Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Галерея предков и монументы на колесиках. Часть третья

На Лидо

Это уже третья часть биографии, сколь ни удивительно (ха-ха), не последняя. О моей авантюрной молодости, последовавшей за юностью.

Впрочем, у всей страны тогда случилась авантюрная молодость. У кого вторая, а у кого и третья. Враз отменились прежние обязательства, само государство не захотело больше обеспечивать такую удобную, такую привычную социальную лестницу. По которой все хорошие мальчики и девочки могли шагать и шагать к обеспеченной зрелости и почтенной старости, становясь начальниками, руководителями, профессорами и директорами. И вдруг лестница, ведущая вверх, схлопнулась в пандус, ведущий вниз. Как мы всей страной погорели!

Зато для тех, у кого мы из-под полы джинсы по туалетам покупали, открылись новые двери. Нехорошие двери, опасные, всегда готовые откусить кусок от того, кто недостаточно быстр и ловок. Народ в них ломанул, не внимая мудрости старшего поколения. Да и старшее поколение понимало, что в новых временах ничего не понимало. Жить, как раньше, честно, но бедно, стало невозможно. Так можно было только умереть. А умирать расхотелось даже людям преклонного возраста, во всех включился инстинкт выживания. Это было забавное время, когда я наконец-то перестала быть зверенышем и почувствовала себя человеком - зато множество людей внезапно превратилось в зверье.

Надо сказать, я почти с восхищением наблюдала за тем, с какой скоростью деградировала наша родимая интеллигенция, с какой непринужденностью она принялась крысятничать, строя голубые глазки, когда ее, соль земли русской, ловили за нечистую ручонку. Интеллигенция удивительно споро раскололась на честных лузеров и бойких баснеров, способных с ясным взором втюхивать новым русским старообрядческие подделки за иконы XVI века, яйца Фаберже, вкрутую сваренные, и Шишкина, перечищенного из голландцев третьего круга.

Единственный мой друг с юных лет, Елена Кабанова по прозвищу Боевая Мышь работала в музее им. Андрея Рублева и приносила мне такие отборные истории, что не верю я больше ни в каких невинных экспертов, случайно продавших коллекционеру реплику картины, которая хранилась в его, эксперта, фонде и у которой никаких реплик не было и быть не могло. Знавала я сумасшедших старух, дочерей великих писателей Серебряного века, промышлявших мошенническими схемами, которые на Западе попросту некому было выявить, видела скандалы со схлопыванием обширных коллекций русских икон до набора тех самых старообрядческих подделок... Ну и сама, конечно, на собственной шкуре убедилась: нашему интеллигенту, потомственному и сертифицированному, палец в рот не клади. Как сказал английский лорд Горинг: "Не можете не воровать!" - и как ответил бы русский "культурный наследник": "Отчего ж не воровать, ежели воруется?"

Последствия тех времен, своего рода кильватерную струю мы наблюдаем и сегодня в творческих и научных кругах, где кинуть исполнителя заказа почитается лихостью, удачей, а вовсе не воровством - и тот, кто тебя обокрал на прошлом проекте, может позвонить как ни в чем не бывало и пригласить в новый. И очень, очень удивится, если в отказе прозвучит слово "вор": ка-ак вы меня назвали? "Это оскорбление для всей русской интеллигенции, когда пожилая женщина гуманитарной профессии оказывается в тюрьме..." (с) Ага, или говорит другой женщине гуманитарной профессии, что красть нехорошо. Жаль, что ваша мама вас так этому и не научила.

Меня и саму не раз пытались подписать на деятельность такого рода - благодаря моему виду и манерам "девочки из приличной семьи" я могла хлопать лохов пачками. Выражение "хлопнуть лоха" прицепилось ко мне в карточных кругах: обычно сексапилок вроде меня вербовали шулерские компании и сажали отвлекать клиента. Из младшего поколения интеллигентов отлично получались кидалы и воровки на доверии. Нет, я не стала воровкой на доверии - азарт этого рода мне совершенно чужд. К тому же мне всегда жаль обокраденных. Чувство жалости победить труднее всего, даже страх наказания быстрее сдается.

Авантюрная жилка тогда во многих проснулась. И в моей неуемной маменьке, разумеется, тоже. Она в очередной раз вышла замуж за мужика ненамного старше меня и уговорила его свалить из страны. Ей в очередной раз приспичило померяться письками с Вандербильдихой элитой. Спешно продав три (!) квартиры в Москве - свою, мужа и свекрови, двухэтажную дачу в полтораста квадратных метров, которую они с отцом забубенили под Нарофоминском (на которой отец и умер, не вынеся, очевидно, мысли, что это больше не его собственность), маман с чемоданом бранзулеток амбиций рванула... на Кипр. Четыре деревни вокруг горы - то самое место, которое ей представлялось вполне светским. На маменькины звонки и письма в духе "Всё продавай и переезжай сюда, здесь такая красота!" я ответила невежливым, но пророческим: "Подожду, пока ты всё промотаешь и приползешь на брюхе". Нда-с, ненадолго тех дач и квартир хватило, деньги кончились на удивление быстро. Оно и неудивительно, мать продавала недвижимость пулей-мухой, не выжидая и не выбирая, за половину, если не за треть цены. Прожили они с мужем на Кипре пару лет. Моя Эллочка-людоедка амбициозная маман под конец этого срока уже работала посудомойкой, отчим, умный мужик, компьютерщик, стал чем-то вроде хаус-мастера, чинил в отелях унитазы. Не всрались новые русские старой Европе.

Пришлось вернуться, на остаток средств купить участок на Шатурских болотах и приняться за строительство дома а-ля та самая дача, которую мамахен так лихо сбыла с рук меньше, чем за три года до этого. Домик этот маменьку и доел. Сперва она заявляла, что построит его за год, но прошло десять лет, а она все строила его и строила, все клянчила на него в долг и клянчила... Матери почему-то не верилось, что она мне чужой человек, которому я ни на грош не верю, чьих советов слушать не собираюсь и чьих иллюзий не поддерживаю. Особенно из собственного кармана. Словом, она не верила, я доказывала - уже не словом, а делом.

Это была какая-то битва драконов, только непонятно за что: у нас даже конфликта интересов не было. Мать усердно сводила со мною счеты, хотя, по идее, чем-то подобным должна была заниматься я. Разве не дочери мстят матерям за ошибки молодости? Но не в нашем семейном случае. Я искренне хотела быть любезной. Мне даже не требовалось, чтобы мною гордились, я просто рассказывала про свою жизнь как она есть. Но стоило мне сказать, что я защитила диплом, поступила в аспирантуру, написала диссертацию, издала очередную книгу - мать досадливо махала рукой и принималась рассказывать, какой у нее дворец в деревне Капустино, чистый Версаль. Ну да. В тот единственный раз, когда я приезжала в Капустино, завозила кошку на передержку, нас с Кабановой положили спать на полу в гостиной на первом этаже. Это оказался однокомнатный Версаль с дефицитом диванов и кушеток. Пришлось дрыхнуть на полу, да еще на одеяле вместо матраса. Кстати, одеяло я помнила сызмала: лет тридцать назад я его уже использовала как спальник во время наших с родителями малобюджетных "путешествий". И затхлостью одеялко попахивало уже тогда. Но и этот запах, усугубленный десятилетиями, не мог перебить аромат тулупа, которыми нас укрыли заботливые хозяева. Теплый прием, что и говорить.

Больше я в дом на Шатурских болотах не приезжала, даже когда маман вдруг умерла. Внезапно, как и отец. Незадолго до этого была жива, полна планов и намекала, что у нее, дескать, есть воспитанница Сонечка, ангел, а не девочка, дочь соседки, с которой она сидит и которую собирается воспитать в том самом почтении, в коем не удалось воспитать меня. Как говорится, человек предполагает, а боги ухохатываются. На похороны я не пошла, наследства с отчима требовать не стала. Надеюсь, у него всё в жизни сложится, он не будет один и не будет куковать на тех болотах в Версале-долгострое. А за себя скажу: вот и кончилось то, что некоторым родственникам заменяет любовь. Претензии на семью, претензии на чувства, претензии на родство - а под ними толстый-толстый слой соперничества и зависти.

Но тогда всё, в том числе и неожиданный крах материных планов на долгую жизнь, было в отдаленном будущем. Мы жили сегодняшним днем, не понимая, куда и как меняется жизнь. Некоторые упорно шли к тем целям, которые наметили себе еще до пиздеца накануне миллениума, другие вдруг осознали, что в очередной раз попались на добрый старый шаблон почтенного житья-бытья, положения в обществе и стабильного дохода. Которых больше не было. Нигде. Когда любая работа, любая карьера, любая самореализация автоматически превращалась в авантюру - столько шаблонов полопалось, словно мыльные пузыри! Неожиданно стало ясно: рисковать имеет смысл ради того, чего действительно хочешь.

Из лени или по инерции можно было ползти в гору ненужной тебе карьеры, выпуская в год по несколько научных статей, чтобы со временем сделать из них монографию, воевать с блохоискателями, описывающими недоописанные архивы, сидеть на заседаниях кафедры, слушать ахинею, несомую всё той же родимой интеллигенцией, пытаться внедрить в чугунные головы одних гуманитариев азы науки, созданной другими гуманитариями... И называть это теорией искусства в области смежных наук. Кабы за это еще платили...

В общем, двигать науку на общественных началах я попросту не захотела. Вот писать книги без надежды на этом обогатиться - могу, а заниматься умножением сущностей в науке, даже полезных сущностей, мне показалось в лом. Детские мечты, задавленные то равнодушным, то глумливым отношением взрослых - стать писателем - расцвели пышным цветом, но уже на вполне подготовленной почве.

Девяностые закончились, закончилось и послевкусие девяностых. Начиналось новое, совсем новое время, расчетливо-жестокое, лишенное иллюзий - а заодно и всяких лишних деталей вроде представлений о стыде и совести.
Tags: галерея предков, монументы на колесиках, портрет меня и БМ, фигак!
Subscribe

  • Гении одноразового общественного пользования

    Недавно понадобилось мне просмотреть несколько минут из фильма Мела Гибсона «Apocalipto», исключительно чтобы понять, на кой ляд он использовал…

  • Жаждущий крови бог сетей

    Опубликована моя статья в «Камертоне» (скриншот упомянутого в статье поста журналистки О Андреевой там же) - и у меня неожиданно возникла мысль:…

  • "Я была молода, мне нужны были деньги"

    Весна, апрель, день дурака всё не кончается. Наверно, поэтому критикесса Аннушка-чума Жучкова всё лезет и лезет ко мне во френды. И хоть бы декор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Гении одноразового общественного пользования

    Недавно понадобилось мне просмотреть несколько минут из фильма Мела Гибсона «Apocalipto», исключительно чтобы понять, на кой ляд он использовал…

  • Жаждущий крови бог сетей

    Опубликована моя статья в «Камертоне» (скриншот упомянутого в статье поста журналистки О Андреевой там же) - и у меня неожиданно возникла мысль:…

  • "Я была молода, мне нужны были деньги"

    Весна, апрель, день дурака всё не кончается. Наверно, поэтому критикесса Аннушка-чума Жучкова всё лезет и лезет ко мне во френды. И хоть бы декор…