Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Хорошая девочка Трехголовый

Steampunk_Dragon_by_kerembeyit

Полюбовавшись на то, как Энн Дуглас расправляется с феечками (в том числе и с феечками, вселившимися во френдов), спрашиваю себя: интересно, что хуже: феечки с их гребаным позитивчиком - или та их разновидность, которая пасется в моем журнале, гоблины с доброй душой, раздающие свои дристанные советы. Причем и те, и другие советуют одинаковое: заткнись! Залезь в чулан и молчи в тряпочку! Если не хочешь, чтобы мы приходили к тебе с поучениями - бойся нас, бойся. Лень искать ссылку на первого, как выражается Энн, мудофея, прискакавшего ко мне с подобным предложением, а последний настолько психически нездоров, что даже жука брать неловко. У меня уже имеется парочка психов с диагнозом, чьи комменты я не засчитываю, будет им третий, бог троицу любит.

Ну а если вкратце, то периодически из нас с миз Дуглас норовят сделать хороших девочек. Или девочек, удобных в обращении. Попытки предпринимают даже те, кто нас давно знает (и не только в вирте) - хотя, казалось бы, на хрена козе баян, она и так веселая? Я бы на месте тех, кому известна моя дата рождения (а это всякий сюда входящий заглянувший в профиль), оставила бы надежду. Во-первых, потому, что прав Оскар Уайльд, сказавший: "Никогда не следует доверять женщине, которая называет вам свой возраст. Женщина, способная на такое, способна на все" - а значит, и на отказ от того, чтобы притвориться хорошей девочкой вам в угоду. Во-вторых, потому, что в моем возрасте девочками не становятся. Некоторые могут оставаться девочками с детства до седых волос - в силу неблагоприятных обстоятельств или органического поражения мозга, однако стать девочкой накануне того, как станешь бабушкой, крайне затруднительно. А если ты вдобавок по натуре дракон... Но чтобы узнать, как оно бывает, читайте сказку.

Итак, сказка о том, как Трехголовый был хорошей девочкой и что из этого вышло.

Трехголовый хандрил. Он расклеился, а расклеившийся дракон - это вам не расклеившийся человек и даже не расклеившийся фэйри. Любая болезнь сразу принимает драконовские формы: насморк ценой в тридцать шесть и семь десятых превращается в грипп хорошо за сорок с глюками и краснокожим чертиком, танцующим чечетку сразу в трех головах - а давайте отчебучим чего-нибудь незабываемого, ребятки; осенняя ломота в костях преображается в подагру с пушечной стрельбой в каждой косточке.

Подагра-то Трехголового и навестила, наказывая за содержание протеина в тех, кем старый дракон питался: все эти мускулистые рыцари, ухоженные принцессы, отборные кабаны Немой глухомани... Пора, пора на морковку переходить, нашептывал Трехголовому внутренний голос. Между тем по суставам продирало так, что впору было превратиться в вегетарианца здесь и сейчас: разорять крестьянские огороды, капустные и свекольные поля, объедать фруктовые и оливковые сады - и однажды сдохнуть с сотней вил, серпов и кос в теле. Если людям действительно досаждать, а не играть с ними в "Казаки-разбойники", они найдут способ обездраконить свой мир. Драконы умирают, когда становятся слишком самонадеянными.

Но к здоровому образу жизни по-драконьи перейти, тем не менее, придется - ишь как в лапах стреляет. Подыскать себе источники подножного корма, из-за которых его, Трехголового, не стали бы преследовать с садово-огородным инвентарем наперевес. Что-то вроде плантаций морской капусты на взморье или ягодных лужаек в Вековечном лесу. Дракон вспомнил заросли бешеной вишни, она же беладонна, из которой его подруга, ведьма Нативида варила допросные галлюциногены для местного князя и приворотные зелья для его фавориток. Рецептура была на удивление сходной. Трехголовый поморщился, представив себя, накачанного атропином, с эротическими глюками и естественным румянцем на всех трех мордах. Определенно бешеная вишня на опору ЗОДЖ (Здорового Образа Драконьей Жизни) не тянула. Но и питаться одной морской капустой - унылая перспектива, особенно для уважающего себя дракона.

- У нас один выход, - философски заметила средняя голова, досконально изучившая вопрос полезного, но адаптированного к драконьим нуждам питания. - Болотные люди!
- Чё? - ужаснулся Младший. - Вот эти законсервированные болотной водицей останки тыщапицотого года до нашей эры? Да тебя не крестьяне - тебя археологи распнут, если ты их жрать начнешь!
- Трагический идиот, - скривился Средний. - Какие останки? Я про болотника с болотницей говорю!
- Так их всего двое. На один зуб, причем только мне, - пожал их общими плечами Младший.
- Есть их не обязательно. Но с ними можно посоветоваться насчет природных пищевых ресурсов, - смилостивилась старшая голова. Или не смилостивилась, а просто решила обломать Среднему и Младшему весь кайф в извечной игре "Просвети дебила".

Средняя и младшая головы играли в нее столетия напролет: младшая притворялась полным недоумком, не ведающим элементарных вещей, средняя ее просвещала пространными мутными лекциями и краткими энергичными характеристиками, после которых Младший с умным видом задавал вопрос космической глупости - свидетельство того, что ничегошеньки-то он из лекции не почерпнул - и Средний оказывался в исходной точке. За полтысячи лет игроки перепробовали все формы притворства и предательства, подкопа и подкупа, лести и мести. И неустанно искали новые формы, поизощренней прежних.

Однако в приступе подагрического артрита старшая голова не желала этого слушать, не говоря уж о том, чтобы принять непосредственное участие. Она на глазах становилась всё голоднее и раздражительнее:

- Так мы будем с болотными пищевиками консультироваться или просто разорим парочку морковных плантаций?

Старший, в отличие от этих двоих, понимал, что они теряют. Мало того, что придется есть невкусное, вдобавок за тем невкусным придется летать к болотным людям на кулички. Кошмар. А с учетом подагрической боли, поселившейся буквально в каждом суставе (Трехголовый и не знал, что у него их столько) летать куда бы то ни было казалось вдвое утомительнее, чем в самом унылом кошмаре, когда ты машешь крыльями, гребешь лапами, тянешь шею и все равно висишь на месте. Это в здоровом состоянии до болот было крылом подать, хотя зачем бы Трехголовый поперся на болота, будь он здоров?

- Ну ладно, кончай хандрить, дедуля, летим к болотникам, - забормотали с двух сторон, распрямляя шеи и вздергивая головы, поднимая на скрипящие от напрящения лапы ноющее от боли тело.

И вот так всегда, мрачно подумала старшая голова. Когда я ничего не хочу, кроме как тихо помереть, меня усиленно вовлекают в политическую кампанию, в научную экспедицию или в гражданскую войну. Особенность существования драконов в том и состоит, что им никто не нужен, а они постоянно кому-то нужны. Например, соседним головам, которые, будучи твоими альтер-эго, должны чувствовать всё то же самое, однако ни дня не могут прожить без родственного взаимопонимания - тирании, унижения, претензий и принуждения. Вследствие чего ты ни на минуту не остаешься один, в тишине и покое, рядом постоянно ссорятся и кусают друг друга за гребни два самых близких тебе существа. И то бы ничего, да ведь они регулярно пытаются сделать из тебя рефери и третейского судью: выбирай, я или она!

Старшая голова басовито застонала (а вовсе не придушенно пискнула, как уверяют некоторые) и смежила веки.

В аналогичных светлых думах Старший добрался до самого сердца болот, которые постоянно норовили назвать Великими, Непроходимыми, Бескрайними или хотя бы Погаными. Бесполезно, пафосные и злобные клички равно легко облетали с болот, которые были... просто были. И в тех болотах было всё, если верить экологам. И даже, возможно, травка, помогающая от подагры. Хотя Трехголовый был настолько стар, что в чудеса уже не верил, не то чтобы на них надеяться.

- А-а-а! - радостно загомонил болотник, увидев приземляющегося дракона, оставившего на земле борозды от когтей и тормозной путь длиной в километр (сами бы попробовали чисто приземлиться с приступом подагры). - Кого я вижу! Самая красивая девушка среди гигантских монстров!

Трехголовый закатил глаза. Конечно, коли живешь в лесу, пням молишься, а из женского пола только болотницы с их гусиными лапами да русалки с их водянистостью, начнешь и к драконам грязно приставать. Тем более, что многие из собратьев Трехголового уже освоили технику метаморфоз и на досуге превращаются во все подряд, живут светской (и не только светской) жизнью, ни в чем себе не отказывая. А болотник все болтал и болтал что-то про приятное свиданьице и горячих девчонок, вызывая у подагрического дракона только одно желание - осушить эти зеленые легкие планеты одним выхлопом. Трехголовый сложил головы на травку и погрузился в размышления о том, зачем он здесь и есть ли прок в том, чтобы терпеть не только собственную боль, но и чужую глупость. Тяжелей всего были размышления Старшего, потому что именно ему довелось принять на себя вес средней и младшей голов. Вместе с мыслями.

Наверное, поэтому сон старшей головы был тяжек и уныл - совсем как дорога, по которой он шел в сонном видении. Бесконечная, серая, каменистая, с капустно-свекольными полями по обе стороны. В своем сне дракон больше не был свободен и больше не был в конфронтации со всем миром. Его стреножили и приспособили к делу: охранять овощные плантации от воронья и жулья, возить тележки со снятым урожаем в амбар, участвовать в сельских ярмарках, расхваливать покупателям качество здешней свеколки-капустки-морковки... Крестьяне нарадоваться не могли, каким он стал социально адаптированным, мирным и удобным для использования. Да и сам Трехголовый понемногу забывал прежнюю вольницу, радуясь тому, что поздоровел, подобрел, обучился управлению драконьим гневом - словом, превратился в трехглавого вола в чешуе и с крыльями. В кроткую рабочую скотинку.

А еще у него были погонщики. И они погоняли старого дракона идиотскими звуками, как будто тот человеческой речи не понимает: цокали, нукали, хэкали и черт знает что еще. А он, гроза всего сущего (бывшая гроза) покорно поворачивал, куда поводья тянут. Трехголовый не понимал, как он до такого докатился. Так бы сам себя и пнул.

И дернула же нелегкая проехать по той дороге принцу.

Принц был - пальчики оближешь: крепкий малый в парче и сверкающем железе, злой как пес ввиду предстоящей женитьбы, с твердым намерением угробить что-нибудь большое и чешуйчатое. При виде Трехголового он напружился, точно боевой пес, подвитые локоны на затылке встали дыбом, словно волчья шерсть. Но заметив погонщиков, принц увял, будто фиалка на солнцепеке:

- А-а-а, это и есть Хорошая Девочка?
- Да-да, ваше высочество, - принялись кланяться, как болванчики, спутники принца. - Это бывший дракон, которого пейзане прозвали Хорошей Девочкой за послуша...
- Что-о-о-о?!! - взвился Трехголовый. - Как это "бывший дракон"? Я родился драконом и драконом умру! Не бывает бывших драконов! Это принцы бывшими бывают!
- Вот как раз бывших принцев и не бывает, - усмехнулся наглый тип в парче. - Принцем своего рода я останусь, даже если попаду в ссылку, даже если... когда стану твоим королем, девочка. Ну а если ты предал свой род - тут, пожалуй, и меня бы Хорошей Девочкой прозвали. Не пейзане, так солдаты. Сам знаешь, что в армии делают с такими... хорошими девочками. - И сально подмигнул дракону.

Тот замер, как перед прыжком - хотя почему "как"? Трехголовый действительно собирался прыгнуть и раздавить в лепешку что нахалюгу-принца, что его хихикающую свиту. И тут его крепко пнули по заду со словами:

- А ну тихо! Стоять! Хорошая девочка!

Многометровый столб огня вырвался из всех драконьих глоток, свиваясь в огненное торнадо, втягивая в ало-золотой смертельный хоровод созревшие кочаны и корнеплоды, погонщиков и придворных, тележки и штандарты, а там и самого Трехголового...

Дракон проснулся от рева пламени. Болота горели. Пылала, кажется, даже гнилая водица, даже отсыревшие коряги по берегам. Нагревшаяся чешуя спасала от ожогов, но еще минута - и будет поздно, Трехголовый запечется в собственной броне, словно все рыцари-неудачники, когда-то желавшие победить трехглавое зло. Старый дракон рванул вертикально вверх без всякого разбега (хоть парадорские ученые и заверяли мировую общественность, что это технически невозможно) и с шипением ушел в облака. Облака были сырые, прохладные и довольно скоро остудили раскаленные драконовы бока. Очевидно, от перегрева стало немного полегче, подагрические боли отступили и удрученный Трехголовый облетел все болота по периметру. Вернее, то, что от болот осталось.

Никто и никогда больше не попытается назвать эти болота Бескрайними или Великими. И даже Невеликими. Всё, что выжило после пожара, уместилось бы в рыбьем садке. Трехголовый рвал бы на себе волосы, кабы они у него были. И кабы у него имелось чувство вины. Но он был... дракон. И потому всего-навсего хмыкнул, почесал пузо двумя парами лап и вернулся в пещеру. Не судьба ему стать социально адаптированным вегетарианцем. С этой мыслью Трехголовый и отошел ко сну - к счастью, без сновидений.

А через неделю его разбудила делегация крестьян. Дракону предложили вознаграждение за осушение болот и увеличение пахотных площадей - в виде посезонных выплат. Только убедительно просили больше ничего не жечь и воздержаться от визитов в густонаселенные регионы страны.

На словах "вознаграждение в виде посезонных выплат" старшая голова подмигнула младшей, младшая показала язык средней, а средняя сделала невинный вид. Кажется, проблема со здоровым образом драконьей жизни была решена. И без всякого превращения старого дракона в хорошую девочку.
Tags: Трехголовый, разорительная роскошь общения, сказки для очень взрослых, фигак!
Subscribe

  • Яблочно-абрикосовый пирог

    Этот пирог хорош тем, что его можно делать и не в сезон абрикосов. Абрикосы, превращенные в курагу, тоже подойдут. Их можно мелко порубить и…

  • Маринованная свекла

    Для маринования можно взять и мелкую, молодую, и крупную, могучую свеклу - просто нарезать ее потоньше. Сама технология маринования проста,…

  • Чесночные гренки из пшенной каши

    Гренки - один из самых лучших способов "утилизовать" кашу или скормить ее тому, кто не слишком любит блюда из круп. Из каш готовят крупяные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments

  • Яблочно-абрикосовый пирог

    Этот пирог хорош тем, что его можно делать и не в сезон абрикосов. Абрикосы, превращенные в курагу, тоже подойдут. Их можно мелко порубить и…

  • Маринованная свекла

    Для маринования можно взять и мелкую, молодую, и крупную, могучую свеклу - просто нарезать ее потоньше. Сама технология маринования проста,…

  • Чесночные гренки из пшенной каши

    Гренки - один из самых лучших способов "утилизовать" кашу или скормить ее тому, кто не слишком любит блюда из круп. Из каш готовят крупяные…