Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Category:

Прон наших дней

Casual_Sex_by_IMustBeDead

Мысль разобраться в вопросе, чем именно порнушка отличается от эмоции, аффекта, инстинкта, страсти возникла у меня задолго до того, как пресловутый вопрос встал ребром в моем отношении к Ольге Громыко и иже с нею. Как автор книг, в которых постоянно поднимаются темы любви, секса и даже сексуальных парафилий, я не испытываю благосклонности к попыткам сделать из идеи произведения - дрочилку, а из психологической проблемы - порево. Не питаю я добрых чувств и к тем, кто декларативно пишет "для деточек", а потому всю фантастику-фэнтези считает сугубо детской отраслью литературы. То есть, по мнению таких авторов, взрослые слова и взрослые темы в фантастических жанрах поднимать невместно - за исключением того самого угла, который называется любовным чтивом.

И по этим-то углам, как писал один вагинально озабоченный абонент Максиму Далину (в ответ, замечу, на правила, которые Макс поставил сам себе, как писатель и свободный человек), дайте ж вы нам поебаться с расой дивных, а? Не мешайте нам, не препятствуйте, когда мы воображаем себе идеальный секс между небывалыми существами и небывалыми нами, способными посрамить Камасутру и Кабаеву на одном только бревне! А будете на зоофилию намекать - в расизме обвиним и в ксенофобии, даром что ваше творчество свидетельствует об обратном!

Да кто тебя спрашивал, творчество, о чем ты там свидетельствуешь? Ярлык наклеим - и будь довольно, что заметили. А разбираться в тебе у обладателя и хранителя ярлыков на все случаи жизни ни времени нет, ни охоты. Ну и черт с ними, хранителями и обладателями. А у меня вот есть охота разобраться.

Итак, в художественных произведениях и любовь, и секс, и проблемы, и отклонения, и животные штуки даже звериный гон затрагивались нередко. Это закономерная часть литературных тем - и только безграмотное существо (коих среди читателей той же фантастики немало) станет отрицать возможности литературы в раскрытии любовной, эротической и сексуальной тематики. Не впадая в состояние чтива. Чем, спрашивается, любовное чтиво отличается от качественной литературы, посвященной темам взаимоотношений полов (людей, рас, монстров и проч.)? Тем и отличается, что пытается подменить отношения постановочным поревом.

Любые близкие отношения - это проблемы и сложности, это адаптация и компенсация, это потеря толики холостяцкой свободы. И сожаление о потерянном порой настолько острое, а новая жизнь настолько нова, что человек никак не может совместить себя с нею и мечтает вернуться назад, в привычное одиночество, составленное, словно паззл, из свободы и недовольства собой. Ну и вдобавок стотыщ вариантов, чего там человек хочет, чего не хочет и к чему в итоге придет. А сцены каких бы то ни было брачных-любовных игрищ, боев, танцев и слияний лишь служат вешками, по которым сюжет ведет героев к новой жизни - или возвращает к старой. То бишь любовные и половые акты в художественном тексте самоцелью не являются, как бы зажигательно ни были написаны.

Отличит современный читатель самоцель от средства или нет? Я всегда защищаю читателя (кто-то же должен), но сомнения мои велики. Даже, простигосподи, фикрайтеры пишут порою с раздражением: "Этот фик не для тех, кто скроллит текст в поисках нцы" (NC, она же нца, она же "без цензуры" - описание полового акта как такового) - предупреждая фикридеров, что в сем произведении имеется сюжет и смысловое наполнение! Что уж говорить о писателе, который буквально кончиком пера коснулся, скажем, образа иной, непривычной человеку сексуальности - и от него уже не требуется ни повествования, ни идей, знай лепи коитус за коитусом в экзотически-располагающей обстановке... Редтьюб в вербальном исполнении.

Писателю подобное восприятие его трудов, конечно же, удручительно. Особенно когда объединение идет по формальному признаку:
- в вербальной порнушке описывается однополая любовь - и у автора такого-то этот мотив имеется;
- в вербальной порнушке романтизируется инцест - инцест есть и у писателя имярек;
- в вербальной порнушке вовсю расславляется анонимный секс - как и в книгах того-то и сего-то;
- в вербальной порнушке используются мотивы насилия и изнасилования - да кто из писателей их не использовал, хотя бы раз?

И поди объясни "объединителю": безусловное отличие художественной литературы от утилитарной - не что, а как написано. Им недоступна оценка пресловутого "как", поэтому они и реагируют исключительно на "что". Приведу сразу два примера по одной ссылке: один знаток так-себе-литературы объясняет, до чего ж я несправедлива к Ролдугиной, второй пытается оправдать откровенно плохо написанный фрагмент из Громыко. При этом:
- первый диспутант пытается упрекнуть меня в том, что я Далину позволяю сравнивать глаза с драгоценными камнями, а Ролдугиной, дескать, не позволяю;
- второй собеседник пытается объяснить, что кривая прямая речь персонажей Громыко объясняется гипоксией, станция подбита, кислород ниже нормы, оттого все и разговаривают канцеляритом.
Всё, что на это можно сказать:
- увы, ни я, ни кто бы то ни было Ролдугиной ничего запретить не в силах, остается лишь демонстрировать, сколь хреново ее книженция написана - а камушки тут ни при чем, этим сравнением пользовались задолго до всяких Ролдугиных, не Ролдугиным его и отменять;
- нефиг за уши притягивать физиологию человека к плохо написанным текстам, тем более не ведая, ни что такое гипоксия, ни как она на мозг действует - а действует она отупляюще, человек начинает говорить коротко и обрывочно, стараясь как можно короче передать суть, так что канцелярит со свистом пролетает мимо "языка космонавтов и альпинистов". Канцеляритом разговаривают представители совсем других профессий.

Реакция на наличие той или иной темы, а не на способ ее раскрытия типична для человека, лишенного чутья и вкуса. Он, может быть, старается понять, да ему нечем. Он если читает, то не пытается вникнуть в авторскую мысль, он ее подменяет своими стереотипами и ищет им подтверждения. Не найдет - выдумает, авось, не впервой. И если пишет, то в стиле литературной шигалевщины, наяривая по шесть причастных-деепричастных оборотов подряд - однако верит, что сумеет понравиться читателю: у него же нет попаданцев! И не понимает, что в сюжет писателю дозволено поместить что угодно - вопрос лишь в том, зачем он это делает и как.

Но вернемся к теме, которая, по мнению некоторых читателей, превращает художественное произведение в порнушку: "сегодня животные штуки, завтра животные штуки... Я тебя спрашиваю, босяк, сколько может ждать женщина?" (с)

Прон не видит разницы между животным и механическим. Между естественным и постановочным. Между стремлением донести до читателя свою идею - и сальностями, когда автор только что не руку читателю в пах сует, прощупывая, как бы того еще возбудить, болезного. Оценка происходит согласно тому, упомянуты ли интимные части тела, непристойные действия и dirty talk, постельные разговорчики. Если упомянуты - порнушка детектед. Нет - никакой эротики, можно давать почитать детишкам! Как будто на свете не существует ни метафор, ни эвфемизмов, ни аллюзий. То есть оценка на уровне не литературы, а цензуры: ставить 16+ или не ставить. Кстати, я эту отметку на фильме "Садко" видела. А когда-то то была детская сказка - в советские времена, в золотой, как я понимаю, век нашей культуры.

Формальная оценка перепрошивает публике мозги, выдувая оттуда и чутье, и адекватность восприятия. Потому-то она так бесит читателей и писателей старой закалки, не желающих расставаться с представлениями, усвоенными давным-давно, в золотом ушедшем веке...

Ну и, разумеется, не обошлось без перьев. Прямо в комменты к посту пришло опечаленное быдло с рацпредложением - но, по своеобычной быдляцкой привычке, перепутало меня с фикершей, литературную критику с магнитно-резонансной томографией, а себя с умным человеком. Перо мне, девушки, перо. И еще одно - от хуесоса с чистой и светлой мечтой вырваться в педофилы.

У Таты - 21 и 25

У Энн - 8 и 10

У Инессы - 27 и 37

У Окташ - 3 и 8
Tags: авада кедавра сильно изменилась, подкаблучник - поза камасутры, пытки логикой и орфографией, разорительная роскошь общения, сетеразм, степень прижученности, уголок гуманиста, фигак!, цирк уродов
Subscribe

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 260 comments

  • Цыпленок с виноградом

    Виноград можно использовать не только в кондитерских изделиях и в соленьях, но и в качестве гарнира. Особенно хорошо он подходит к птице. Если…

  • Испанская тортилья с рыбой и картофелем

    Испанская тортилья, в отличие от мексиканской - не пшеничная или кукурузная лепешка, а омлет из куриных яиц с картофелем и репчатым луком. Есть…

  • Зефир на агар-агаре

    Зефир без пектина и без шоколада тоже получается очень симпатичным. Его можно делать практически на любом фруктовом пюре, но оно должно быть либо…