Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

"Мои дорогие, весьма дорогие пиявочки"


Ну вот, опять тема родилась из комментов. Это уже в некотором роде напоминает трындение на кухне до утра, которому я даже в юности не сильно предавалась. Видать, надо было... А то детские болезни в зрелом возрасте куда хуже переносятся.

Но как только мой новый френд 0xymoron написал близкую мне по духу вещь: "Часто люди вообще не понимают разницы между добротой в широком смысле, точнее, не ощущают, потому что в них этого и нет, как бы им ни хотелось, и всякими наносными красивостями, которые они то ли вычитали, то ли им вдолбили, да не в то место - получается этакая видимость чего-то добренького, но невообразимо скучного, глупого и бессмысленного. Нежизнеспособного...

Везде есть некая грань, баланс, гармония, его-то и хочется найти, ибо перегиб как в одну сторону, так и в другую одинаково фигов. Что быть розово-сопливой ссыклявой пушистой добренькой киской, всех мирящей и к миру призывающей, что холодной саблезубой стервой, сначала разрывающей на куски и обливающей ядом, а потом разбирающейся, что это за кучка останков, и не пошло ли под замес что-то важное... " - как я уже просто не могла не прицепиться к его комменту и не погнать вдоль по Питерской, по Тверской-Ямской...

Сообщила 0xymoronу, что он "совершенно прав насчет сопливо-ссыклявых кисок, проповедующих любовь и всепрощение в ТАКОЙ форме, что в собеседнике пробуждается страшный, адский негативизм и хочется заорать: заткнись, погань, слизняк уродский, со своей долбаной любовью! Девиз это мира: жги и пляши на пепелище! Рок-н-ролл!!!

А негативизм - это огромная сила, о чем вечно забывают взрослые.

Сколько лет мы, нынешние сорокалетние, слушали от добреньких шестидесятников слащавые лозунги о милосердии суицидального толка. И варили их в котелках, варили... А во что эта идейка превратилась, в комменте не объяснишь. Но в моделях поведения она привела к дикому количеству юродивых неудачников или Тартюфов. И взялась эта армада "добрых людей" за воспитание деток своих единокровных. В результате мы и получили немалое количество - почти целое поколение - безжалостных (якобы), холодноглазых людишек, уверенных в собственной вседозволенности и безграмотных в обращении с другими людьми. В семье Тартюфов именно такие Савонаролы и вырастают.

А сейчас эти ребятки начинают подводить идеологический базис под жилетку, объясняя, что стервозность есть бессмысленность и беспощадность - и тем и хороша, ибо только так можно прожить в этом мире. Но поцарапай этакого терминатора ненароком, задень его железную суть, и он весь в соплях помчит тебя по кочкам, обвиняя во всех грехах. Не привык к сопротивлению. Ему внушили, что все при виде его должны будут покорно нагибать башку и смиряцца, потому как он крутой.

Ну, выдала эту филиппику в адрес тартюфизации сознания и подсознания всея Руси, думая исключительно о том, до чего же легко направить человека на жестокость и безбашенность, проповедуя смирение, всепрощение и подчинение. И вдруг меня, наконец-то, торкнуло: стоп! Это ж я "холодная саблезубая стерва, сначала разрывающая на куски и обливающая ядом, а потом разбирающаяся, что это за кучка останков"! А почему? Разве я кого рвала в бешеном азарте погони, дурея от запаха крови? Не было такого.

Зато, когда случается - не так уж редко, к сожалению - набрести на персонаж из чеховского "Письма к ученому соседу", на незабвенного Василия Семи-Булатова с его несуразными поучениями и скороспелыми идеями насчет того, что произойди человек от обезьяны, у него был бы хвост и дикий голос. Когда такое случается, я, невзирая на четкое понимание, с кем - а точнее, с чем - имею дело, не могу заставить себя отмолчаться. Слишком много умных, талантливых, но абсолютно неагрессивных людей у меня на глазах замордовали или попросту заглотили целиком в процессе самоутверждения Васятки Семи-Булатовы обоих полов. Эта картина кому хошь доказала бы: учить стоять за себя, мокрица! Обозначь границы собственной личности вешками и не позволяй их передвигать без жизненно важной надобности. И следи, чтоб их не мацали потными лапками всякие людоеды мелкотравчатые. Вот ходи дозором и следи.

Научилась. Иногда до такой степени не хочется производить очередной обход-дозор-аудит - ну не передать! Особенно если пахнет незаконной аннексией и, как следствие, очередной неполиткорректной сварой. Притом, что свариться приходится и с теми, кто искренне считает себя моими друзьями - просто на основании давности знакомства или сотрудничества. Людям трудно называть вещи своими именами. И если они пытаются вас использовать - в качестве живого щита или боксерской груши, в качестве бесплатной рабсилы или всеядной публики - поневоле ставишь их на место. Просто ради сохранения себя. А вовсе не из кровожадности.

Я ведь и в споры-то ввязываюсь вовсе не для того, чтобы из спортивного интереса порвать кого-нибудь в клочки, всласть полютовать, а потом сыто лежать в жесткой траве, время от времени хрипло взрыкивая во сне. Не знаете вы, как я умею лютовать, ребята. Зато это знаю я. У меня богатый негативный опыт. И опыт проживания в маргинальной среде. И опыт измененного сознания. И опыт возвращения к жизни из этого дерьмового зазеркалья и запределья. И опыт отвоевывания себя у вечно голодных тварей, гнездящихся в КАЖДОМ мозгу.

Так что именно от осознания собственного потенциала я если и проявляю агрессию, то сажаю ее на строгач. Иначе однажды можно оказаться посреди своей собственной Долины Смерти, со всеми прелестями существования в этом уютном месте.

Более того: в жизни я нередко замечаю, что веду себя как рохля. Что сказать человеку в той или иной форме: отвали, идиот! - мне тяжело. Я неконфликтная. И терплю довольно долго, пока не замечу: а товарищ-то зарывается! И вот-вот потребует, чтоб я ему служила, как золотая рыбка (опять эти рыбные ассоциации), и была б у него на посылках. Ну и как на такое реагировать? Думаю, ответ один: либо разрыв контакта, либо восстановление статус кво. В смысле, на место надо ставить подобных товарищей. Иначе и свое место в мире потерять недолго.

Помню, одна моя сокурсница обозвала меня стервой за аналогичную акцию. Назвала и перестала со мной общаться. Это была одна из самых странных, я бы даже сказала, двойственных потерь в моей жизни.

Все началось с так называемой глубокой приязни со стороны другой моей сокурсницы. Когда мы только познакомились, я никак не могла понять: отчего за глаза БМ довольно скоро стала звать эту самую Яну "Гюрза"? Вот лично у меня Яна не вызывала ассоциаций с гюрзой, которая, если верить Большой Советской энциклопедии, даже не эффектна: размер средний, окрас неброский, рацион невкусный, среда обитания некомфортная. И на вид девочка была миленькая, просто куколка: фарфоровое нежное личико с маленькими, но живыми глазами, волосы чудного светло-русого цвета, с детским розоватым оттенком вдобавок, кругленькая фигурка – не «песочные часы», но и не «зимняя груша». При чем тут, спрашивается, какие-то там среднеазиатские, а также североафриканские змеи рода гадюк?

Выяснилось это гораздо позже, после долгих-долгих лет выдалбливания своей собственной ниши на рынке литературной продукции. Когда я уже повзрослела настолько, что смогла зарабатывать себе на жизнь. Да не чем попало, а именно писательской и журналистской деятельностью, как в анкетах пишут. И практически ощутила себя в шоколаде.

Но едва я успела насладиться ощущением многослойного шоколадного покрытия, едва мои друзья успели пропеть мне панегирик, едва моя самооценка успела взмыть на пару километров вверх, как в моем воздушном шаре обнаружился прокол. И воздухоплавательный аппарат резко пошел вниз. А внизу стояла Яна с колюще-режущими предметами в руках и улыбалась во всю ширь своей милой, задорной улыбкой. Хотя сейчас эта улыбка уже не казалась ни задорной, ни тем более милой. Я же понимала, что и зачем Яна делает.

Поскольку незадолго до нанесения повреждений моей самооценке Яна-Гюрза попросила у меня денег. Ни много, ни мало 17 тыщ долларов. Это была сумма, которую я заработала за год, наваяв такую кучу книжек для двух серий, что в голове несколько месяцев стоял туман, а руки дергались во сне, как у безумной ткачихи Тани из фильма "Светлый путь".

Ну, а Яна якобы должна была уплатить каким-то там конторам, норовившим отнять у нее квартиру. Причем на легальном, государственном основании. Якобы. Но моя поистине бесценная подруга grandi_flora, хорошо знакомая с нами обеими и с законами РФ заодно, прояснила мою юридическую безграмотность: не бывает. Никакие государственные конторы не могут выгнать человека на улицу ввиду скорой и единовременной неуплаты многотысячной мзды. Тем более, что тогда даже за просроченную квартплату никто никого никуда не выгонял. Скорее всего, Яне приспичило найти денег на ремонт. Вот капитальный ремонт (или обмен жилья с доплатой) действительно мог в те годы обойтись именно в такую сумму. Причем, конечно же, ни о каких гарантиях возврата и речи не было. Одолжи и спи спокойно. Как говорится, прилепила и забыла.

Кстати, до моего непомерного обогащения Яна со мной не общалась. Вообще. Что-то около десяти лет. Потому как мы никогда и не были сильно дружны. Уж очень Гюрза была себе на уме девица.

Но как только ее - и моя - приятельница с дивным именем Василиса предложила мне стать коммерческим директором (читай - зиц-председателем Фунтом, которого нанимают, чтоб вскоре посадить) в фирме ее родственницы, а я, разумеется, отказалась из чистого самосохранения, но мотивировала отказ тем, что "нас и здесь неплохо кормят"... Ну-у-у-у, тут уж Яна не утерпела. И буквально в течение недели озвучила передо мной свое ужасающее положение. Опосля чего предложила тряхнуть мошной. Одного она не учла: я деньги в тумбочку не складываю. Может, я бы и наскребла некоторую сумму по сусекам, но не 17 тыщ - и не для удовлетворения нужд Гюрзы.

И тут, вместо того, чтобы разразиться издевательским смехом, а потом разъяснить Гюрзе всю провальность ее затеи, я виновато заблеяла. Вот она, модель поведения рохли. Я рассказала, что в этом году исполнила давнее свое намерение - фигуру улучшить. Радикально, клиническим путем. Потому как рано или поздно при моей наследственной склонности к полноте фигура погибла бы под натиском генома, значит, лучше раньше, чем позже, ведь с возрастом все хуже заживает, бла-бла-бла...

Конечно, узнав, что ее почти что кровные денежки ушли на такие глупости, как апгрейд меня, их заработавшей, Яна удержаться не смогла. "Ну, я думаю, ты за полгода все отрастишь обратно!" - съязвила она. И так далее, и в том же духе, не снижая темпа и не отвлекаясь на мелочи типа дружеских чувств или хотя бы правил приличия. Яна ухитрилась обосрать все и вся - мою личную жизнь, мой внешний облик, мой образ жизни и мои творческие планы. Если бы я в том разговоре (до сих пор изумляюсь: и какого хрена я его продолжала?) упомянула еще что-нибудь, этому чему-нибудь тоже бы досталось.

Впрочем, напоследок Гюрза не преминула намекнуть, что на носу мой день рождения и нехило бы собрать университетский коллектив и премило посидеть у меня, пообщаться. Видать, ей мало было данного конкретного образца общения. Яна требовала продолжения банкета.

Через некоторое время Яна, как я понимаю, опомнилась. Она опомнилась - и я опомнилась. Она сообразила, что кроме упомянутых тыщ долларов с меня можно было бы еще каких-нибудь пользительных вещей срубить - и я сообразила, что раз я Гюрзу не послала, то она непременно приползет снова и будет клянчить, да нет, требовать новых вспомоществований.

И тут приснопамятная Василиса приносит мне любезнейшее приглашение от Яны. Уж и не помню, на какое такое торжество. А я отказываюсь. Василиса принимается меня увещевать. Я, со своей стороны, извещаю Василису, что никому никогда ничего не прощаю. Имея в виду, что есть вещи, на которые СТОИТ обидеться. И не простить. Поскольку это не слова и не поступки, а свойства натуры. Например, жадность, или подлость, или глупость. В количествах, несовместимых с дружбой. Вот их-то я и не прощаю. Особенно если имела возможность созерцать эти качества в развитии: и тогда, когда нам было 25-30, и тогда, когда нам грякнул сороковник. Созерцать и заметить: а они растут! Растут и укореняются.

На василисино понимание я, честно говоря, не рассчитывала. Его и не было. Что поделать: янино ехидство всегда туго доходило до мягкосердечной Василисы и казалось ей, вероятно, чем-то вроде острой приправы к серой рутине действительности. Не обошлось, конечно, без волны слухов о моем пренебрежительном отношении к людям вообще и к преданным друзьям в частности. Но, как и свойственно волнам, вздыбилась она, рассыпалась комьями грязной пены и опала.

Зато выиграла я неизмеримо больше. Не завела психологического экзаменатора, внутренний голос, без разбора охаивающий любые надежды и начинания. Такие бормотунчики заводятся у детей чрезмерно ироничных родителей и у друзей всяких Ян. Часто экзаменатор даже произносит гадости голосом конкретного дружбана-родственика-критикана. Это не шизофрения, но это сигнал: от общения с данным человечком пора отказываться! А то недолго и депрессуху заработать. Вкупе с абулией, потерей силы воли. Для неконструктивной критики у каждого из нас родня имеется, коллеги, соседи. Всем отрежешь по куску своей неприкрытой, беззастенчивой самовлюбленности и никаким друзьям уже не хватит. Значит, нельзя в друзьях садистов-экзаменаторов держать.

Но ни Яне, ни Василисе, ни даже нашим общим подружкам не стала я этого объяснять. Дабы не превращать эмоциональный шторм ценой в полтора убогих балла в трижды возвращающееся цунами.

А вот вчера, кажется, довелось мне вполглаза посмотреть ужасающее по качеству ток-шоу Дмитрия Диброва с Ренатой Литвиновой. Мало этих двоих, там еще периодически возникало блеклое личико какой-то особы, объясняющей, что она, дескать, развила в себе стервозные качества, чтобы выжить в городе Москве: тут-де всякий тебя норовит обидеть, толкнуть, обхамить, обойти, подрезать, каждому надо отпор дать. А она такая сюсечка была в школьные годы чудесные, таки откуда что взялось? Слушала я эту девку, слушала - и поражалась: почему эта абсолютно зэковская мнительность-обидчивость (ну, на зоне-то она обусловлена маргинальным образом жизни: если ты не самый жестокий ублюдок на зоне, быть тебе у кого-нибудь в шестерках, а может, и похуже) подается как норма жизни на воле? Да, мы в столице. Да, мы в конкурентной среде. Да, мы в эпохе кризиса. Но это все отнюдь не повод постоянно сканировать пространство - а не собирается ли кто меня толкнуть, часом? Убью суку!

Если так себя растрачивать, на жизнь не хватит. Это точно. Жизнь - она длинная, ее в бессменном сканировании не проведешь. Значит, надо и обращать внимания только на серьезные нарушения твоих границ, а не на каждого суслика, высунувшего башку из норки в приграничной полосе.
Tags: декоративный пол, монументы на колесиках, разорительная роскошь общения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 129 comments