Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Жизнь в догги-стайл

Марионетки

Жан-Люк Годар в фильме "Безумный Пьеро" устами своего персонажа сказал: "Стоит бросить женщину, как она скажет, что у тебя поехала крыша". Мне кажется, мужчин это тоже касается. По собственному опыту знаю: стоит мне отвергнуть попытку пошутить и подлизаться со стороны какого-нибудь корявенького тролля, уверенного, будто он светлый человечек с добреньким юморком - как светлый человечек немедля бежит отлизывать тому, кому ты отвесила предыдущий или следующий пендель. И по ходу дела объявляет тебя либерастом и шлемазлом, деликатно упуская из виду, что это не ты сумасшедшая любительница продаться за понюшку табаку сомнительным зарубежным фондам, а это он плоский дурак, перманентно норовящий отсосать кому-нибудь значительнее себя. И если ему не дали, начинающий быстро-быстро бегать по сети и врать насчет "отказника".

Ну, каков кумир, таковы и прихвостни. Попова тоже любительница оболгать писателя талантливее себя. Ибо она "несогласнасдалиным", а значит, вправе врать и путать на его счет, не вникая в смысл далинских статей, где прямым текстом сказано о праве художника на свободу от политического заказа. Любого - и со стороны власти, и со стороны оппозиции. Увы, идея полного отказа от политической крыши не помещается ни в нежную наденькину душу, ни в еще более нежные девичьи мозги.

Кстати, превеликое множество аффтаров, лабающих истинно девичьи саги про пытки, войну и кровькишкираспидорасило, мечтают о властях предержащих (или об оппозиции - повторяю в сотый раз для дураков, это в принципе неважно), как о мистере Биге, мужчине своей жизни. И стоит им предположить, что ты не готова сию минуту отвести их любимче, папашу всенародного, за угол, встать на колени и... ну ладно-ладно, не пыхтите. Предложить ему свое перо и сердце. В общем, если они не ощущают в тебе тех же фантазий, что и в себе, они моментально начинают возмущаться: как это ты не хочешь моего Вована? Мой Вован, знаешь, какой? - как бы говорит нам очередное пылкое созданье, влюбленное в политическую программу и общественную позицию. Дальше идет то, что вполне можно трактовать как сексуальные фантазии: он всех нагнет, всех отымеет, всем вставит, ты видела, как он поднимает бровь, слышала, как у него опасно понижается голос? А скажешь, что тебе не голос его важен, ты к политикам с другой, гм, стороны подходишь - немедля записывают тебя в такие же дуры, как они сами. Только в дуры, млеющие не от Вована, а, скажем, от Мишани. Очевидно, из расчета на вечных тринадцатилетних девочек составляются партии вроде прохоровской - партия больших людей с куриными мозгами.

Особенно вечная тринадцатилетка в душе гражданина оживляется в ситуациях вроде нынешней. Когда и не спать нельзя, и никак не уснуть. Я комменторезок на политическую тему не люблю, кучковаться в стаю и бегать громить несогласных предоставляю любой срани, у которой времени много, да мозгов мало, поэтому о политике не буду. Не хочу. Скажу лишь, что желание продать себя в современном писателе встречается с той же частотой, что и в былые времена. И тогда писатель тоже был не прочь приударить за советской властью - или за любушкой американской демократией. Причем не всегда именно за той дамой, в которую был влюблен. Зачастую приходилось действовать наподобие Свирида Петровича Голохвостого - обхаживать доню Проню, хотя куда больше заводит краля Галя.

И вообще, как говорил Орнифль в пьесе Жана Ануя, "истинный талант знает одно - заказ". Вот только сам Орнифль талантом не был - по крайней мере, в литературе. А был он тем, кем нынче мечтает стать каждый третий, если не каждый второй МТА - лидером продаж себя.

Удивительно, сколь в творческом человеке кокоточное начало развито. Некоторые прямо обмирают, представляя себя востребованной шлюхой, которую то и дело перекупают друг у друга издательства, медиа, политические партии, голоса того и сего в прямом эфире... Согласно нынешнему образу успеха, хороший писатель без папика с кошельком пребывает ровно столько, сколько нужно, чтобы принять душ и обновить смазку. Успешные авторы имеют постоянного хозяина и много временных, требующих услуг днем и ночью - и готовых платить за срочность. Жизнь в догги-стайл.

Некогда платой за пожизненное стояние в коленно-локтевой были гигантские, поистине космические тиражи, издания с золотым тиснением, попадание в школьную программу и перевод на десятки языков. Это была не известность, не знаменитость, не медийность - это была слава. Практически вечная. Даром что оболтусы-подростки не читали мэтров советской литературы даже под страхом свидания с самой страшной заучкой класса - ну так они и Толстоевского не читали. Хоть было понятно, чего ради очередной Рем Квадрига обрекал свой талант на то, чтобы протечь между пальцами покупателя и умереть. Впереди ему мстилась вечность.

Нынче квадриги-халтурщики подешевели. Много их стало, много - и все какие-то мелкие, гниловатые, словно картошка помороженная. Берут их по бросовой цене, предварительно долго вертя между пальцами и недовольно цокая. Как человек старой формации, я на такое унижение пойтить не могу. Видимо, до сих пор в глазах стоят бешеные нули советских расценок на писателей-художников-режиссеров - какое-никакое, а оправдание тем, кто продавался в застойные времена, будучи бесперспективным провинциальным сиротой, писателем-деревенщиком на неактуальные темы. Ну а когда ко мне, сироте, но уже довольно почтенной, заявляется Швондер-Чекмайский, ратующий за семейные ценности, с предложением вписаться в очередную "Гомофобскую толерантность" - это оскорбительней, чем предложение пикапера.

Когда-то казалось: дайте нам толику свободы - и все сразу станут свободными! От чего, господа Голохвостые, вы решили быть свободными? От страха перед КейДжиБи? Или от своего желания продаться? Ведь желание, чтобы тебя купили, не зависит ни от режима, ни от подаренных властью свобод, ни от прессинга окружающей среды. Оно рождается оттого, что у человека отсутствует внутренний стержень.

Продолжу о теме, которая подспудно волнует множество творческих личностей, особенно тех, кто начал набирать вес (фигурально выражаясь) здесь, в интернете.

Давно заметила одну закономерность: как вы яхту назовете каково отплытие, таково и плаванье. Если уходить в дальнее странствие за золотым руном от реала, от твердой земли - крыша держится дольше. Тот самый стержень внутри образуется, на который нанизываются все добытые представления о хорошем и плохом. И сколько бы море тебя ни качало, сколько бы сирены тебе ни пели, стержень только крепче: знаю я тебя, соленый морок. Твердая земля есть, я на ней родился, с нее сюда пришел и собираюсь к ней вернуться. А если без метафор, то в реале никакого особого читательского отклика не ждешь, общаешься в основном с редакторами, иногда с художниками, но никаких тебе писем мешками и всяких там "давно вас читаю, вы классная, пешитеисчо". Только работа с профессионалами, чьи интересы не обязательно совпадают с твоими - но это профессиональные интересы, а не попытки мишек-педобиров-неваляшек примазаться к такой классной тебе. Хочешь не хочешь, а научишься оценивать текст самостоятельно, не по количеству чмаффок-розочек-пони с радугой из жопы.

Зато начавшие писать в интернете (а таких нынче большинство) - будто дети, рожденные на корабле и не ступавшие на твердую землю никогда. На земле у них сухопутная болезнь (есть и такая), их шатает, вестибулярка, привыкшая к качке, никак не может приноровиться к неподвижной опоре, руки ищут штерт, чтобы схватиться и удержаться на ногах - на ровном-то месте. Роль штерта играет добрый читатель, внешний советчик, мудрый наставник - кто угодно, но вы должны мне помочь! - вопиет МТА. Излишне говорить, сколько вреда приносит делегирование ответственности. Как сказала моя френдесса holier_than_thu: "Разные понятия о самореализации. Для них она вся - во внешнем признании, за него и воюют. Поэтому любое не похвальное слово и воспринимается как покушение на "мою прелесссть". Помяли оборочку - уже не герцогиня. Почти по Анчарову: у искусства идеал внутри, а у ремеслухи эталон снаружи. Внутренний идеал снаружи ни запачкать, ни обесценить невозможно, зато это прекрасно происходит с внешним эталоном. Вот и дрожат над ним".

А при такой слабости самозванных принцесс как им не искать себе мужчинку или хотя бы власть предержащую для того, чтоб прислониться к крепкому плечу? Я-то (чье мнение герцогиням в мятых оборочках уй как неинтересно) доподлинно знаю: не бывает мужского плеча, на которое можно опереться в творческих делах. С холстом-кадром-листом бумаги ты один на один, сколько бы ни плясало вокруг народу с воплями: "Проду! Проду!" И знаю, что продаваться властям-оппозиционерам себе дороже: через пару-тройку лет усиленного юзанья от твоего таланта кровавых лохмотьев не останется. С одним но: если таковой имеется. А без таланта, сами понимаете, какая разница, в чьем политическом лагере писать маловысокохудожественные саги об инквизиторе, имени божьего не помнящем...

Правда, следует признать: по большей части в политиков влюбляются мужчины. У женщин это как алкоголизм - реже, но намного опасней. Я даже знаю одну яровитую тетеньку, которая именует Путина Государем (с большой буквы, ога) и пьет за его здоровье шнапс, сидя на попе ровно в богоспасаемой Германии. Это уже, можно, сказать, большое и чистое чувство. На грани обсессии.

Ну и вопрос к игрокам и болельщикам "Жуков и перьев": брать мне перо за писк подлизы-неваляшки? Или этот вяк даже на перо не тянет?

UPD. Думаю, я с такой бесполезной (даже в качестве тролля) куклы свой счет начинать не буду. А вот Татке, фаворитке нашей игры, в очередной раз пополнить счет придется. Новое перо от неопсевдофеминистки по имени Ноль-ноль_без_палочки. Сетефеминистки, я вижу, не меняются и по-прежнему реагируют маткой, не задействуя мозги. Если это феминизм, то я, очевидно, Метатрон, рупор высшего разума.

У Таты - 4 и 8
Tags: авада кедавра сильно изменилась, декоративный пол, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 190 comments