Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Внутренняя логика образа

Гифка-идея

Кризис середины книги - это, я вам скажу, не шутки. Даже если книга представляет собой трехтомник и середина у нее имеется чисто условно, а каждый том трилогии повествует о чем-то своем. И все равно аккурат на середине второго тома меня настигает переход через Альпы. Или через Карадрас, кому как больше нравится. Герою самое время поменяться, причем настолько основательно, чтобы это заметили даже невнимательные читатели. А куда? Каждый раз хочется получить безотказную карту и GPS, чтобы не мучиться вопросом: в какую сторону должен меняться мой герой. Увы, в готовом виде никто ничего такого автору не предоставит, рисуй карты сам, первопроходец. Будем считать, что я рисую карту в режиме он-лайн. Как пример проработки образа, о которой столько говорили большевики критики. Сколько можно болтать беспредметно? Показываю на примере. Сапиенти сат.

Здесь перед нами образцово-показательный интимофоб, устрица, человек в футляре. Они, кстати, разные бывают. До того разные, что психотерапевты-популисты, врачующие по единому методу интимофоба-сексоголика и интимофоба-хикки, веселят крайне. С таким же успехом можно лечить одним средством геморрой и головную боль. А что? В метафорическом смысле это одно и то же.

Итак, бывают интимофобы-мизантропы, которые не терпят шума и суеты, им легче обойтись без общества вообще, нежели осваивать навыки общения. Интроверсивная установка в чистом виде: хорошо, если у такого отшельника хоть кто-то имеется, кто осуществляет связь с внешним миром. Но если найдется человек, готовый пробиться через броню - он может быть уверен, что под броней обнаружится вполне съедобная сердцевина - самое горячее доверие и самая нерушимая верность. Только для тебя, друг ты мой единственный. И противоположный случай: "смотри, но не трогай" - принадлежащий всем, то есть никому, отъявленный экстраверт. Масса знакомых, беспорядочная половая жизнь, всеми любим, семьи нет, друзей нет, близких нет. Можно прорваться через оболочку из приятных манер и сокрушительного обаяния, чтобы впилиться в жесткую, заскорузлую, ни в ком не нуждающуюся натуру.

Вот это наш парень. Разобраться, почему у такого обаяшки, способного заполучить всё самое лучшее, ничего не складывается - дело психоаналитика или... создателя.

Как создатель персонажа, сижу, раскладываю его обидки по полочкам. Я ж не МТА какое, чтобы нагло списать главгероя с любого встреченного мною интимофоба (например, с того, который регулярно отражается в зеркале) и навесить на него сорок бочек квестов, дабы публика не скучала. Не знаю, как публика, а при написании подобных книжек скучаю я.

Итак, почему интимофоб может стать интимофобом? В первую очередь из-за детской травмы: отверженность, насилие в семье, развод родителей, крах первой любви и дружбы. Клише, клише, клише. Детская травма всегда горит печатью ада на душе заклейменного, множество людей откликнется на подобный поворот сюжета. Но это слишком легко - списать скверну в чьей-то душе на то, что мир жесток и груб, на то, что бог не спас. Тем более, что подобный инцидент может стать всего-навсего первой костяшкой домино в целом рисунке, составленном из таких же костяшек. Откуда, спрашивается, они берутся? Не может же быть так, чтобы кого-то предавали раз за разом буквально все, от детишек ясельной группы до собственной бабушки? И, повторяю, я не МТА, чтобы описывать Всеми Преданного Прынца, Который Абиделса. В реальном мире это не человек, а маска, которую надевает всякий, пока дуется. Примерно на пять-десять минут. Особо стойкие могут проносить эту прелесть сутки-двое. Но мой герой - человек взрослый, а не пятилетняя девочка.

Итак, вернемся к нашим интимофобам.

На детской обиде (у кого, спрашивается, их нет?) человек строит когницию. Когниция - это взаимодействие систем восприятия, представления и продуцирования информации в слове. Человек описывает для себя причину, по которой он не хочет общаться с людьми. И заявление "Они плохие" не катит. Разве что для начала.

У моего героя в котелок пошел, главным образом, бред преследования. Красивым людям он свойственен почти поголовно. Рано или поздно у красоток обоего пола возникает опасение: многие хотят меня себе. Как безделушку, поставленную пылиться на видном месте, или как кусок мяса, ам и нету - неважно. Изрядное количество людей мечтает прилепить красивого и/или знаменитого партнера к своему портфолио как личное достижение. В ход идет что угодно, от брака по залету до угрозы самоубийства. Словом, преследование, в нашей стране не ограниченное даже, кажется, рамками УК. Попав в три-пять-десять подобных переделок, ты получишь основательно закрепленную паранойю.

На этот тортик глазурью ложится манера ухаживать, свойственная большинству людей. Чаще всего ухажер пытается заполучить объект спонтанно, на волне трепа. Серферы трепа - нередкое явление в шумных компаниях. Они бывают любого пола, любой ориентации, любого возраста и любой профессии. Убалтывают и разводят на услуги или/и на секс что женщин, что мужчин, используют, получают свое, исчезают. Сирены. Даже здесь, в вирте, полно народу, который, не испытывая к твоей личности никакого интереса, норовит пролезть в друзья. Даже не во френды, а в ближний круг общения. Чтобы развести на внимание и понимание, на пиар и перепост, аналог секса в странном мире соцсетей. Поняв, что ты не горишь желанием дружить, читать, пиарить - сирены испаряются. Так же и в жизни: достаточно дать понять "я с тобой не лягу", как сирена линяет или разражается бранью, словно отвергнутая клиентом проститутка.

Вишенкой на тортике служит, как правило, манера понижать самооценку собеседника ради удешевления его услуг. Чтобы сбить цену на чьи-либо мозги, таланты или задницу, многие люди, считающие себя деловыми, прибегают к глуму и подставам разного рода. Начинается это, разумеется, еще в школьные годы чудесные, продолжается в студенческие времена и во взрослой жизни, само собой, не заканчивается. Ибо свойственна такая манера не только пикаперам, но и старперам. Чем выше твоя цена, тем чаще ты обнаруживаешь попытки подставы и пионеризации - это когда тебя норовят сделать, подобно пионеру, в ответе за всё. А значит, представление о людях, как о существах жадных, неумных и нечестных, укореняется и превращается... И во что же оно превращается?

Бывает, что в морализацию. То есть в механизм психологической защиты, когда бессознательное ищет способ убедить себя в моральной необходимости происходящего. При это происходит искажение реальности: "марксистский базис под жилетку" подводится постфактум, когда всё уже случилось. Например, родители объясняют жестокость по отношению к детям необходимостью их воспитания. Существует и менее фарисейская форма самооправдания - рационализация. Пассивность рационализируется осторожностью, агрессия - самозащитой, равнодушие - предоставлением свободы выбора тому, кому ты не помог. Человек не осознаёт собственной мотивации, но отказывается считать ее неблаговидной. Да он и сам верит, что его мотивация разумна, гармонична и вообще зашибись.

Мой герой рационализировал весь первый том, сам себя уверяя: его интимофобия неизбежна, потому что он не белый человек. Он весь такой нездешний, иномирный и по местным правилам жить не привыкший. Хотя к каким правилам он должен быть привычен, если живет среди белых всю свою жизнь, родители его давно обрусели, а сам он Великий Инка только теоретически? И вот сейчас ему открылась правда: он сам себя загнал в чудовище, изменчивое и опасное, словно тень в слепом пятне. Он им стал, потому что люди не пожелали водить вокруг него хороводы. Каковая правда, со своей стороны, должна его изменить - но куда? Чем начинать гигантскую работу по расчистке территории мозга, можно же просто махнуть рукой и доживать свою жизнь как сложилось - в одиночестве, трудоголизме, недоверии и... комфорте.

Надо признать, для интимофоба организованный быт и беспорядочная половая жизнь куда удобней, нежели семейная ответственность и ответственная семейственность. К тому же не очень-то они и престижны. Сколько ни долдонь идеология про семейные ценности, а количество синглов (не песен, а одиночек) растет. Вдобавок подсознание мотает моего героя по просторам личной преисподней, показывая самые неприглядные стороны брака (в мире собственного подсознательного он, сроду не имевший постоянных отношений, обзавелся гаремом), тесной дружбы (в той же личной преисподней друг откалывает перед главгероем такие кунштюки, что пора спросить: друг ли он? или просто еще один дьявол в этом аду?). Очевидно, после мытарств персонажу придется делать выбор, но какую дорогу он выберет - даже я не знаю. Он может свернуть на стезю, одобренную обществом, стать мужем своей жены и отцом семейства, а может остаться одиночкой во всех отношениях.

И даже я не знаю, на каком пути его ждет счастье, а на каком - сокрушительный провал. Единственное, что я могу - не подменять логику моего героя моей собственной. Мой опыт и мое представление о счастье не должны разрушить внутреннюю структуру образа. Если МТА верят, будто все читатели хотят хеппи-энда, будто навязанный хеппи-энд так же хорош, как логически вытекающий из повествования, то я в подобные глупости не верю. Рационализация меня еще не доела.

Словом, построение внутренней логики героя выглядит как-то так.
Tags: авада кедавра сильно изменилась, ловушки психики, пытки логикой и орфографией, сетеразм, уголок гуманиста, философское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 124 comments

Recent Posts from This Journal

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…