Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Рестлеры от литературы

Бэтмен и Карлсон

В очередной раз мучаюсь поисками выразительных средств. Наткнулась на обычную, в общем-то, для искусства вещь: разрушитель всегда кажется эффектным и деятельным, а созидатель - вялым и скучным. Потому как разрушитель принимает (и быстренько воплощает) всякие решения, а созидатель над любой малостью тупит. К тому же функция созидателя - раздавать себя по кусочку всем и вся, поскольку его частица должна присутствовать в том, что он создал - нисколько не эффектна, как ее в сюжете ни отражай.

Чем-то оно похоже на вилку между реальным фехтовальным поединком (который профанам не кажется таким уж интересным - несколько секунд, несколько петушиных наскоков - и чё, это всё? а чё это было-то?) и дебильными красивостями в текстах МТА (когда мастер-премастер всего и отовсюду бьется с несколькими средневековыми гопниками добрый час, очевидно, надеясь в конце концов переквалифицироваться из бойцов в танцоры). То есть ничего общего между реальностью и ее отражением. В мнимом отражении старательно зафиксировано всё, что публика так любит: театральные позы, остроумный диалог, идущий параллельно боевым приемам, разлетающиеся плащи и обезьяньи прыжки по мебели с непременным качанием на люстре. Зрелищно. Но неправда.

В рестлинг-кругах это называется называется кейфебом. Каждый прием оговаривается между соперниками заранее и предписан в сценарии. Когда-то постановочная часть скрывалась, но сегодня ни для кого не секрет, что рестлинг - это шоу. Вместо реального рестлера на ринге действует персонаж, а рестлеру порой и за пределами ринга приходится скрывать свою личную жизнь, вживаться в роль персонажа. И когда на шоу происходит нечто, не прописанное заранее в сценарии, подобные моменты называются шутами. В крупных рестлинг-промоушенах шуты не любят, хотя аудитории, бывает, нравится, что персонаж оказался не настолько одномерен, как в сценарии сказано.

На самом деле публика любит, когда слой грима дает трещину и можно заглянуть в лицо реальности. А литература как раз для того и существует, чтобы показывать это самое лицо, хотя бы с затемнением/подсветкой, вскользь и отрывочно. Поэтому описывать шоу литературой - одна из самых разрушительных тенденций для литературы.

Визуальным эффектам место на экране, на картине или в сценическом пространстве, литературные приемы должны преследовать совсем другую цель. Однако цели литературы в последнее время настолько размыты, что мы постоянно имеем дело с описательной и постановочной литературой. Которая только тем и занимается, что выискивает фишки, любимые народом в изобразительных искусствах (в основном в кино и в компьютерной графике), и описывает посредством слов то, что нет никакой нужды описывать, поскольку оно уже нарисовано или снято. Но от литературы все чаще и чаще ждут описательства, а не раскрытия сути явлений.

Кто из нас не смеялся над манерой младоаффтаров в деталях излагать внешний вид персонажа: тут тебе и хаер до пояса (если не до пят), и глаза невиданного оттенка, и плащ с таким-сяким воротником, и высокие сапоги, и перчатки с обрезанными пальцами, и гогглы, и дредды, и чего только не. А как он бегает, ходит, сидит, лежит и смотрит исподлобья (младоаффтары, правда, чаще пишут "из под лобья"), мой герой! Как он кружится в вихре стали, в гибельном танце клинков! Как ставит на место врагов одним только нехорошим выражением лица! Смертоносные щенячьи глазки - абсолютное оружие. Между тем подобные моменты неплохо смотрятся в кино-сериале-мультике: и гогглы с дреддами, и сапоги с перчатками, и танцы в вихре с нехорошим лицом. Почему ж на бумаге всё так хреново? Почему эти прекрасные герои не выглядят столь прекрасными в вербальном эквиваленте?

Сложно объяснить как писателям, позабывшим особенности писательского метода, так и публике, позабывшей задачи литературного произведения: визуальные средства делают упор на первое впечатление, вербальные - на постепенное понимание. При виде персонажа кино/сериала/компьютерной игры/театральной постановки зритель сразу проникается к нему определенным чувством. По мере развития сюжета в фильме-сериале чувство может углубиться или перемениться. Но оно существует изначально - и довольно сильное. При появлении литературного персонажа на страницах книги произведенное им впечатление куда слабей. Больше всего любопытства: ну-ка, ну-ка, покажи, на что ты способен! Ну и толика предвкушения, если намечается нечто интересное. И задача писателя постепенно усилить связь читателя с персонажем, вызвать сопереживание или отторжение, показать развитие образа через его поступки и эмоции.

Каковое развитие, насколько мне известно, маркетологи книгоиздата решили отменить. Вообще. И если персонаж начинался как сумасшедший ученый, которому пофигу страдания человеческие, он не может измениться, исправиться, подобреть. Суперпупермен не может потерять силу навсегда и научиться жить как обычный человек. Рестлер не может позволить себе выйти из пространства кейфеба. Если в этом пространстве он разрушитель - никаких созидательных потуг! Или только неудачные. Соблюдай свой кейфеб, дестроер. Это теперь одна из установок формата.

Молодцы у нас маркетологи! Аццкий сотона всегда в вас верил. Продолжайте в том же духе - и планктон завоюет мир.

А я продолжу тему. Итак, если в изобразительных искусствах расчет идет на мощное изначальное слияние потенциала и облика, то в вербальных искусствах рассчитывать приходится на раскрытие не через облик, а через поступки. И тут не только МТА имеют проблему, но и писатели с талантом и опытом. Вернее, две проблемы, совершенно разных.

У МТА герои ведут себя вразрез с декларированным характером: мудрые тыщалетние правители ведут себя как истеричные малолетки, истерические малолетки ведут себя как бабульки у подъезда, бабульки у подъезда ведут себя как шизофреники с суицидоманией. И никаких обоснуев, почему такой сдвиг по фазе. Это как бы само собой разумеющийся сдвиг. Для оживляжа. Младоаффтары ради оживляжа ничем не побрезгуют. Точнее сказать, всем пожертвуют - логикой, смыслом, идеей книги. Долго ли пожертвовать тем, чего либо не было вовсе, либо оно с самого начала на ладан дышало.

У опытного писателя нет желания "оживляжить". Однако отказываться от каких-то неожиданностей, от шутов, ломающих кейфеб, глупо. Это мощное оружие не только и не столько для привлечения внимания, сколько для выявления разных сторон образа. Поэтому и писатель не прочь заставить пресловутого правителя истерить, малолетку морализаторствовать, а бабулек - нарываться на насильственную смерть. Правда, он это увяжет с сюжетом и идеей произведения, вплетет в канву повествования, не оставит болтаться как нечто необъясненное и необъяснимое.

Но проблемы оживления образа созидателя по-прежнему есть и по-прежнему здесь. В созидательном поведении мало красивых поз и впечатляющих жестов. Более того, если человек ведет себя картинно и норовит блеснуть, на полезную деятельность его, как правило, не хватает. Позер-разрушитель - явление всем знакомое, а вот созидатель... Амплуа созидателя скорее ботан, резонер и бука. Поди придай его образу притягательность - при таких-то козырях.

Не действовать же, в самом деле, в духе нежно любимых народом сказочниц с Самиздата: обожымой, в руках Творца робко засветился огонек новой жизни (флуоресцентная яйцеклетка?), Он протянул руку к восторженно замершим небесам (голактеко фшоки), шепнул "Лети..." (яйцеклетка была с распознаванием команд и способностью к левитации) - и мир начал свое существование (и с повышенной плодовитостью). Нет, я не отрицаю пафос. Я применяю его с охотой и умеючи. Именно поэтому манера сказочниц, хнычущих над огоньками новой жизни, представляется мне нелепой и шаблонной. К тому же создание нового - это напряжение сил, это самоотдача, это опасность ошибиться и расплатиться за ошибку - не меньшая, чем в пресловутых смертоносных вихретанцах стали, мать иху так. Что мне, созидателя в терменвокс поместить в качестве инструмента творения? Хотя... Пожалуй, стоит попробовать.

В конце концов, должна же я высмеять пресловутые танцы под звон клинков и спародировать тандаву Шивы на бесприютном пепелище?
Tags: авада кедавра сильно изменилась, искусство для неграмотных, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское, ходите и кадите
Subscribe

  • Альянсы и депансы

    Вышла моя новая статья на "Альтерлите". И снова, полагаю, она вызовет у ряда товарищей глубокое недоумение: и зачем это нам, простым-незатейливым…

  • Послепраздничное

    Снимать салют очень трудно. Наводишь, ждешь, нажимаешь, а снимает твоя мыльница уже что-то другое. И видоискатель без штатива держать тяжело. Если…

  • О розовых кошках и женогеях

    Пока писала "Цирк уродов", задумалась об упоительной (в смысле возможности философских рассуждений) теме — про ханжескую суть современных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 130 comments

  • Альянсы и депансы

    Вышла моя новая статья на "Альтерлите". И снова, полагаю, она вызовет у ряда товарищей глубокое недоумение: и зачем это нам, простым-незатейливым…

  • Послепраздничное

    Снимать салют очень трудно. Наводишь, ждешь, нажимаешь, а снимает твоя мыльница уже что-то другое. И видоискатель без штатива держать тяжело. Если…

  • О розовых кошках и женогеях

    Пока писала "Цирк уродов", задумалась об упоительной (в смысле возможности философских рассуждений) теме — про ханжескую суть современных…