Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Ужасы психологической войны


Многие, ой многие пострадали из-за «еды от скуки»… Но состояние мужчин практически никогда не доходит до тяжести психического расстройства. Зато женщины составляют 90-95 % всех больных расстройствами питания.

Женщинам вообще свойственны серьезные расхождения между восприятием идеальной женской фигуры и требованиями, которые предъявляются к привлекательной женщине в действительности. То есть мало того, что от нас хотят стройности - мы еще и сами ужесточаем это требование, мечтая о стройности СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЙ! ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ! ТОП-МОДЕЛЬНОЙ! Только что не мультипликационной...

Привлекательная фигура в женских представлениях всегда недобирает 10-15 % до нормы веса. Отсюда и рождаются завышенные требования и прочие факторы уязвимости перед лицом расстройств питания.

Мы – заложники социальных стандартов. И одновременно мы – их создатели.

И неудивительно, что нынешние стандарты столь суровы, что предполагают стройность небывалую, не зависящую от возраста, врожденного типа телосложения и социального статуса. И что никакие уговоры не помогают. Впрочем, уговоры не помогают никогда, если речь идет о глубоко залегающих моделях мышления.

Медики любят поговорить о том, что здоровье и есть красота, а красота, соответственно, и есть здоровье. Как только на экране или глянцевой странице появляется профессиональный диетолог, эндокринолог, гастроэнтеролог – так сразу: «Красивая женщина с крутыми бедрами, высокой грудью, округлыми руками… Вспомните шедевры художников…» – и пошло-поехало. Рубенса в качестве примера приводят. Хотя у всех его излюбленных моделей целлюлит с порога Эрмитажа виден. Вы бы еще Сарагину из «8 с половиной» Феллини вспомнили!

Одно дело – индивидуальное, так сказать, шедевральное восприятие внешности отдельного человека, который тебе нравится как личность. В этом состоянии полюбишь и целлюлит в золотистых тонах, и округлость ноги, изящно напоминающую батон салями, и щеки в ямочках, очаровательно подрагивающие при ходьбе. Потому что нельзя быть на свете красивой такой.

И совсем другое дело – социальное одобрение (или неодобрение) безличной (пока, во всяком случае, безличной) особы, стоящей на пороге офиса, клуба, аудитории. До того времени, как выяснится, что она классная, веселая, умная и ваще талантливая, на нее выльется не одно ведро этого, которого – и за те самые округлые руки-ноги, и за те самые вздрагивающие щеки.

В общем, чтобы понравиться лицам противоположного пола как женщина, а не просто с ними подружиться как свой парень, приходится соответствовать стандартам красоты. Хотя бы частично.

И не надо пытаться разговорами о здоровье переломить массовое представление об идеале. Потому что никогда, ни в одну эпоху, ни один народ не ставил на пьедестал обыкновенную крепкую бабу, каких вокруг было пруд пруди. Вечно идеалу требовалась какая-то изюминка, оригинальность – излишество, неправильность, даже нелепица. В средние века в моде был округлый живот – как бы беременность месяца этак третьего-четвертого. Поэтому дамы подкладывали под платье подушечки и шествовали «пузом вперед». А двести лет назад, в эпоху романтизма, в моду вошла анемия, причем особенно утонченным считалось умереть от туберкулеза. Еще через столетие, в эпоху стиля модерн, стали популярны недоразвитые полудетские формы - тонкая шейка, поникшие плечи, неуверенная походка.

Ну, а если приглядеться к параметрам красоты у разных времен и народов, то наше столетие покажется одним из самых удивительных. Вот каковы параметры идеала:

1) Древний мир - вес 64 кг, объем бюста 91 см, талии - 70 см;
2) Средние века - 45 кг, 79 см и 62 см соответственно;
3) XVIII век - 72 кг, 98 см и 72 см соответственно;
4) XIX век - 65 кг, 92 см и 42 см соответственно;
5) XX век - 43-45 кг, 90 см и 60 см, о которых знают все!

Видите? При весе средневековой Прекрасной дамы наша современница в идеале должна обладать весьма объемистым бюстом, но более тонкой талией. И все это - не прибегая к помощи корсета, исправлявшего дефекты женской фигуры в XIX столетии, сгинь, рассыпься! Корсетом для женщины XXI века стали ее собственные мышцы и кости.

Пытаясь соответствовать неземным стандартам и завышенным требованиям, множество девочек-подростков мечутся по всей шкале питания: от жестких (или попросту самоубийственных) диет к компульсивному (навязчивому) обжорству. Вдобавок эти проблемы пополняются безжалостными чистками желудка. Так растет и укрепляется расстройство питания.

Но складывается оно не только под роковым влиянием Голливуда, журнала Playboy и гадины-соседки, при встрече неизменно сообщающей: «Как ты, деточка, пополнела, такой пышечкой стала!»

Потому как зависимость - в любой форме – это не самостоятельная болезнь, а только компенсация дефектов, из-за которых личности некомфортно в окружающей реальности.

Получается, что зависимость – это симптом депрессии, а депрессия – это симптом психологической дезадаптации. Да, так оно и есть. И даже более того: дезадаптация тоже симптом - симптом семейных проблем. Причем таких, которые уже не исправишь. То есть проблем, имевших место в раннем детстве, вполне взрослого и как бы вполне самостоятельного человека. Самостоятельного – и тем не менее безнадежно подсевшего на что-нибудь опасное.

Психологически зависимая личность пытается компенсировать те утраты, которые постигли ее в раннем детстве и исказили ее представление о себе и о мире.

Вот почему это состояние психики с таким трудом поддается коррекции. Простое объяснение типа «Ты наносишь себе неисправимый вред» не действует, сколько его ни повторяй. Хотя большинство людей талдычит эту фразу, тем самым лишь вызывая протест и отчуждение. И особенно стараются родственники, которые, как правило, и есть первопричина патологической склонности человека к тому и сему…

Едой, например, компенсируется утрата материнской любви. На первый взгляд, между любовью и едой мало общего. Тем не менее любая, даже самая равнодушная мать, родив ребенка, кормит его, вследствие чего у малыша возникает первая ассоциация «еда =любовь». А если другие нормальные проявления любви – телесный контакт, ласковая мимика, воркование, игры с ребенком ограничены, еда становится самым важным аналогом любви.

Строгие, холодные, ворчливые матери и отцы, самоустранившиеся от воспитания детей, своим поведением провоцируют появление пищевой зависимости.

Нельзя, конечно, не учесть, что в современном мире родители… себе не принадлежат. На них давят все и вся: работа, учеба, карьера, дедушки-бабушки, материальные потребности и потребность побыть собой, то есть отдохнуть от всех, черт бы их побрал.

Поэтому бессмысленно требовать от родителей, чтобы те превращались в неиссякаемых доноров одобрения, обожания, общения и т.п.

Единственный навык, которым родные и близкие действительно обязаны снабдить свое детище – это навык к самостоятельному, самодостаточному существованию. К сожалению, это не только сложно сделать. Это еще и сложно принять: многим мамам и даже некоторым папам подсознательно хочется, чтобы их ребенок подольше оставался маленьким, зависимым, контролируемым.

Формирование и закреплению патологической склонности происходит так обыденно и незаметно… И не уследишь.

Пищевая зависимость, например, складывается из следующих схем поведения:
1) кормление по жесткому графику, а не по мере возникновения потребности в пище;
2) отказ при попытках выбора пищи ребенком;
3) манипулирование: «Съел всё – хороший, капризничаешь или оставляешь в тарелке – плохой»;
4) запрет со стороны взрослых на любые агрессивные проявления – тогда агрессия находит выход в «уничтожении» пищи;
5) высказывания типа: «Вот станешь большим – будет можно, а пока маленький – нельзя».

Но ведь ребенок-то слышит не БУКВАЛЬНОЕ, а ПОДРАЗУМЕВАЕМОЕ (да вдобавок ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ПОДРАЗУМЕВАЕМОЕ - что еще хуже) содержание родительских наказов! Дети переводят нас на свой «марсианский» язык. И в результате усваивают правило типа: «Большой – значит, взрослый, следовательно, чем больше ты ешь, тем ты становишься больше и взрослей». Или другая трактовка: «Оставайся маленьким, позволь другим все решать за тебя, откажись от ответственности».

Расстройства питания чаще всего возникают в тех семьях, где общение с детьми ненормально усложнено: например, родители отдают двойственные указания. А в этих указаниях одновременно содержится и выражение родительской любви, и неуважение к попыткам ребенка повзрослеть и выразить себя.

Таким образом они дают ему понять: мы так любим тебя, что будем жестко контролировать каждый твой шаг. Независимости ты не получишь, ни сейчас, ни в будущем. Дивная перспективка, а?

Строгий контроль со стороны родных плюс неуважение к личности ребенка заставляют малышню, в особенности девочек, обращать внимание на ту единственную сферу влияния, которая остается в их полном распоряжении. На собственное тело.

Девочка будет его совершенствовать, переживать по поводу его «уродства», периодически срываться в обжорство, компенсируя очередной негатив… И все это – из-за борьбы с родителями за независимость и индивидуальность. И наверняка давно проигранной борьбы.

Когда потребность в безопасности, в самостоятельности, в любви оборачивается наращиванием жирового защитного панциря, рождается психологический дискомфорт.

И здесь окружающие могут ручку приложить:
1) если один из значимых взрослых – мама, папа, может, любимая бабушка или уважаемый дедуля - с утра до вечера транслирует мнение типа «Полнота – это уродство»;
2) если в период полового созревания ребенок подвергается чморингу в среде ровесников;
3) если подросток со сформировавшейся пищевой зависимостью усваивает принцип «Стройность – это сексуальная привлекательность».

И готов конфликт разнонаправленных, но почти равноценных потребностей – в безопасности, любви, социальном одобрении. Личность одновременно верит, что желаемое заключается и в еде, и в стройности.

Сознание перегружено тревогой, отношения с окружающими деформируются, а деформации «заедаются» привычным, усвоенным с детства, способом.

На этой благодатной почве формируются психотические формы пищевого поведения - анорексия и булимия, а еще патологическое переедание.
Tags: дети уже люди, культ еды, ловушки психики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments