайнеры и др.). Некоторые тотемы, гербы и товарные знаки имеют явную реминисцентную природу. Различают историческую, композиционную, нарочитую и неудачную реминисценцию. Реминисценции могут присутствовать как в самом тексте, изображении или в музыке, так и в названии, подзаголовке или названиях глав рассматриваемого произведения. Реминисцентную природу имеют художественные образы, фамилии некоторых литературных персонажей, отдельные мотивы и стилистические приемы.

Если к названию художественного течения приписана приставка "пост", значит, было что-то до этого течения, с чем оно и разошлось благополучно, ища собственные формы и идеи. Если, наоборот, имеется приставка "пре" - значит, течение решило вернуться во времена до какого-то направления и поискать нового в старом.

В свое время я защищалась по прерафаэлитам, искавшим свежести красок, чувств и сюжетов в художниках, творивших до Рафаэля. Треченто, кватроченто, Пьерро делла Франческа, Боттичелли, Мазаччо, Пинтуриккьо, Фра Анжелико, Пьетро Перуджино, Доменико Гирландайо, плоские яркие фигурки, сказочная куртуазность и средневековая гармония, разрушенная титанами Возрождения в борьбе за Олимп художественной истины. В XIX веке художникам захотелось вернуться в этот Неверленд, да хладен пепел. Просто копировать манеру казалось по-детски и как-то стыдно, что ли? Словом, прерафаэлиты работали над собственной манерой и вскоре из уютной бухты псевдоготики отправились в плавание по собственным морям. Честь им и хвала.

На их эстетике вырос модерн, он же ар нуво и ар деко. Плоскостность, условность и яркость остались, но наполнили их совсем другие идеи - система ценностей поменялась и викторианская жестокая добродетель сменилась таким же добросовестным ребяческим развратом декаданса. Хотя реминисценции были те же - мифы и архетипы ведь не меняются. Просто на свет выходит то одна, то другая мифология. Что и определяет выбор реминисценций и аллюзий.

Всё это приемы дозволенные, говорящие об эрудиции автора, а не о склонности его к воровству. Именно потому, что у автора имеется собственная идея или хотя бы оригинальная трактовка чужой идеи, свое видение сюжета или целого сеттинга.

На скользкую дорожку хищений и плагиата вступает тот автор, который решается на заимствование в форме сиквела и ремейка. Надо быть человеком очень талантливым, чтобы потягаться с уже существующим произведением, переписывая его или продолжая на новый лад. Иначе козленочком фикрайтером станешь.

Ремейк - более новая версия или интерпретация ранее изданного произведения (фильма, спектакля, песни, музыкальной композиции). Ремейк не цитирует и не пародирует источник, а наполняет его новым и актуальным содержанием, однако с оглядкой на образец. Может повторять сюжетные ходы оригинала, типы характеров, но изображает их в новых исторических, социально-политических условиях.

Продолжение, оно же сиквел - это книга, фильм или любое другое произведение искусства, по сюжету являющееся продолжением другого произведения. Особый разряд сиквелов составляют "духовные сиквелы", которые не являются прямыми продолжениями, однако же рассматривают тот же набор понятий и идей, что и произведения, предшествующие по сюжету. Любое продолжение предполагает развитие идеи художественного произведения. События при этом разворачиваются в одной и той же вымышленной вселенной и хронологически связаны друг с другом. Продолжение - часто встречающийся прием в индустрии развлечений, так как позволяет эксплуатировать коммерчески проверенную концепцию. Создание цепочки продолжений также ассоциируется с термином "франшиза". Продолжения могут быть комбинацией различных направлений и жанров. Например, продолжением фильма может стать компьютерная игра.

И вот в этих-то палестинах обнаруживается масса лазеек, позволяющих писать и снимать вещи настолько некачественные, что никакая юридическая неподсудность не компенсирует подсудности со стороны критики.

Разумеется, никто не придет с повесткой на порог фанфикера, не извлекающего коммерческой выгоды из своей писанины (а перед произведениями этих пасынков искусства всегда ставится так называемый дисклеймер: всё не мое, спасибо, что дали попользоваться, я бескорыстно и скоро верну). И актеры, чьи продюсеры решили использовать так называемый фан-сервис (то есть интерес весьма определенного рода, возникающий у весьма определенной публики при рассмотрении весьма определенных кадров и дополнительных материалов, намекающих на сексуальную жизнь персонажей или актеров-исполнителей), также не подадут в суд на слэшера. И вообще, что бы ни говорили, лишь бы не молчали, считают акулы развлекательного бизнеса.

Но критиков не унять - этим подавай то самое, чем пылкий, но бесталаный аффтар небогат - оригинальную идею. Им, видите ли, мало новых сюжетных линий, новых персонажей, новых (и престранных) отношений между героями. Если учесть, что фикрайтеры не чураются и самолично придуманного сеттинга, так называемой "AU" (от англ. Alternative Universal), в которой есть значимые расхождения и противоречия с каноном оригинала, и OOC (от англ. Out Of Character), предполагающего значимые расхождения и противоречия с характерами персонажей оригинального произведения - то почему все эти нововведения так-таки не избавляют произведение фикера от подражательности?

А потому что дядя Федор.

Созданный кем-то персонаж - это композиция из облика, характера, биографии и имени. Даже если от персонажа останется только имя, оно будет вызывать интерес и некие чувства у публики. И значит, позволит тому, кто это имя использует, сэкономить силы на привлечение внимания к своему творчеству. Назовите героя узнаваемым именем - и взгляд читателя запнется об него. Чего большинству начинающих авторов и хочется: остановить на себе чей-нибудь взгляд. И пусть персонаж никакими своими мыслями и поступками не будет напоминать исходник, пусть у него обнаружатся крылья, рога, хвост, тентакли, герцогский титул и родство с семейкой Борджиа - это же Дин Винчестер, я узнаю эти зеленые глазки, восторженно воскликнут фанатки. И будут читать про то, как герцог Винчестер охотился на волколаков в родовом лесу. С младшим братцем, разумеется. И кобылу у него звали Импала, и из арбалета он стрелял лучше всех. Самыми большими болтами.

Кстати, это может оказаться ни разу не плагиат, а вполне себе пародия или аллюзия. Если произведение окажется настолько самостоятельным и содержательным, что канон пойдет родовым лесом, а автор - своим путем. Можно и с другой стороны зайти: взять чей-то мир, ввести в него своих персонажей и заставить их вжиться в этот мир, натворить там дел, наворотить косяков и разгребать их таким образм, какого создатель сеттинга и представить себе не мог. Главное - про идею не забыть. Про свою идею.

О которой, увы, современное МТА в массе своей понятия не имеет и, что печальнее всего, не хочет иметь. То ли это понятие придется разъяснять отдельно, как ту сову, то ли просто в лом начинающему писателю думать не над поворотами сюжета, а над тем, что все эти повороты-навороты должны сказать аудитории.

Пока же мы имеем миллион с гаком шыдевров на Самиздате, причем я не уверена, что идея присутствует хотя бы в "гаке" (который, на минуточку, включает в себя более 72 тысяч произведений). А миллион - чистой воды тасование колоды, состоящей из образов, имен, атрибутов и деяний подследственных лиц, в которых даже вглядываться не хочется, настолько они затерты и затасканы. То есть набор клише, своего рода абсолютный инструмент плагиата.

Лингвист С.Г. Бархударов так описывал этот инструмент неумелого творца: "штамп литературный, или клише, есть явление речи, бытующее в текстах произведений литературы, где он механически воспроизводится, подменяя собой то, что могло бы отразить творческую инициативу автора как художника слова, преодолевающего сопротивление материала, и участника формирования языка художественной литературы или языка поэтического". Видимо, преодолевать сопротивление материала МТА устали, не начав. Поэтому подменяют живое и искреннее заезженным и фальшивым.

Об инструментарии плагиата, очевидно, придется писать еще один пост. Тема поистине необъятная.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, искусство для неграмотных, история солжет как всегда, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments