Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Самиздат как он есть, ваша честь

Рыцарь

Продолжая тему гомогенного текста, к которому нынче склонны МТА изданные и неизданные, решила заглянуть в топ Самиздата: а там-то что? Не разбираюсь я в том, как фильтровать этот топ - попробовала по оценкам, по количеству посетителей... Один хрен. То есть не хрен, а... противоположное совсем. Три грации. С половиной. Гончарова, Гаврилова, Чиркова, Звездная - и далее по кругу. Количество посетителей, облюбовавших их творчество, кстати, довольно скромное - от 700 до 1500. У меня на сайт примерно столько же народу заглядывает. В день. Я-то, если честно, думала, в топе счет на десятки тысяч. Ну да ладно, пресса - не книга, медиа, хоть электронные, хоть бумажные, всегда расходятся лучше книг. Да и не рейтингом единым жив автор. Это аффтар жив рейтингом. Открываем текст номер один...

Анна Гаврилова, любовный роман (кто бы сомневался!) "Эмелис", на обложке - слащавенький постер к "Тюдорам", что как бы намекает на грядущие сложности между влюбленными...

- С добрым утром, любимая, - сказал Кирстен. - И тебе, праативный. С женским именем тебе, боевику синеглазому, должно быть, нелегко живется...
- Привет, - выдохнула я. И хотя смущение в этой ситуации было совсем неуместным, почувствовала, что краснею...
В подчёркнуто мужской спальне
- Кругом носки и смущающе сексуальный триммер для волос на прикроватном столике... - царил полумрак. Гардины были задёрнуты. Синеглазый боевик лежал рядом, приподнявшись на локте, и улыбался. Я не раз и не два видела его улыбку, но эта была иной, особенной.
Счастье? Нет.
- Ка-а-ак нет? Ах ты сучка!
Абсолютное счастье? Да, пожалуй... - Ну то-то же. Знай наших по имени Кирстен!
Он улыбался, а я... я уже не краснела, пылала! Осознание дерзости собственного поступка появилось лишь сейчас и сводило с ума. Нет-нет, я ничуточки не жалела, но... О Всевышний! Я, Эмелис из рода Бьен, сама пришла к мужчине и фактически заставила его... Нет, не хочу об этом думать. - Вот так и познается предназначение триммера для волос, в носу или еще где.
На цыпочках, словно воришка, дошла до умывальни. Одарила растрёпанную голубоглазую блондинку, которую отразило зеркало, пристальным взглядом, и лишь после этого решилась взглянуть вниз. - Осмотр на предмет наличия у блондинки головы прошел удачно!
Бурые разводы на внутренней стороне бёдер - Буэ... - сюрпризом, разумеется, не стали, но я всё равно поёжилась. - Мыться надо, а не ежиться. Причем не дожидаясь засыхания потеков неизвестного происхождения на твоей коже, если уж в вашем средневековом логове имеется ванна и водопровод.
Мир привычно поплыл, да и жар, который охватил тело, был не в новинку. Но прежде я запрещала себе, останавливала, а теперь... пальчики - Пальчики. Ладошки. Локотки и ножки. Как только в тексте начинают встречаться уменьшительно-ласкательные описания СЕБЯ, книгу можно смело выбрасывать, помяните мое слово. - смело скользнули по обнаженным плечам возлюбленного, тело выгнулось навстречу его силе и теплу.
- Любимая... - простонал боевик. - Любимая, не делай так...
Кажется, это я уже слышала, причём не далее чем вчера.
- Как "так"? - переспросила хрипло.
Ответом стал невероятно жадный поцелуй и тихое:
- Эмелис, ты меня с ума сводишь. И если не прекратишь... в академию мы, в лучшем случае, к выпускным экзаменам вернёмся.


Ну-с, и что мы здесь имеем? Боевик-студент, задрот интеллектуал с женским именем; девственница, несведущая в интимной гигиене, но с задатками горячей штучки; академия, ждущая, когда эта сладкая парочка соблаговолит и проч. Даже для порнушки набор крайне банальный, крайне. Закрыть, что ли, от греха уныния подальше? Я же знаю, что дальше будет. В первой книге такого рода два заносчивых придурка отпрыска мегауберзнатного рода старательно делают вид, что их стычки не ведут прямиком к постели династическому браку. В конце книги они таки заползут в постель, а вот проблемы брака и династий будут решаться во второй книге. Если будет третья, то там злобные вороги потребуют одного из влюбленных в заложники или в супруги в свое Дрисноземье, а оставшийся без партнера ГГ рванет на выручку, пренебрегая государственными интересами.

Итак, читаю дальше, ожидая момента, когда девица подсмотрит или подслушает что-нибудь не предназначенное для ее ушей, смертельно обидится уйдет в солдаты монастырь политику. И потянется бодяга с выяснением того, как он смел сказать такую гадость о своей лапуле-дорогуле. Ждать пришлось недолго.

- Ну... девочка в замке действительно есть. Вот только она не из академии. - Кир выдержал очень долгую паузу, и лишь потом пояснил: - Отец, ну я же не мог сказать бабушке, что привёл шлюху. Естественно я представил девочку как сокурсницу, а россказни про любовь - это так, для поддержания легенды.
В глазах резко потемнело, а сердце резанула такая боль, что едва сдержала крик. Ноги ослабли. Я привалилась плечом к стене, судорожно глотнула воздуха и вздрогнула, услышав изумлённое:
- Ты?! Терри, ты привёл в этот замок шлюху?
А следом хохот. Басистый, раскатистый, неудержимый.
- Бабка тебя с потрохами сожрёт, если узнает! - простонал... отец Кира. - Она тебя...


Я, конечно, довольно плохо помню себя тридцать лет назад. Но меня и в осмьнадцать лет наверняка бы хватило на подумать головой: как это "не из академии", когда очень даже из академии? зачем он врет так глупо? Меня бы хватило и на выяснения, что тут за хуйня творится, прежде чем уйти из замка в ночь холодную, найти сочувствующих, красиво пасть к ним в объятья и начать умирать-умирать, словно Тоска в финальной арии. И ведь у героини какие-то здравые мысли появились, несмотря на пылкое желание перейти в режим умирания с места в карьер:

Кирстен не из тех, кто отступает. Если бы он хотел представить меня своему отцу, он бы непременно представил. Но вместо этого предпочёл высмеять и назвать девочкой из дома терпимости. Почему?
Если бы я была глупышкой, помешанной на сентиментальных романах, я бы могла предположить, что Кир раскрыл моё инкогнито и пытался защитить. Не допустить встречи с несомненно умным и высокопоставленным аристократом. Ведь я - дочь Форана из рода Бьен, козырь, который можно использовать, чтобы изменить политическую ситуацию в Верилии.


Как особе высокого рода и брачного возраста, Эмелис Форановне должно быть известно не понаслышке: их, завидных невест, словно племенных кобыл и фамильные драгоценности, крадут, выменивают, берут в залог и отдают по сделке. А если папаша ее самца с бабским именем какой-то амбициозный сеньор - соврешь и про шлюху, и еще чего похуже скажешь, лишь бы защитить свое девственномозглое золотце. Но нет, аффтару треба заставить деву не головой думать, а совсем другим местом. Она, разумеется, эффектно убегает - так, чтобы за ней побежали с криком: "Мелкая, стой!" (не понимаю, почему это она "мелкая" - это обращение больше подходит к младшим в семье, сестрам-дочкам) - но ни на секунду не тормозит. Разве что мозгами.

О да, она гордо удаляется в академию, в женский корпус, куда гадким синеглазкам мужского пола ходу нет, причем на страже общаги стоит не вахтер с берданкой, а Древняя Антимужская Магия или что-то в этом роде. Боевик идет на штурм женского корпуса, к нему присоединяется весь боево-магически-маскулинный факультет, явно надеясь отведать комиссарского женско-магического тела, преподаватели пытаются остановить весь этот майдан срам, но не могут...

Точно знаю - это шествие было самым масштабным за всю историю дурборской академии магии. Впрочем, у нас, в Верилии, подобного тоже не случалось.
Два факультета защитниц - а это без малого шестьдесят девчонок, с поднятыми щитами, которые накладываются друг на друга и, сливаясь в один, образуют щит равносильный физическому. А за ними... шесть десятков злющих, не выспавшихся, голодных боевиков.
Парни, как объяснила Милли, со вчерашнего вечера у нашей общаги дежурили. Ночью, когда стало ясно, что старшекурсники с факультета универсальной магии не в силах сломать матрицу доступов, а переговоры с девчонками на тему выдачи меня провалились, отряд боевиков в составе ста пятидесяти человек, начал атаку.


Не зря это место называют Дурбором. Бор дур, nomen est omen. Как, однако, СИшные писателя прокалываются на именах-то. Налюбоваться не могу.

Итак, главгероиня, которую нам упорно пытаются представить девушкой сильной, умной и талантливой, ломается, как пряник, вместо того, чтобы перетерпеть несколько неприятных минут, выслушав мерзавца по имени Кирстен Данст. Предположим, он тебя разочаровал и ты больше ему не веришь. Он змей, кобель и козел, павлиноуткоеж и слонопотам в одном лице - но отчего весь твой курс устраивает войну полов и восстание заключенных в Гуантанамо при виде банальнейшей ссоры влюбленных? С какого кипариса такое единодушие?

Даже у самых-пресамых, как раньше говорили в средней школе, "основных" имеются не только друзья и прихлебатели, но и враги-завистники, нехилый пласт недовольных некоронованными королями. И они, уж будьте уверены, не рванут на штурм женской общаги, а тем более не станут закрывать собой и своими щитами какую-то ТП в кринолине. Рискуя при этом получить травму или вылететь из академии под названием Бор дур. А есть и просто ушлые ребятки, которые всегда с победителями: эти переждут в сторонке и присоединятся к тем, кто вовсю гребет к триумфу. Есть любители азартных игр - эти тотализатор организуют и будут принимать ставки на жаркий примирительный секс или на окончательный разрыв.

И если бы А.Гаврилова имела хоть малейшее желание писать о мире и живущих в нем людях, а не только о красивенькой центральной героиньке, которая страдала-страданула, с моста в речку сиганула, она бы не описывала эпик баттл в Хогвартсе Боре дур за бабий корпус. Однако аффтары такого типа ходят исключительно по вешкам, ничего и никого вокруг не видя. Главгерои манипулируют своим окружением так, как, видимо, пейсатель надеется манипулировать читателем. Поэтому разводит конфликты, стрядания и опасности на пустом месте.

Главгероиня аккуратно попадает в каждую ловушку, предназначенную высокородной девице, переспавшей черт-те с кем в надежде на морганатический брак или просто на побег в закат на белом единороге.

Заявляется официальный суженый-ряженый, с которым ГГ уже и целоваться не может:

Мне пришлось обвить шею Ридкарда руками, прильнуть к широкой груди и прикрыть глаза, притворяясь, будто происходящее доставляет удовольствие. Пришлось разжать зубы и впустить его язык в свой рот, а едва тот ретировался, совершить ответный манёвр. Ещё я была вынуждена сделать вид, будто ослабеваю от нахлынувших чувств и позволить Риду сжать сильнее.
Как чувствовала себя на самом деле? Мерзко! А в голове вертелся лишь один вопрос - когда же кончится эта пытка?
Впрочем, лгу. Вопросов было больше.
Смогу ли я, Эмелис из рода Бьен, и дальше вести эту игру? Сумею ли смириться с тем фактом, что через три месяца этот человек окажется в моей постели? Смогу ли перебороть то отвращение, которое владеет мной сейчас?


Причем этому мерзавцу всё мало - и ответных манёвров ее языка, и имитации оргазма подкосившихся ножек - ему подавай обряд верификации дефлорации!

После первой ночи молодая жена складывает простынь, что устилала брачное ложе и идёт в храм Богини. Пешком, в сопровождении мужа и его родни. Там, перед ликом статуи Богини и в присутствии служительниц храма, она эту простынь разворачивает, демонстрируя всем присутствующим следы единения.
...
Если всё в порядке, то все присутствующие на обряде люди опускаются на колени и просят Богиню благословить этот союз. И если верить сказителям и храмовникам, то это тот случай, когда Богиня не отказывает.
...
А вот если простынь оказалась чиста... молодоженов ждёт не благословение - проклятие! Точнее, проклятие обрушивается не на обоих, а на того из них, кто виновен. И если о благословении ещё бабка надвое сказала, то в силе проклятия не сомневаются даже закоренелые безбожники.
Спутать девственную кровь с какой-либо иной невозможно - у этой крови особая энергетика, особая сила. Поэтому подлога со стороны невесты быть не может.


Мало того, что предмет верификации называется, мать вашу, "простынЯ", а не "простынЬ", запомните уже это, пейсатели! Мало того, что за попытку подсунуть богине не ту кровь можно огрести проклятие. Мало того, что вместо своей простыни можно, по идее, притащить и служанкину, мало ли по замкам девственных соплячек бегает? Этих нестыковок аффтару мало. У принцев-принцесс, похоже, тумблер в башке не срабатывает - поглядеть под себя, прежде чем постельное белье к обряду конвертиком сворачивать. Что, невооруженным глазом оценить, чиста простыня или нет, юные аристократы не в силах? Неужто кто-то таки припер Богине на погляд свидетельство внезапной опытности новобрачной? И как эти наивные существа государствами править намерены - при такой-то доверчивости и неосмотрительности?

В нормальном мире, где законы природы и истории никто в угоду отдельным аристократам с ЗПР не отменял, и простыню бы проверили, и принцессу бы проверили, и жриц, носящих белье в святилище, проверили бы неоднократно. Потому что подменить бельишко и навести на правящую семью порчу - лакомая интрига для любого заговорщика. А подкупить можно и жреца, и телохранителя, и вообще подмешать невинной деве афродизиака, да и устроить ей незабываемую ночь, отнюдь не брачную... Это ж какое поле мер для ухудшения положения в правительстве и захвата власти!

Одним словом, дураки те аристократы, кто ставит будущее страны в зависимость от девственной плевы, уж извините за грубость. Тем более, что на официальном мероприятии, посвященном представлению этой чистой девы из рода Алгол-Фортран или что-то такое в качестве королевской невесты, смиренница распрекрасно нарушает протокол, падает в обморока, а придя в себя, малобюджетным методом мирится с тем самым боевиком, которого, собственно, не удивили бурые разводы.

Кир придвинулся и потянулся к губам. Намерения были более чем очевидны, и наши желания совпадали от и до, но я приставила к губам боевика пальчик и сказала:
- Я требую объяснений.
Пальчик был поцелован, причём так, что по коже снова мурашки побежали, и вообще... меня в жар бросило.


На этой фразе я поняла, что у меня сейчас начнется сахарный диабет второго типа и спаслась бегством.

Так, ладно, со смертью обоснуя в произведении А.Гавриловой все понятно. Он и не рождался. События строятся таким образом, чтобы описываемая вселенная вращалась вокруг принцессиного "даст-не даст". Не спорю, в истории династических браков было и такое - правление Генриха VIII ознаменовалось сменой политического курса благодаря игре Анны Болейн в "дам-не дам". И это был отнюдь не единственный случай очень действенного фаворитизма. Раскол курса или нескольких курсов академии на лагерь сторонников хорошей девочки и плохого мальчика - тоже не самое оригинальное событие в мире. Равно как и воссоединение этих двоих за спиной сторонников, противников, родителей и суженых. А примирительный секс тем более не нов и известен любой паре, прожившей вместе дольше месяца.

Словом, любое из описанных событий можно было подать как правдоподобное и даже как единственно возможное. Если бы, повторяю, аффтар был заинтересован в собственной книге.

Но нет, МТА такого рода не интересует ничего, кроме гомогенного слащавого сюсюканья над причесочкой, платьишком, шубкой, бриллиантиками, пальчиками и вульвочками их принцессочек. Поцеловано, не спорю. Но поцеловано более чем средне. И любовная литература заслуживает лучших представителей, уверяю вас.

Итак, это верхние позиции топа Самиздата. Мне кажется или власть на СИ захватили безмозглые феечки? Также хочу спросить: сколько еще лет понадобится феечкам, чтобы их перестало бросать в жар от поцелованности пальчика? Литература, обслуживающая пубертатных малюток, довольно быстро "исчитывается", если в ней нет ничего, кроме описаний нарядов, цацек, ссор и примирений анекдотических персон якобы аристократического происхождения и как бы большого ума. Значит, перед нами не книга, а своего рода аналог газетенки, где печатают сплетенки. Хороший такой топ для литературного ресурса.

Опусы, написанные аффтарами без интереса, мстят своим создателям тем, что... не вырастают в полноценные книги. И сколько бы те опусы ни огребли лайков-чмафок-десяток в оценках, они так и остаются на стадии фанфика. Состоящего, как я и говорила, из гомогенного текста, который неотличим от текста других аффтаров. Мало ли их, пишущих о принцессах, кои ведут себя подобно безответственным и безмозглым мещаночкам, за которыми папа с мамой не уследили - и те легли под кого не надо, а потом обиделись на весь этот жестокий, грубый мир, полный тупых синеглазых боевиков.

UPD. Как всегда, я права, даже не желая того. Оно Цветочная Фея, готовая брать в рот динамит во имя добра. Подозреваю, что у девы и межушного ганглия не имеется, так, веревочка, на которой органы слуха держатся.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, литературная премия Дарвина, сетеразм, уголок гуманиста
Subscribe

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 241 comments

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…