Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

"История, сэр, солжет, как всегда"

О майн гот

Одна из тех историй, что подталкивают мой мозг в сторону поиска взаимосвязей между вещами, которые на первый взгляд кажутся ни с чем не связанными, случайными. Началась история с того, что пару недель назад принесла мне френдесса на обсуждение цитату из неизвестного мне мастера пера. В цитате содержалась явная погрешность против истории судебной медицины - правда, нашей, реальной, а не альтернативной. Поговорив на тему странностей развития медицины в иномирье, я забыла об этой теме. До поры до времени. Да только тема обо мне не забыла. И через некоторое время френды заспорили о творчестве все еще неизвестной мне писательницы, которая пишет фэнтези с альтернативной историей и которую не слишком понятливая аудитория может рекомендовать как "лучшее пособие по раннему средневековью". Невзирая на то, что книга о параллельной реальности не может считаться пособием по истории, а кватроченто - ранним средневековьем. Пусть в Северной Европе это еще средневековье, но отнюдь не раннее, дорогие мои хомяки. Это чтоб вы уже перестали позорить своих кумиров.

Которые, надо сказать, и сами неплохо справляются. Судите сами. Ну и пардон за обилие ссылок, но я стараюсь подкрепить каждое слово. Сейчас поймете, почему.

Итак, буквально вчера упомянутая писательница, случайно или не случайно, выдает то, что в добрые старые времена именовалось клеветой:

27581_original


Я получаю скриншот этой красоты и, зная Далина несколько лет, как человека, чьи политические воззрения описываются в этой статье буквально первым абзацем: "Мне казалось, что я очередной раз изображаю Капитана Очевидность, описывая, как политическая ангажированность превращает литературу в "грубую агитку". Вроде бы, ещё со времён Пушкина весь люд честной согласился: литература, поэзия - это не инструкция для полицейских участков, невзирая на общественный строй. "Да строй-не строй - ты только строй. А не умеешь строить - пой. А не поёшь - тогда не плюй. Я не герой, ты не слепой - возьми страну свою". Литература выполняет принципиально другие задачи. Она служит самопознанию, изучает общественные взаимосвязи, вызывает мысли и чувства посредством создания художественного образа. Самопознание и пропаганда - взаимоисключающие вещи. Это кто-то не понимает?" - слегка охуеваю.

В наши дни, когда оппозиционная, правозащитная и диссидентская деятельность есть бизнес не хуже прочих - кусок хлебушка с маслицем, а вовсе не риск пойти по этапу убирать снег в Сибири (весь) - писатель, вылизывающий под хвостом оппозицию, так же неплохо по жизни устроился, как и вылизывающий власть имущих. Так что все равно, убежденный ли ты путинофил или путинофоб, и с того, и с другого можно купоны стричь. Не говоря уж о том, что оба этих воззрения радикально отличаются от далинского убеждения, что человек искусства свободен и не должен бегать вокруг официальной идеологии, точно коза вокруг колышка - посолонь или противосолонь.

Наутро приходит мой страстный оппозиционер (звучит-то как! будет им повод для новых сплетен) и, хихикая от умиления, развеивает мое охуение парой ссылок на те самые свои статьи. Где всеми средствами раскрыта мысль, что художник свободен и ничем властям не обязан, ни хулой, ни похвалой. Заодно выясняется, наконец, авторство заявлений о том, что Далин, дескать,"все никак не мог понять, как же это так - ТворецЪ (!) - и вдруг не в оппозиции власти?! Раз не в оппозиции - значит, запугали или заплатили. Не может ТворецЪ написать что-то хорошее о власти. Да, о любой. Да, совсем-совсем не может. Никада". Так что же такое хотела дать понять жежешной публике мамзель Надежда Попова? До того всплывавшая в беседах моих френдов аж два раза, как будто кто мне пальцем в нее ткнул: смотри, смотри, мол, какая. Неужто превеликого ума Н.Поповой не хватило на осмысление текста статьи, написанной просто и внятно, пусть и не для не школоты и не для, миль пардон, сетебыдла, привычного выворачивать любое высказывание на ту изнанку, которая для их шкуры роднее.

А давайте-ка я скажу, что. С применением страшных слов, которые автор саги об инквизиторе Курте знает только понаслышке.

Слово первое: донос.

Привожу цитату из собственного Н.Поповой произведения:

"...— я не хочу сказать, что служба ваша вам опостылела, а я имею в виду вот такое вот… всякие вот такие…

«Кляузы» — подмывало подсказать; Курт молча кивнул — то ли «да, точно надоело», то ли «спасибо, принял к сведению».

— Тут кое-что так написано, — священник заторопился, кажется, испугавшись, что он сейчас развернется и уйдет, а некий важный вопрос останется без прояснений, — тут я писал… понимаете, ведь грамотных-то у нас не так уж много… я б сказал крайне мало… на что им… так они ко мне на исповедь и просят, чтоб я записал… Я записывал… Правильно? — с надеждой уточнил тот, посмотрев на Курта почти страдающе.

— Правильно.

По сути это было правильно. Наставники особенно упирали на то, чтобы будущим следователям не вздумалось отправлять в печку все, что им может показаться незначительным, глупым или вовсе абсурдом — в любом, даже самом бессмысленном сообщении, повторяли они, может вдруг оказаться часть правды либо след к событию, которое сообщавший увидел не полностью, недооценил или неверно понял, но которое имеет значение. Правда, в том, что в стопке, которую он держал в руках, отыщется что-либо подобное, Курт сильно сомневался.

Все оказалось так, как он и предполагал — узнав, что неподалеку появился представитель Конгрегации, население деревеньки (маленькой, скучной и замкнутой) ухватилось за возможность поквитаться с врагами и заодно развлечься
" - и далее печальная ирония от того, как серые, невежественные, подлые людишки готовы отдать соседа на растерзание, лишь бы хоть немного развеять марево скуки, стоящее над деревней.

А теперь другая история - реальная, не альтернативная и отнюдь не средневековая.

Я дочь водилы и кадровички, работавших в УпДК, Управлении по обслуживанию дипломатического корпуса. Отец десятилетиями возил финнов по пустой застойной Москве, в которой было не достать ни-че-го, ни еды, ни шмоток, ни книг, ни техники - и дважды в год, как часы, мотался в Финляндию, привозя столь нужные финикам шмотки, консервы (да, финики питались консервами, не нашу же докторскую по два двадцать им было жрать), финскую водку и прочую благодать. Мать сидела кадровичкой в чешском посольстве. Вопроса о том, стучать или не стучать, у моих родителей не возникало вообще. Даже в мыслях не было отказаться. Они стучали на сослуживцев, на соседей, на моих друзей. Однажды моя мать стукнула и на моего отца, узнав, что он завел служебный роман с молодой разведенкой. И отца уволили из УпДК к чертям собачьим - мать умела писать доносы. А через пять лет он умер - сердце, патологическое переедание, депрессия.

Так вот, когда я, семнадцатилетняя сопля, подыхая от отвращения к собственной семье, свалила из дома, меня очень быстро нашли. Я уже не ошивалась по столичным впискам, не искала возможности поступить в МГУ, хоть тот и стоял у меня под окнами - под окнами родительской квартиры, в которой я еще была прописана, но уже не проживала. Я поступила на факультет естественных наук Новосибирского университета, полагая, что так даже лучше, хоть в покое меня оставят, отрезанный ломоть, позор семьи. Хуй там, девочка. В первую же сессию меня аккуратно взяли под локоток и привели "для беседы" в кабинет, из которого вспугнутым вороньем разлетелась профессура. И объяснили, что в общаге, мол, много подозрительного: вечерины подпольные, разговоры, а некоторые, говорят, балуются спиртным и даже кое-чем покрепче. Так что если я буду регулярно сообщать, кто чем балуется, мне можно вообще ничего не учить. И к тому же у меня такая чистая анкета, такие любящие родители! После этого все сразу стало чрезвычайно плохо. Меня возненавидели все: и те, кто в свое время так же был отведен за локоток, но, в отличие от меня, согласился и выучил азбуку Морзе, чтобы лучше стучалось - и те, кому пришлось пройти через те же рогатки проблем, устроенных пресловутым КейДжиБи.

А знаете, что забавней всего? В моей семье КГБ обожали. Любили всей душой, потому что это все-таки не НКВД. Благодаря усилиям коего все мои дедушки-бабушки побывали в лагере и на поселении.

Дед по отцовской линии был евреем из образованной, ортодоксальной семьи. Прадед мечтал сделать из него раввина. Донос, 12 лет лагерей, трудовое перевоспитание на заводе, патологическая, на смертельном страхе основанная любовь к власти. Пятки лизал любому, кто имел хоть какие-то полномочия. Бабка, прошедшая ради него через выселки, не смогла с ним, таким, жить. Ушла к школьной подруге перекантоваться и больше не вернулась. Так прожили век вместе, две бобылки. Второй дед был начальником станции сельхозтехники. И не дал тракторов сеяться в мерзлую землю, чтобы первыми по району отрапортовать об окончании посевной. Донос, 10 лет лагерей, ссылка в Хуйпоймигдесск в Узбекистан, регулярные визиты НКВДешников к бабке, поиски возможности посадить и ее. Упала в угольную яму, скинула плод - докажи, что это был не криминальный аборт. Спасибо, в доме нашлось приготовленное для новорожденного приданое, пеленки-распашонки, а то бы сидеть бабке на другом конце родной страны и писать мужу письма с вымаранными цензурой словами... А кто сообщил про бабу, упавшую по темени в яму и валявшуюся там до утра, истекая кровью? Соседи.

Вот так работали на топливе из соседского пригляда КГБ и НКВД. Те самые, которые молодежи кажутся всего лишь легендой. Страшной сказкой. Милые мои, я в этой сказочке росла. Донос работает так. И ты можешь сколько угодно считать его "просто кляузой" и даже средством развлечься - он может сломать чью-то жизнь, а чью-то перекосить так, что и не выправишь.

К чему я это все? А к тому, что у меня нет привычки считать клевету и доносы чем-то другим, не тем, что они есть. Вы, милые мои, вдруг стали так свободны, что не узнаете доносов, даже когда сами их пишете. Тако же и сплетню пытаетесь представить всего лишь имхой.

Как говорит моя френдесса, женщина одних со мной лет: "в ЖЖ как-то особенно распространена фишка, когда сначала произносится: "Можно предположить, что дело могло быть таким вот образом", а через две итерации это предположение преподносится, обсуждается и служит основанием для выводов уже в качестве непреложного факта. О том, что это де-факто гольная спекуляция, уже все забыли". Именно так запускается сплетня. Марается чья-то репутация, пачкается чье-то имя. Зачем? А по приколу. Опять же пиар, инфоповод напомнить о себе, "фэнтезийщице", приплетающей к своим убеждениям (очевидно, куда более свободным) зашоренного диссидента Максима Далина. И использующей для этого откровенное вранье: все эти "яростно расплевалась", мягко говоря, из области поповских фантазий. Пустых, надо заметить, фантазий.

Можно, можно чего-то не знать или не понять. Но недопонимание существенно отличается от намеренного вранья и запускания сплетни, которое, уж простите, не столько сквозит в поведении Н.Поповой, сколько лезет из всех щелей. Очевидно, гражданка Эн искренне верит в невинность своего занятия. Пресловутое "а я чё, да я ничё" ожидаем с минуты на минуту: здесь все так делают, почему мне нельзя?

Милые, милые детки, чистые до того, что могут творить ужасные вещи.

Вполне вероятно, что вы, дорогие мои МТА, нуждаетесь в уроках реала, которого вы даже нюхнуть не успели. Вас, очевидно, сразу из колыбельки запустили в волны вирта, где все опасности игрушечные. Саги про инквизиторов писать - увлекательное занятие, но как насчет доносов? Вы уверены, что доносы, кляузы, наветы в вашем исполнении не узнают - просто потому что вы звИзда? Вы уверены, что люди, о которых вы вещаете с такой небрежностью, не наткнутся на ваши подленькие россказни и не подивятся неприкрытой лжи? Вы уверены, что набивание себе цены враками о яростном идейном конфликте с тем, с кем вы двух слов не сказали, оправданно как метод? Вы уверены, что это прикольно, а не гадко? Может, вам у выдуманных персонажей спросить - вами же и выдуманных?

Отрицание очевидного - вот сила, что движет солнце и светила, а вовсе не любовь. Любовь, если верить Бегбедеру, живет три года, а подлость живет вечно. Внутри людей, которые ее приютили.

UPD. "Крошка, ты не поверишь". Оказывается, Н.Попова действительно перепутала М.Далина с А.Нейтаком. С которым спорила именно по указанному поводу. В далинской статье, которую почему-то не сумела отделить от комментариев - ну и приписала Далину мнения и комментаторов заодно.

Вот интересно, эта пакостная лгунья дотумкает извиниться перед Далиным за клеветнические измышления свои? Сомневаюсь. Сомневаюсь.

Не зря я сомневалась. Оно отреагировало:

Jan. 19th, 2014 at 2:17 PM

К посту о литераторах и оппозиционерах. При всем моем несогласии с Далиным во многих вопросах :)), должна внести уточнение: таки не с ним мы поцапались, а с неким автором по имени Нейтак Анатолий Михайлович. Просто происходило это в далинском разделе и аж год назад, и на фоне прочих разногласий запомнился мне почему-то в качестве оппонента именно хозяин странички. Однако ж нет, он вел речь о другом, и уже от его рассуждений тема пошла в сторону противостояния Художника и Власти.


Ну как всегда у этих девачек, невинно-блудливая лыба вместо извинений. Внести уточнение... Извиняться надо перед оболганным, лживая твоя морда, а не уточнения вносить.

А как вам отмазочка, почему Далин недостоин полноценных извинений? В духе "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать".

Я по себе знаю: когда автор не вмешивается в срач постоянного посетителя, который спорит с возражающим - автор согласен с постоянным посетителем :)) Видимо, потому и запомнилось, что срач был конкретно с ним.
С Далиным я все равно по многим вопросам не соглашаюсь, в том числе - и по тому самому, о котором была статья, в комментариях к которой мы вырулили на тему оппозиционирования властям.


Какая прелесть. Но для иезуита грубо, топорно. Быдло вы, мамзель, как есть быдло.
Tags: галерея предков, искусство для неграмотных, история солжет как всегда, монументы на колесиках, разорительная роскошь общения, цирк уродов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 297 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →