Инесса Ципоркина (inesacipa) wrote,
Инесса Ципоркина
inesacipa

Categories:

Принцессы, королевы и их драконы


Села за редактуру одной из своих первых книг - "Мира без лица". Ни хрена, оказывается, я про редактуру не знала. Когда переписываешь книги за кем-то, запросто можешь выкинуть плод ума какой-нибудь Светки Бзделянской и написать всю книгу заново: все равно плоды бзделянского ума несъедобны, а некоторые так и вовсе ядовиты. Когда правишь свое, родное, жалко и текста, и собственных мыслей, выраженных, бывает, вкривь и вкось, но чем-то в свое время зацепивших и запомнившихся.

При редактуре "Личного демона" приходилось главным образом опечатки отлавливать, да тире, которыми я несколько злоупотребляю, на запятые-двоеточия менять. Отдельные фразы, конечно, переписала, иные выкинула, но редактурой по-крупному это не назовешь. Уровень, как у писателя, у меня с момента написания "Личного демона" не изменился. Пока. А вот "Мир без лица" писался несколько лет назад, когда стиль мой еще не устоялся, так что я не очень представляла, как писать. Как писать МНЕ, а не как писать ВООБЩЕ. Некоторые авторы и как писать вообще не знают, а до собственного стиля вовек не допишутся. Но со мной, коли я встала на чей-то след, номер не проходит. "Это невозможно. Он в грядущем. - Достанем из грядущего. Не впервой". (с)

Словом, правя "Мир без лица", всё мне хочется свернуть с пути квестообоснуя на путь философствования, сыграть на разнице человеческой и нечеловеческой психики, углубиться в разницу женского и мужского восприятия мира. Увы, книга начиналась именно как квестилово, переделывать приходится буквально построчно.

Ну а самые серьезные претензии - к образам королевских особ. Помню, ходила одно время по сети подборка наблюдений о королевах, принцессах и служанках:

"Служанки мечтают о доброй фее, принцессы – о прекрасном принце, королевы не мечтают, а действуют.
Служанки верят, что чудеса случаются, с принцессами они действительно случаются, королевы творят их сами.
Служанки слабы, но кажутся сильными, принцессы сильны, но кажутся слабыми, королевы обходятся без маски.
Служанки приходят заранее, принцессы являются с опозданием, королевы прибывают вовремя.
Служанки во всем винят себя, принцессы – других, королевы делают выводы.
Служанки не умеют побеждать, принцессы не умеют проигрывать, королевы не соревнуются.
Служанками драконы не интересуются, принцесс драконы едят, с королевами драконы дружат.
Потому что служанки драконами не интересуются, принцессы их боятся, а королевы их приручают.
Служанки, даже хорошенькие, считают себя дурнушками, принцессы, даже уродливые, считают себя красавицами, у королев так и не выдалось времени толком рассмотреть себя в зеркало.
Служанку можно не заметить, принцессу нельзя не заметить, королеву нельзя не заметить, когда ей это нужно.
Служанки покорны, принцессы своенравны, королевы дисциплинированны.
Служанки хотят получить похвалу, принцессы – внимание, королевы – опыт.
Служанки сносят унижения, принцессы мстят за них, королеву унизить невозможно.
Служанки любят, принцессы позволяют себя любить, королевы не задумываются – кто кого.
Служанки всё понимают и терпят, принцессы понимают только то, что хотят, королевы всё понимают и уходят.
Служанки не умеют требовать, принцессы не умеют ждать, королевы знают, что всему свое время.
Служанки не хотят взрослеть, принцессы не хотят стареть, королевы знают, что всему свое время.
Служанки видят мир в черном цвете, принцессы – в розовом, королевы – в черном, розовом и всех остальных цветах.
Со служанками легко, с принцессами сложно, с королевами, по крайней мере, интересно.
Быть служанкой сложно, быть принцессой легко, быть королевой, по крайней мере, имеет смысл.
Что бы стать служанкой - достаточно наняться, принцессой надо родиться, а королевой принцессу делает большая работа и неимоверное везенье.
Служанка - это должность, принцесса - порода, а королева - титул.
Служанка мечтает бросить работу и встретить принца, принцесса - о красивом кавалере и избавлении от опеки, а королева - о молодости и чтобы её оставили в покое."


При этом в некоторых местах подборке давались пояснения в духе психологического анализа:
"Служанка - человек-ребенок с низкой самооценкой (невротик).
Принцесса - молодой человек в женском варианте (истероид).
Королева - взрослый человек, душевно здоров".


Ой-ой-ой. Как типичный представитель племени хорошо настоявшихся королев, могу сказать: трудоголик эта ее величество, скотина тягловая. Да еще, как правило, больная паранойей. Чтобы чем-то править, о душевном здоровье надо забыть. Нормальные люди на тронах долго не сидят, им это либо скучно, либо стрёмно, либо "ой как жить охота" (с).

Представляя себе бремя власти и ответственности размером со страну на чьих-то плечах, понимаешь: поведение монарха попросту не может быть нормальным в представлении простолюдина, купца, мелкого дворянина. Тут хочешь-не хочешь, а сопьешься начнешь искать грандиозных релаксантов, вроде оргий кровавых или сексуальных, неуемной жадности или мотовства в государственных размерах. Даже булимия у королей приобретает масштабы эпические, легендарные, вроде бесконечных пиров Генриха Восьмого, где подавались блюда из всех зверей земли, включая соловьев и дельфинов, сахарные замки тоннами, вино с сусальным золотом и зимняя клубника. И даже когда их величество заполучило страшенную подагру, на диету оно - величество - не село, видимо, не смогло отказаться от древнейшего релаксанта - еды.

Напряжение правитель испытывает адское, не на человека рассчитанное, а скорее на помесь андроида с племенным жеребцом (кобылой). И снимать его тоже приходится нечеловеческими способами. Иначе на троне не усидеть и собственной политики не сделать. И неважно, король ты или королева, по большому счету престолу власти все равно, есть у престолодержателя яйца или нет, была бы рука тверда.

Но, как все вы, конечно, знаете, в сети перманентно возникают гендерно-писательские разборки на темы "Бабы не умеют создавать мужские образы, сиськи из текста торчат" и "У мужиков вместо женских персонажей сплошные проститутки". При этом писатели мужескаго полу (которых иначе как "девочки с членами" не назовешь) в своих трудах описывают мачо такой степени брутальности, которая уже несовместима с жизнью; а писательницы (по всем признакам начисто лишенные лобных долей) награждают своих героинь таким количеством дипломов и ученых степеней, какое только можно купить в переходе и унести, не переломившись. Причем брутальная мача посреди государственных советов и великих ковенов колет истерики, словно модница из-за испорченной сумочки; а многоученая мерисья разговаривает суржиком и поминутно описывает, как побеждала в прошлых войнах с темными силами, вся такая. Оттого и возникает ощущение: все напрочь забыли о королевах из пресловутой подборки афоризмов. Служанки есть, принцессы есть, королев нет. Тех самых, которые закидывались релаксантами ПОСЛЕ напряга государственных забот, а не ВМЕСТО. Но в моей книге мне хотелось показать, чем принцесса, которой начинает путь одна из героинь, отличается от королевы, в которую вырастает к третьему тому. И я не вижу проработанной разницы, приходится создавать эту линию в уже готовом тексте (та еще забава по московской жаре).

Проблема в том, что для квеста королевские особы не созданы. В походе инкогнито, с небольшой командой наследники трона сравняются с окружением: все равно свиты, которая бы их сыграла, вокруг не наблюдается. Лишь в отдельных случаях высокородные господа должны продемонстрировать свои отличия от простых смертных - поди угадай, в каких, и как. Разброс от уподобления курочкам фазаньим до самопожертвования во имя общего блага - всё это вполне в королевских привычках и даже может совмещаться друг с другом.

А тут еще у Чорного критика поспел разбор очередного попаданского опуса - худшего в этом жанре, мне кажется. И в очередной раз обнаружилось: шлифовка текста есть задача тяжелая и неблагодарная, поэтому авторы изо всех сил стараются избежать даже перечитывания. Такие, как я да Макс Далин, похоже, последние из могикан. Малодушное желание отложить редактуру на неведомое потом - первый шаг к тому, чтобы похерить книгу. Или отдать ее на растерзание редактору, который, сколь бы ни был хорош, а все-таки книге твоей не создатель. И запросто оставит в изданном варианты такие перлы, под которыми и имя-то ставить неловко... Про работу над текстом - совместную, автора и редактора, когда проясняются какие-то вопросы, прорабатываются линии, пишутся замечания - про нее вообще молчу. Подозреваю, что она отошла в область легенд о "жестокой советской цензуре". Хотя для некоторых аффтаров самой лучшей цензурой была бы своевременная порка крапивой - сечь и приговаривать: бойся бога, дурак! (с)

Ладно, пойду дорисовывать своим принцессам те самые качества, которые со временем превратят их в королев.

Но сначала посчитаю новые поступления жуков и перьев.

Кажется, я нашла форму ответа всем, кому "на фоне общих восторгов хочется покритиковать". Буду его всем вам задавать, жалкие мои, антисклеротические, никому не нужненькие критиканчики. И жука себе возьму. А вот за это, наверное, брать не буду, хотя пришельца забанила. Ник не понравился, коммент скучный, юпик противный. Да, я субъективна и недобра. За то и ценят.

И Ветровоск прибарахлилась: пером от нашей общей липучки и вторым от одного из тех удаленных гуру, что вечно грустят, занавесившись соплями от несовершенства мира.

Думаю, недолго нам ждать апдейта: наверняка завтра в Синий салун набежит орда защитников Краснофапотьки от Ужасных Глумящихся Баб - и Энни мигом обгонит нашу веселую кавалькаду. Сивые мерины Махровой конюшни непревзойденны в плане ношения жуков и перьев, а также ссылок и ябед. Итак, следим за счетом.

У Таты - 20 и 24

У Энн - 7 и 9

У Инессы - 24 и 30

У Окташ - 3 и 7
Tags: авада кедавра сильно изменилась, пытки логикой и орфографией, сетеразм, степень прижученности, уголок гуманиста, философское
Subscribe

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 153 comments

  • Черные копатели литературного назема

    Однажды спорили мы со знакомыми, реальными и виртуальными, на тему писательства. Знакомые хором объясняли, что писательство есть и будет скорее…

  • Мимолетное время сирени

    Своеобычное фото для всех, кто не пропустил май, время сирени, зашел в сады и перенюхал все гроздья, выбирая самые ароматные. Махровая-кудрявая…

  • Антиисторический роман

    Моя новая статья в «Камертоне» посвящена анти-историческому жанру, а также замечательно работающему на ниве антиистории тандему «антисторик —…