Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Речь у могилы Шерлока Холмса

Гот с боеголовкой

Задумалась над одним распространенным в искусстве приемом: главный герой имитирует свою смерть (а то и погибает, как персонажи "Сверхъестественного"), но находит возможность вернуться мир живых окольным путем, всем смертям назло. И непременно кто-то любящий, дорогой и близкий по мнимому покойнику тоскует, с трудом переживая потерю и буквально заставляя себя прожить еще день, и еще, и еще. А возвращенец с того света не спешит подать весточку: да живой я, живой. Месяцы (как правило, полгода-год) заставляет помучиться - причем того, кто ни сном ни духом в его погибели не виноват. Зачем? Вот объясните мне: за-чем?

Лично я бы первым делом постаралась выдернуть из депрессии, из очередной стадии горя дорогого мне человека. Уж дала бы знать, что не окочурилась - или окочурилась, но не окончательно. Нашла бы слова, чтобы утешить и предупредить. Даже если есть опасность, что страдалец, избавившись от грызущей душу утраты, всему свету сообщит: жива наша Иночка, жива. Предположим, необходимо скрыть тот факт, что нашу Иночку кирпичом не убьешь и можно ждать ее возвращения в ореоле жажды мести - но от кого? От злого ворога или от друзей и возлюбленных? А ну как у человека в процессе переживания очередной стадии горя инфаркт случится? Совершенно обычная вещь, кстати. И тогда горе будет уже у меня. И чувство вины, причем заслуженное.

Некоторые сюжетные ходы в искусстве используются по принципу "Все так делают". Ну типа упал Холмс в воды Рейхенбахского водопада - и доктор Ватсон месяцами страждет: как он мог оставить друга в столь опасном месте в столь опасной ситуации? А Холмс живет у Майкрофта, но молчит, не мешает комплексу вины окрепнуть. Как будто, получив весточку от невмеручего друга своего, правоверный англичанин Джон Ватсон не сделал бы на людях каменного лица, припорошенного скорбью: "Шерлок погиб, спасибо за сочувствие, идите на хрен". Зато в душе был бы весел и спокоен: что тому Шерлоку сделается!

Горе, вообще-то, бесследно не проходит. Не только на психике шрамы оставляет, но и на соматике. Поэтому никого не удивляет, если человек от горя стареет, седеет, усыхает, теряет жизненную силу и ухудшает жизненные показатели. Почему этого не учитывают хитроумные имитаторы собственной гибели?

А главное, почему симпатии публики неизменно на стороне этих интриганов, зато обида друга-возлюбленного, пережившего горе и сократившего срок собственной жизни, скорее всего, на годы, воспринимается с раздражением: ну чего ты сучишь, а? Вот он, твой драгоценный, живой, невредимый, загорелый и с магнитиками, вернулся - давай, кидайся ему на шею и пусть у вас все будет хорошо, прямо здесь и прямо сейчас. Не знаю, как кто, а я бы вместо приветственного секса устроила мнимому покойнику форменный допрос: какова была степень опасности, насколько близко подобрались злые вороги, почему нельзя было дать знать мне, что пан не помер, как пан провел это время и сколько предпринял попыток известить меня о своем выживании. И если я пойму, что дорогой якобы усопший все это время нехило наслаждался игрой, которую вел, забив на мои чувства и на мое здоровье, лучше бы ему и впрямь помереть. Я и сама человек азартный, знаю, как игра затягивает, однако если тебе пох мое душевное состояние, значит, мне пох твои заморочки типа игромании и социопатии, ты собираешь их в котомочку и выметаешься из моей жизни. После чего можешь умирать или выживать в компании менее требовательных особ.

Вполне вероятно, я одна столь высоко ценю свой душевный комфорт - но жизнь меня научила, что только он и имеет значение. Он позволяет мне работать, он позволяет мне отдыхать, он позволяет мне дружить, любить, общаться, как никакое другое половодье чувств. Если кто-то принимается отъедать куски моего мира, покоя, работоспособности и прочих состояний, нужных мне для дела - низабуду-нипращу. Я не настолько богата душевными ресурсами и не настолько щедра, чтобы их разбазаривать на всякого, кому требуется перед новым витком страшных опасностей и ужасных чудес выжрать шмат сочувствия, волнения, внимания, а то и нервов. Не желаю сидеть-гадать: как там друг дорогой? не приключилось ли с ним беды какой? Я вам не леди Шалотт.

К тому же в любом круге общения имеются шебутные личности, постоянно пребывающие в жопе. Их жизнь, словно паззл, состоит из заболеваний и травм разной степени тяжести, нападений ментов и маньяков, несчастий с родными и близкими, потерь денег, имущества, сна, здоровья, сил и времени. Когда они рассказывают историю своей жизни первые раз сто, это волнительно и удивительно. Когда они переходят в режим он-лайн со своими байками, публику тянет блевать. Шебутные друзья не замечают, что утомили аудиторию, из них всякий раз вываливается новая история, но каждую следующую ты жаждешь узнать все меньше. Пока твой интерес не превратится в нечто обратное. Ага, думаешь ты, очередное shit happens, поэтому ваши договоренности снова идут по остаточному принципу. Дорогой дружок будет изо всех сил выкарабкиваться из того дерьма, в которое превратилась его жизнь, а ты можешь посидеть на краю дерьмовой трясины со скучающим лицом. Поскольку помогать уже нет ни малейшего желания - не в коня корм. Через малое время оно опять будет в этом самом, которое happens. Видимо, ему тут нравится.

Я, очевидно, не из Ватсонов. Не умею и не хочу быть на подхвате у кого-то гениального, решающего загадки, раскрывающего преступления, будирующего криминалитет, рискующего собственной задницей, да и моей тоже - и все ради того, чтобы ему, бриллианту такому, не было скучно. Самоотверженность Холмсов всегда касается загадок и поединков со злом, но никогда - добрых Ватсонов, от которых от самих требуется самоотверженность. Невидимая, замечу. Скромные усилия Ватсонов не замечает никто, даже если это скромные усилия на пределе возможностей. Ватсоны попросту используются в качестве батареек для Холмсов, чьи цели настолько высоки, что ради них можно отжать досуха стада Ватсонов.

Вот только в жизни эта система не кажется ни очевидной, ни справедливой. Ты можешь воображать себя Холмсом и даже быть им для кого-то. Но время от время тебя будут ставить в положение Ватсона. И хотя оно, скажу я вам, интересное, но практически исключает нормальное занятие своим делом. Тебя в любой момент могут дернуть: а помоги, а поддержи, а посочувствуй, а погорюй-ка! Некоторым даже нравится такая "занятость", им нравится доказывать силу своей преданности, однако я не из тех, кто умеет быть преданным, а главное, хочет это доказывать делом. Я ветреное, эгоистичное существо с большими планами на себя. И если очередной Холмс гибнет в Рейхенбахском водопаде, моего сочувствия может не хватить даже на то, чтобы прийти на похороны. Я в этот день могу быть занята. Уж так я устроена - без опции безусловной любви и преданности.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, ловушки психики, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…